издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От пикета вегетарианцев до гей-парада

В начале месяца в Иркутске был проведён пикет вегетарианцев, на этой неделе в центре города были обнаружены последователи направления цигун «Фалуньгун», боровшиеся за права своих китайских собратьев по духу. А скоро, глядишь, и до гей-парада дойдёт. «Иркутский репортёр» решил выяснить, почему людей потянуло на улицы.

«Я не ем друзей!»

На запрос «митинг в Иркутске» первые несколько десятков ссылок поисковой системы «Яндекс» отсылают к лозунгам против БЦБК и за Байкал. На массовые публичные выступления иркутян долгое время могла подвигнуть только какая-то глобальная общественная проблема. Большую часть граждан со стабильной работой и зарплатой всяческие либеральные свободы мысли на улицу ни за что бы не погнали. Однако ситуация, похоже, начала меняться. Так, недавно «Иркутский репортёр» побывал на пикете вегетарианцев. 

– Сложнее всего мне было отказаться от сырков и мороженого, – сообщил его организатор Игорь, практикующий веганство (отказ от любых продуктов эксплуатации животных, в том числе молочных продуктов, яиц и мёда). Фамилия у него соответствующая – Огородников. 

Игорь начинал с вегетарианства: учась на первом курсе, прочитал в каком-то субкультурном журнале статью об этом и так впечатлился, что решил тоже попробовать. – Я подумал, как же я могу есть мясо? – рассказал Игорь. – Стал искать ещё информацию и со временем пришёл к веганству. Для меня это логическое продолжение моих убеждений. Если уж я взялся помогать животным, должен идти до конца. 

На пути к «концу» Огородников и его товарищи решили провести в Иркутске пикет вегетарианцев под лозунгом «Я никого не ем!». Выстроились на улице Урицкого с плакатами «Мясо вредно!», «Я есть корову не хочу, хочу арбуз и алычу!», «Я не ем друзей!» перед Домом быта и стали предлагать всем выпечку, приготовленную без продуктов животного происхождения, и рассказывать о своей жизненной позиции. С выпечкой получился небольшой конфуз. Печенье было украшено конфетами «M&М’s». 

– А ты знаешь, что компания «Mars», которой принадлежит «M&М’s», практикует опыты над животными? – строго спросила одна юная вегетарианка ту, что готовила угощение. Последняя поменялась в лице. 

Игорь Огородников сообщил, что вегетарианцы-активисты собрались на улице для того, чтобы рассказать остальным людям о своей позиции. «О том, что можно прожить и без мяса и тем самым не причинять вред другим существам». 

– В обществе существует много стереотипов, что без мяса нельзя жить в Сибири, – заметил он. – Но что это за 17 век? Можно. Можно даже шубу не носить. Полно всяких синтетических пуховиков из пуха, необязательно тратить деньги на шубу.

По подсчётам вегетарианцев, в течение жизни один человек съедает 5 коров, 20 свиней, 29 овец, 760 кур, 46 индюшек, 15 уток, 7 кроликов и полтонны рыбы. «Много загубленных жизней, не так ли?» – поинтересовались они. 

Акция вызвала довольно сдержанный интерес у иркутских прохожих. Некоторые из них подходили, пробовали вегетарианские пироги (вкусные), читали листовки. Однако большинство восприняло позицию пикетирующих скептически. «Загубленных жизней много, а кушать хочется», – рассуждали прохожие. Некоторые, услышав о количестве съедаемых среднестатистическим человеком животных, возмущались: «Где же положенные мне 46 индюшек, 29 овец и 7 кроликов?». 

Будете проходить мимо – проходите 

Большинство иркутян продолжают скептически относиться к попыткам отдельной группы людей заявить о своих жизненных приоритетах. Даже парад детских колясок с участием молодых мам и ребятишек нашёл своих недовольных, которые ехидно поинтересовались: «А где папы?». Ставший ежегодным парад невест получил как-то такую оценку от наблюдателей: «Это же парад, а не табун с матами и криками о том, что надо аккуратней, иначе конец платьям!». А наблюдательницы робко спрашивали, нельзя ли провести парад женихов.

Совершенно равнодушно прохожие отнеслись и к пикету иркутских последователей направления цигун «Фалуньгун», собравшихся поддержать своих китайских собратьев по духу 20 октября на площадке на улице Карла Маркса. Группа иркутян раздавала газеты, где сообщала о преследованиях в Китае людей, исповедующих «Фалуньгун», показывала жуткие фотографии этого и приглашала посочувствовать протесту. Сочувствующих особо не находилось. Прохожие шли мимо.

Голубая волна 

Однако, как оказалось, есть такая тема для публичной акции, которая будет «живо трепетать в сердцах» практически всех людей. Сообщение о возможном проведении гей-парада в Иркутске вызвало множество недоумённых вопросов и гневных дискуссий. После того как несколько иркутских сайтов опубликовали новость о том, что представители секс-меньшинств города, по слухам, могут заявить о себе общественности, форумы наполнились негодующими восклицаниями и спорами о правах людей на свободный выбор сексуальной ориентации. Наиболее спокойные отшучивались: «Пусть идут. Может, они уйти хотят». Радикально протестующие укоряли тем, что парад могут увидеть и неизвестно что подумать дети. Представители гей-движения по большей части отмалчивались. «Они почву проверяют!» – стали предполагать взволнованные горожане традиционной ориентации. 

За успокоением журналисты портала Irk.ru даже обратились в администрацию Иркутска. «У нас и так все дороги перекопаны! Какой ещё гей-парад?!» – сказали удивлённые чиновники. И  подчеркнули, что заявление о проведении гей-парада им не поступало. Ответить, будет ли выдано разрешение, если сексуальные меньшинства всё-таки надумают организовать шествие, в мэрии затруднились, но пообещали рассматривать гипотетическое заявление в общем порядке. 

Эффект «расширенного суицида»

Причинами всплеска массовой пропаганды личных убеждений в Иркутске можно назвать, как ни странно, гей-парады, прошедшие в западно-европейской части России. То есть, конечно, не конкретно гей-парады, а публичные акции, призванные пропагандировать права человека, гарантированные либерализмом. 

– Модель поведения людей должна быть откуда-то взята, – сказала врач-психиатр высшей категории, руководитель иркутского «Анти-стресс клуба» Елена Скибо. – Всяческие, так скажем, передовые веяния у нас идут с Запада, а люди узнают из них через СМИ, через Интернет, и у некоторых, естественно, появляется желание скопировать что-то. В психиатрии даже есть такое понятие – «расширенный суицид»: когда количество самоубийств увеличивается, потому что о них пишут в газетах. Ситуацию с митингами можно сравнить с этим. 

Однако Елена Скибо считает, что за любой толпой, даже за толпой мам с колясками или вегетарианцев, нужно искать лидера и разбираться в его собственной заинтересованности массового выхода людей на улицы. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное