издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ночная «разводка»

Телефонные мошенники дадут фору профессиональным психологам

Телефонный звонок в квартире пожилой женщины раздался в половине шестого утра. Мужчина, представившийся сотрудником одного из отделений милиции, пояснил, что прошедшей ночью её сын в состоянии алкогольного опьянения сбил человека. Сейчас он задержан и находится в милиции. Звонивший сообщил, что «вопрос можно решить», но для этого нужны деньги, сорок тысяч рублей.

Пожилая женщина потребовала, чтобы сын позвонил лично. Мужчина помялся для вида, сказал, что это не положено, но потом согласился передать трубку якобы задержанному. Голос сына звучал подавленно, было не ясно – то ли мужчина очень расстроен, то ли попросту пьян. Он произнёс буквально несколько фраз, сказал, что деньги нужны срочно, потом он всё вернёт. Почти сразу «милиционер» забрал у него телефон и спросил, готова ли мать помочь сыну.

Мошенники не учли одно обстоятельство: не так давно сын с семьёй переехал в квартиру… на той же лестничной площадке. Так получилось: продал старую квартиру, и тут подвернулось удачное предложение в том же подъезде. И живут вроде бы не вместе, и пирожки остыть не успевают. 

Через минуту мать уже звонила в соседскую дверь. Сын оказался дома. Естественно, этой ночью он никуда не ездил и тем более не попадал в сомнительные истории. Родственники набрали телефон милиции…

Дежурный по Центральному отделению сориентировался в ситуации быстро, сказал, что в Иркутске это уже не первый и даже не второй такой случай. Мошенники обнаглели, идёт вал звонков. Дежурный попросил не отказываться от предложения злоумышленников, вынести им какую-нибудь сумму, а оперативники уже будут поблизости. Действительно, через некоторое время во дворе появилась легковая машина. «Да, наши прибыли», – подтвердили в ОВД.

Когда мошенники позвонили второй раз, уже была готова «кукла» из газетной бумаги, перетянутая резинкой, в которой настоящей была только «обложка» из тысячных купюр. По телефону женщина сказала, что ей не удалось собрать такие большие деньги, но часть суммы – десять тысяч – у неё есть. Ей дали подробные инструкции: через двадцать минут подъедет машина, и сидящий в ней человек скажет, что он от Петра Михайловича. Ему нужно молча отдать деньги. Курьер разговаривать с ней не будет – «сами понимаете, у нас сейчас борются с коррупцией, но если вы нас подставите, вашему сыну будет только хуже». 

Однако машина с курьером не подъехала ни через двадцать минут, ни через час. То ли человек, звонивший по телефону, что-то заподозрил, то ли курьер, который должен был заехать за деньгами, почуял неладное…

Во второй половине апреля телефонные мошенники как будто взбесились. Редакции газеты стало известно как минимум о десятке таких случаев. К счастью, сегодня люди стали недоверчивы, а наличие мобильного почти у каждого человека позволяет связаться с ним в любой момент. Это подводит злоумышленников даже тогда, когда добыча уже близка…

Иркутянину Геннадию П., немолодому уже человеку, позвонили в три ночи. За «освобождение» сына из холодной потребовали семьдесят тысяч рублей. Человек старой закалки, он с ходу отмёл вариант дачи взятки, да и в сыне был уверен. Жена начала звонить в ГИБДД, там сообщили, что никаких аварий с жертвами в эту ночь не было. Дозвонились до отделения милиции. «Как фамилия, говорите? У нас нет таких. И вообще подобных нарушителей не задерживали». Позвонили в соседнее отделение, там вообще камера пуста.

Наконец уже через несколько часов удалось связаться с сыном. То ли у мужчины предутренний сон крепкий, то ли звонок на телефонном аппарате деликатный, но предыдущие звонки родителей его не разбудили: «Какая машина?! В какой милиции? Я у себя в постели лежу…».

В другом случае дозвониться до сына удалось в самый последний момент: пожилые родители уже собрали отложенные на важную покупку пятьдесят тысяч рублей и готовились идти на встречу с курьером.

Иногда бдительность, свойственная старшему поколению, приносит результат. В одном из районов города энергичные действия потенциальных жертв и, главное, оперативная работа милиционеров позволили задержать курьера, заехавшего за деньгами. Им оказался работник службы такси.

Значит, и нам дорога лежит в милицию. Оперативник (назовём его Иван Алексеевич) работает в группе, которая противостоит телефонным мошенникам. Он рассказывает, что схема эта принципиально не нова, преступники используют её с 2007 года, а пик звонков пришёлся на 2009 год.

«У преступлений такого рода высокая степень латентности, – поясняет милиционер. – Вы сами видите, что людей не всегда удаётся «развести». Тот, кто заподозрил обман, вешает трубку и милицию не обращается. Да и из числа тех, кто отдал деньги, не все обращаются к нам. Кому-то стыдно за то, что «купился», кто-то боится, потому что речь шла о предполагаемой взятке работникам милиции. 

Между тем, если милиция оказалась вовремя проинформирована о происшедшем, есть шанс, что преступник будет наказан. Из 70 преступлений, зарегистрированных в прошлом году, примерно половина раскрыты. Другое дело, что вернуть пострадавшим деньги обычно не удаётся.

Каков же механизм мошенничества? По словам Ивана Алексеевича, главная трудность заключается в том, что звонившие люди, как правило, находятся в других регионах. Предположим, у вас раздался телефонный звонок. Ваш сын или друг попал в ДТП, совершил преступление, лежит в больнице, у него обнаружены наркотики… и так далее и тому подобное. Важно, что звонок совершается по сотовому телефону из другого региона с блокированным определителем номера.

В конце разговора вам так или иначе предложат передать звонившему деньги. Способов передачи денег несколько. Мошенник может предложить приобрести карты экспресс-оплаты и надиктовать ему по телефону номера карт и коды доступа или внести деньги на пополнение его счёта через мобильный терминал. Если человек немолод и ему сначала нужно объяснить, что такое экспресс-оплата, то скажут вынести деньги наличными.

В конце концов деньги переводятся в другой регион и практически сразу обналичиваются. Причём звонок может поступить из Новосибирска, а карты экспресс-оплаты будут активированы, например, в Тольятти, а уже оттуда банковским переводом отправлены в Новосибирск. Доступ к электронному кошельку можно получить вообще с любого компьютера, подключённого к Сети. При этом преступники хорошо знают, что у некоторых операторов связи есть практика, когда покупатель может заблокировать карту экспресс-оплаты, если она ещё не была активирована, потому все операции с полученными средствами стараются проводить немедленно.

Основной контингент телефонных мошенников – это люди, которые уже находятся в местах заключения. По неофициальным данным, пара толковых преступников придумали эту схему несколько лет назад в Мурманске. Потом кто-то из них освободился, нашёл сообщников на воле, начал «работать». Через некоторое время его подельник был осуждён и этапом прибыл в Новосибирск. Потом «зазвонил» Красноярск… Находясь в тюрьме, «специалисты» обучали сокамерников, с очередными этапами те попадали в другие СИЗО. Методика мошенничества распространялась по стране. 

Такой «бизнес» получается далеко не у всех. Для него необходимо иметь подходящие психологические данные, уметь «развести» жертву, точно импровизировать в рамках заданной ситуации. Кроме того, нужно иметь надёжных знакомых на воле, чтобы организовать пополнение баланса на телефоне, с которого осуществляются звонки, наладить изъятие денежных средств у жертв, открытие счетов для перевода… А ещё располагать средствами связи, иметь возможность скрывать свою деятельность от администрации СИЗО. Словом, такое мошенничество требует от арестанта определённой квалификации и положения в криминальной иерархии.

«На другой стороне телефонной трубки всегда люди прожжённые и многое повидавшие, – уверяет Иван Алексеевич. – Есть правило, которое гласит, что «порядочный арестант» всегда должен уметь правильно общаться. Это условие его выживания и в тюрьме, и в криминальном мире вообще».

Александр Карнышев, доктор наук, профессор, зав. кафедрой социальной и экономической психологии БГУЭП, считает, что в распоряжении преступников есть проработанный арсенал психологических приёмов: «Существуют общие методики манипулирования, которые детализируются манипулятором в зависимости от социального положения, возраста и так далее… Тот, кто начинает обращаться к пожилому возрасту, отлично знает основы геронтопсихологии – раздела психологии, изучающего закономерности поведения пожилых людей. Для людей в этом возрасте характерна боязнь за благополучие своих родственников и близких. Это самое дорогое, что остаётся у пожилых людей. Надо сказать, что печалятся и заботятся о судьбах своих близких чаще женщины, чем мужчины, а также одинокие, кому дорога эмоциональная теплота родственников. Именно  на этом строится основа внушения».

Психолог считает, что если воздействие ориентировано на конкретных людей, то оно будет более эффективным. Это значит, что манипулятор может заранее подготовиться, узнать подробности о человеке, имена, марки машин.

«Конечно, этим занимаются люди, знающие такие струнки человеческой души, на которых можно сыграть, – считает профессор Карнышев. – Совсем не обязательно это дипломированный психолог, как правило, мошенники чаще интуитивно хорошие житейские психологи, это их профессиональный минимум. Вдобавок сегодня методики манипулирования не только хорошо проработаны, но и – увы! – широко доступны. Они описаны в разного рода пособиях, между некоторыми мошенниками идёт своеобразный обмен опытом и знаниями. Так что они могут «повышать квалификацию» не только в Интернете, но и, например, в  местах лишения свободы».

Милиция уверена, что говорить о каком-то организованном сообществе, которое координирует деятельность телефонных мошенников, нельзя. Каждый из них сам подбирает «коллег» и продумывает схемы движения денег.

Как находят жертв? Иногда мошенники через пособника могут незаконно получить доступ к городской телефонной базе. Иногда они пользуются специальным программным обеспечением, установленным на карманном персональном компьютере, которое позволяет автоматически подбирать телефонные номера в пределах какого-то города. Наконец, кому-то могут позвонить, получив информацию со слов сокамерника, недавно «заехавшего» в хату с воли, или простым перебором номеров по возрастанию либо убыванию последней цифры.

При соединении мошенники определяются по ситуации. Если отвечает пожилой голос, то в ход идёт заготовка сценария о сыне или внуке, попавшем в беду. Если голос в трубке помоложе, то речь заводят о приятеле или друге. При этом они мастерски подстраиваются под реплики собеседника, получая из них уточняющую информацию, примерно так: «Ваш друг Василий… Василий? Может быть, Виталий? Да, точно, Виталий».

Курьеров задерживают достаточно регулярно, однако толку от этого, как правило, немного.  Посредники, которые переводят деньги, чаще всего сами не знают, куда и кому их переводят. Обычно ими оказываются таксисты. Вербуют их в качестве сообщников тоже довольно просто: прямо из камеры делают заказ на вымышленный адрес, потом говорят, что не могут объяснить диспетчеру, как проехать, просят дать сотовый водителя. Затем водителю предлагают «втёмную» поучаствовать в передаче денег с рук на руки. Его не посвящают в схему мошенничества, задача водителя такси – получить конверт с деньгами и перевести на указанный счёт, удержав себе небольшой процент «за услуги», и обещают, что ему за это ничего не будет.

Как правило, поединок между совестью и жадностью у таксиста длится недолго. Когда такой курьер наконец оказывается в руках милиционеров, он толком следствию помочь не может. Счёт, на который нужно отправить деньги, скорее всего, уже закрыт, организатора он лично не знает, а из всех ниточек – только номер телефона, который мошенники регулярно меняют.

Тем не менее милиция работает с делами такого рода довольно уверенно. По Ангарску раскрыто порядка 22 эпизодов, которые объединены в одно производство, четыре – по Куйтунскому району, в разработке ряд эпизодов по Ленинскому району города Иркутска. Растёт и бдительность населения, которое всё реже покупается на телефонные «разводки».

Однако преступникам иногда удаётся разжиться на естественном стремлении людей позаботиться о своих близких. И даже если «взять» деньги не удалось, очень часто за такими звонками стоят сердечные приступы, горсти таблеток, а иногда и смерть. Нам не удалось подтвердить эти сведения документально, однако есть информация, что недавно в Ангарске пожилая женщина отдала мошенникам пятьдесят тысяч, отложенные на похороны. После ухода курьера бабушка поняла, что стала жертвой обмана. Сердце не выдержало…

[width=»100%»]
В памятке, размещённой на сайте Министерства внутренних дел, специалисты Управления «К» МВД России советуют:
«Если вы получили звонок от якобы близкого родственника или знакомого с информацией о том, что он попал в неприятную ситуацию, в результате которой ему грозит возбуждение уголовного дела, и выражается просьба передать взятку сотруднику правоохранительных органов, готовому урегулировать вопрос, следуйте следующим рекомендациям:
– задайте своему родственнику наводящие вопросы, ответы на которые знаете вы оба, либо попросите его описать себя;
– если вы разговариваете с якобы представителем правоохранительных органов, спросите, в какое отделение милиции доставлен родственник. Набрав «02» и узнав номер дежурной части данного отделения
милиции, можно поинтересоваться, действительно ли родственник находится там и кто занимается этим делом; 
– если разговор закончен, а вы сомневаетесь в личности звонившего и в подлинности изложенных фактов, постарайтесь перезвонить на мобильный телефон звонившего. Если он отключён, очертите круг лиц, которые могут знать о его местонахождении (коллеги по работе, друзья, родственники), свяжитесь с ними для уточнения информации.
Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер