издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Система вращающихся дверей

Российская наркология переживает глубокий кризис

  • Автор: Наталья ТОЛОКОННИКОВА, для «Восточно-Сибирской правды»

Наркоситуация на территории Сибирского федерального округа пока остаётся самой сложной в России. В округе с диагнозом «наркомания» состоят на учёте порядка 77 тысяч человек, из них более 500 – подростки 15–17 лет, зарегистрировано около двух тысяч смертей от передозировки.

Помощь тем, кто попал в плен наркотиков, оказывают на территории округа 14 наркологических диспансеров, 5 психоневрологических больниц и реабилитационное отделение в составе клиник НИИ психического здоровья Томского НЦ СО РАМН. Кроме того, три государственных учреждения, занимающихся психолого-социальной реабилитацией наркозависимых в Сибирском федеральном округе, относятся к системе образования: центры «Воля» в Иркутске, «Надежда» в Забайкальском крае и «Зорька» в Республике Бурятия. К ним можно добавить 13 частных, 52 религиозных и 15 общественных организаций, а также 12 благотворительных фондов, готовых протянуть больным и их семьям руку помощи.

Между тем отечественная наркологическая служба, как и научная  школа, последние годы подвергается серьёзной и обоснованной критике. Они создавались в 1970-х годах в совершенно иной стране, в ситуации, когда практически единственной наркологической патологией был алкоголизм. Неудивительно, что российская наркологическая служба, ни разу не подвергавшаяся серьёзной реорганизации, не справляется сегодня в полной мере с поставленными перед ней задачами. Ведь в стране с тех пор образовалась сеть частных наркологических клиник, платные медицинские услуги появились даже в государственных учреждениях, лечить больных стали на принципах конфиденциальности и анонимности. И, наконец, главное: новая форма наркологической патологии – наркомания – потребовала принципиально иных подходов и организационных форм оказания медицинской помощи. 

Все попытки реанимировать старую организационную систему изнутри за счёт внедрения новых методов терапии, технологий реабилитации, лекарственных средств к успеху не привели – они просто не срабатывают внутри изжившей себя организационной структуры. Эффективность наркологической службы настолько низкая, что на всех конференциях последних лет говорят о «кризисе современной наркологии». 

Кризис, действительно, налицо. О нём свидетельствуют и высокая латент-ность наркологической патологии (на учёте состоят около 500 тысяч потребителей, а реальное их число – более 2,5 миллиона), и низкое качество оказываемых медицинских услуг. Латентность объясняется, прежде всего, отсут-ствием единой статистической базы: у каждого ведомства она своя. Минздравсоцразвития РФ ставит на учёт только тех, кто обращается за помощью в государственные учреждения. Большая же часть больных этого как раз избегают: одни – из-за того, что лечиться дорого или далеко, другие не понимают серьёзности последствий приёма наркотиков, третьи опасаются (и не без оснований)  поражения в правах после похода к врачу. 

О низких результатах лечения от наркомании сегодня знают все больные и их семьи. Ни для кого не секрет, что 85% пациентов получают в медучреждениях только помощь в детоксикации (снятии ломки), тогда как системы медико-социальной реабилитации в наркологии просто не существует, как и методов формирования системной мотивации на избавление от зависимости. После стационара на реабилитацию направляется только 5% больных – в практику медиков давно вошла система так  называемых «вращающихся дверей»: пациенты за год 5-6 раз ложатся на госпитализацию. И такая практика съедает огромные финансовые ресурсы, выделяемые медицине. 

С чего начинать организацию эффективной и качественной наркологической службы? Прежде всего, надо определиться с идеологией профилактики наркомании: будет ли она направлена на санацию социальной среды от наркотиков или  только на снижение вреда. Сторонники снижения вреда ссылаются на неизлечимость наркомании, о чём было заявлено в «Концепции реабилитации лиц, страдающих наркологическими заболеваниями, в учреждениях здравоохранения» (2000 год). Полный отказ больного от употребления алкоголя и наркотиков они считают утопией. Но даже если это и так, то постановка вопроса в подобном ракурсе никак не соответствует моральным и этическим требованиям к оказанию медицинской помощи. Ведь очень многие заболевания являются неизлечимыми, однако никогда при организации медицинской помощи и  проведении научных исследований тезис о неизлечимости не выделяется в качестве идеологического. Уж не говоря о том, что клиническая практика показывает: многие больные сумели отказаться от алкоголя и наркотиков, их трезвая жизнь длится уже много лет. 

Учёными и практиками внесено немало предложений по реорганизации наркологической службы. Например, создать на базе стационаров и диспансеров многопрофильные центры, где медицинскую и социальную помощь могли бы получать и лица из группы риска, и больные наркоманией. Или, как в США и большинстве стран Европы, объединить разные программы реабилитации (как амбулаторные, так и стационарные) в рамках одного лечебного центра. Очень важно, считают некоторые специалисты, закрепить реабилитацию как основной этап лечения прямо в федеральном законе о наркологической помощи, а детоксикацию рассматривать как вспомогательный этап для вхождения пациента в реабилитационную программу. Другие предлагают изменить структуру лечебной помощи приказом Минздравсоцразвития РФ – так, чтобы на долю реабилитационных программ приходилось не менее 70% всех трудозатрат и финансирования наркологического учреждения. Ведомственными инструкциями следует изменить также кадровый состав медучреждений: увеличить число психотерапевтов, психологов и социальных работников. Есть и желающие отменить анонимное лечение в наркологических клиниках, как и поражение больного в правах: зато не будет искажений статистических данных и оттока пациентов в негосударственные центры. Предстоит разработать и мотивационные программы по включению больных в реабилитацию, и программы самой реабилитации – в зависимости от возраста, социального статуса, главной медицинской, социальной и психологической проблемы. В положении о лицензировании медицинской деятельности было бы неплохо, наверное, оговорить конкретные технологии, которые будут применяться (сейчас используются нередко и спорные, даже опасные для здоровья пациента). 

Все эти реорганизационные меры позволят оптимально использовать имеющуюся материально-техническую базу наркологической службы, её кадровый состав и не потребуют серьёзных материальных вложений. Решение этих задач предусмотрено теперь и «Стратегией государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector