издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Местечко, где каждый – скрипач

Премьера в Иркутском музыкальном театре имени Загурского

  • Автор: Светлана ЖАРТУН, для «Восточно-Сибирской правды»

Литературный дар Шолом-Алейхема полифоничен, каждый читатель сможет найти в его произведениях интересные для себя темы. Так, Григорий Горин в пьесе «Поминальная молитва», написанной по мотивам рассказов писателя, выделяет контрастные сюжеты о жизни и смерти, горе и радости, полосами проходящие через жизнь молочника Тевье. Для мюзикла «Скрипач на крыше» американский драматург Джозеф Стейн выбрал более мягкие характеристики героев. Разные жанры, разное представление о положении евреев, отправленных в начале ХХ века царским правительством за черту оседлости.

Впрочем, национальность главных героев ни при чём – за основу драматического и музыкального спектаклей взята хорошая литература, повествующая о человеческом духе, его стремлении жить достойно и осмысленно. Интересны и тема любви, которую Тевье и его жена Голда пронесли через долгие годы,  родительское понимание любви дочерей, их готовность создавать семьи «в бедности, но в радости».

В музыкальном театре имени Загурского «Скрипача на крыше» на музыку Джерри Бока поставил режиссёр, заслуженный деятель искусств РФ Владимир Подгородинский, оформил спектакль лауреат национальной премии «Золотая маска» Степан Зограбян. Вместе они выделили на сцене лирические мотивы настроения героев мюзикла, их способность стойко переносить  горе и несчастья. Метафоричность спектаклю придаёт образ Скрипача, музыка которого создаёт на сцене атмосферу пронзительной воздушности.

Много несправедливого видел на своём веку Тевье, спасал молочника юмор, умение горькой иронией приостановить слёзы, наворачивающиеся на глаза. Народный артист РФ Владимир Яковлев – Тевье, вместо охромевшей лошади тянет телегу, тянет и лямку бедности, определённой для него судьбой. Актёр точно выполняет задачи и сверхзадачи своей роли, играя обречённость героя на страдания, которые воспринимаются им как предрешённость, данная Господом Богом.  Хорош Яковлев и в музыкальных темах, перемежающихся мажором и минором, задушевностью и переполняющей душу любовью к ближним. 

«Скрипач на крыше» – редкий мюзикл, поднимающийся до философского звучания его сюжетных линий, переводящих бытовые заботы героев на уровень пронзительного осмысления жизни человека на земле. Не случайно начинается он с фразы Тевье, который, рассказывая о местечке, где живёт, говорит, что каждый в нём скрипач и каждый созвучен музыке.

Образную выразительность спектаклю придаёт и хореография балетмейстера, заслуженного деятеля искусств РФ, лауреата Государственной премии РФ Сергея Грицая, сумевшего танцы в нём сделать продолжением драматургического действия. Артисты балета точны в выполнении движений, полных искромётных ритмов, лирических переходов, своеобразия пластической выразительности национальной принадлежности героев повествования.

Режиссёр-постановщик Владимир Подгородинский действие спектакля строит на контрастах ритмов и настроений. Сцены любовных отношений дочерей Тевье разные, как и женихи, которые предназначены им судьбой. Что бы ни говорила жена Тевье  Голда (заслуженная артистка РФ Елена Бондаренко) о том, что замуж надо выходить за богатых, но и она понимает: брак по любви и в бедности становится счастливым. Обстоятельства бывают непредсказуемыми, но  родители благословляют каждую: Цейтл (Александра Гаращук), Годл (лауреат Международного конкурса артистов оперетты и мюзикла Анна Рыбникова), Хаву (Евгения Калашникова)  на соединение судеб с любимыми.

Надо заметить, в драматургии спектакля наиболее ярко выписана история замужества старшей дочери Тевье и Голды Цейтл, сватовства к ней мясника Лейзера Вольфа. Эти сцены в спектакле самые яркие, наполненные юмором, весёлой неразберихой коллизий. Вольф говорит о дочери,  Тевье думает о корове, которую не хочет продавать. Вот и выясняют отношения два немолодых человека, чередуя одну рюмочку за другой. Когда герои понимают друг друга, Тевье от полноты чувств готов выдать дочь за жениха, который будет постарше отца. 

Заслуженный артист РФ Вячеслав Варлашов в роли мясника проявляется юмором, умением передать образом Лейзера искреннюю любовь к юной деве. Он понимает, что не пара ей, но полагает, что отсутствие чувств легко компенсируется деньгами, материальной помощью, которую он может оказывать родителям. Не срослось: нарушил слово Тевье, герой Варлашова обижен, но у него хватает ума не расстраивать свадьбу, торжество её старинного обряда.

Эта сцена в спектакле по-настоящему красива: жених, невеста, все многочисленные персонажи спектакля одеты в красные одежды, придуманные художником по костюмам Софьей Зограбян. В них просматриваются национальные мотивы и современный стиль, сливающийся в гармонию цветовых сполохов. Именно здесь балет показывает выразительные танцы, полные настоящего темперамента, подлинной страсти. Именно в сцене свадьбы случится погром, приближающий сцену переселения евреев за черту оседлости.

Как у Григория Горина, так и у Джозефа Стейна погром выражен функ-ционально, он констатирует поведение толпы, управляемой чужой волей. В каждом спектакле эти сцены решаются режиссёрами по-разному, в музыкальном – это начало разрушения судеб героев, предчувствие настоящей беды, просматривающейся сквозь дымку световых эффектов спектакля. 

Во втором действии всё реже звучит музыка Джерри Бока, всё ярче выступает драматургия, в которой сосредоточены «вся грусть еврейского народа» и его душа – скрипка. Роль Скрипача танцует в спектакле Мария Стрельченко – балерина, умеющая телом выразить звуки нежного, способного плакать и смеяться инструмента. Умолкает оркестр, которым дирижирует Евгений Зеленцов, слышны только звуки скрипки в исполнении Алёны Федоренко. Основная смысловая нагрузка спектакля передаётся состоянием Тевье, который тоже умолкает – «говорит» его душа: голос материализован страстными звуками и надломленными движениями Скрипача. 

Для Тевье-Яковлева несчастьем становятся замужество  дочери Хавы за русским парнем и известие о том, что он, Тевье, должен покинуть место, в котором  родился  сам и родил пятерых дочерей. Какая беда сильнее, что наиболее невыносимо для сердца несчастного молочника? Тевье свято верит, что разнонациональные браки неприемлемы для евреев,  он не понимает, почему должен уезжать из родного села. Только смирение помогает ему найти силы, чтобы не впасть в уныние (что является грехом), собрать незамысловатый скарб, впрячься в телегу и тащить её, не опуская головы, выпрямив спину.

Джозеф Стейн не захотел в своей пьесе лишать жизни Голду, как это делает Шолом-Алейхем, как вслед за ним написал  в пьесе «Поминальная молитва» Григорий Горин. В амери-канской версии Голда в изгнание от-правляется вслед за мужем, своей жизнью облегчая его страдания, примиряя душу с неизбежным. Может быть, в мюзикле так и надо? Зачем современному зрителю надрывать сердце в спектакле, если оно и в жизни часто готово остановиться от осознания творящейся несправедливости? Театр может не только заставлять плакать, но и утешать. Поэтому в финале слова Тевье о жизни на новом месте звучат не драматично – они характеризуют состояние молочника, готового  продолжать жить и верить в высшую справедливость.

Еврейский писатель Шолом Рабинович взял псевдоним Шолом-Алейхем, что означает «Мир всем!». Да будет так!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер