издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Спасти Зайку

Около недели назад жители Байкальска заметили, что в растаявшей лагуне рядом с лодочными гаражами кто-то копошится. Это оказался белёк нерпы. Как он попал сюда, никто не знает. Может быть, его привезли глупые люди, которые решили «спасти» белька, не зная, что трогать его со льда ни в коем случае нельзя. Или рыбаки, которые убили мать, а с нерпёнком поиграли и бросили. Нерпу забрал к себе натуралист Юрий Карпов. Приехал и увёз её к себе в Сухой Ручей. Назвал Зайкой. Вернуть её в природу уже нельзя – она не выживет. Иркутские нерпинарии отказались брать Зайку: переполнены. Согласие дал зоопарк Екатеринбурга. Но оказалось, что никуда нерпёнка везти нельзя. У него нет справки «об изъятии из окружающей среды».

Положительный мужик

«Зайка, Заинька, куда побежала! Только помылась – и снова в грязь?» – Юрий Карпов нерпёнку то ли папа, то ли мама. Ему не привыкать: вырастил в одиночку троих детей. Железнодорожник с 26-летним стажем, последние 20 лет он работает в железнодорожной охране, сопровождает поезда с ценным грузом. Сейчас самый ценный его груз – нерпёнок Зайка, которому он, как может, создаёт «привилегированные условия». В Слюдянском районе Карпова называют «положительным мужиком» и «спасателем». Положительный мужик из посёлка Сухой Ручей Слюдянки – натуралист-любитель. И общественник. Он сотрудничает с женсоветом, с тремя редакциями. Два года был председателем местного поселкового совета. Спасателю Карпову часто везут раненых зверей. «Иногда нас дома нет, приходим – ящик стоит, там зверёк или птица», – рассказывает он. Нерпа – первый опыт. Раньше всё больше носили птиц-подранков. Охотнику добить жалко – несёт Карпову. В семье жили цапля, два филина, сокол-пустельга, ястреб-перепелятник, много уток. Сейчас живёт красная утка – огарь. «Мы стараемся вернуть всех в природу или пристроить в зоопарки», – говорит Юрий Карпов. 

Он – поразительный человек. Не имея никакого биологического образования, участвует в молодёжных и вполне профессиональных научных конференциях, посвящённых природе Прибайкалья, читает лекции в школах, в том числе в Иркутске. «Всех, конечно, удивляет, что у меня нет специального образования, – улыбается он. – Но знания, полученные на практике, чтение научной литературы мне очень помогают». Дома у него библиотека, в которой более 10 тысяч томов, отдельная её часть – биологические науки. «Как только попал ко мне зверёныш, я переверну все книги в библиотеке и найду всё о нём», – говорит Юрий Карпов. И ему, как практику, удаётся наблюдать новые, незнакомые учёным вещи. Он нашёл, к примеру, несколько бабочек, которых в этих краях никто из учёных не видел. В его личной коллекции – 75 ящиков бабочек. В 1999 году он зафиксировал «залёт» в Прибайкалье стаи парусников ксутов, место проживания которых – Дальний Восток. Зафиксировал прямо на своём участке. Экземпляры его коллекции бабочек хранятся в крупнейшем музее природы мира – в Музее естество-знания и науки в Лондоне. Карпов собрал этих бабочек для британского учёного, работавшего на Байкале. Одна из редких бабочек, пойманных Карповым, Медведица Менетри, хранится в крупнейшей частной коллекции в Финляндии. На территории Иркутской области таких бабочек поймано только три. 

– Новые виды бабочек не открывали?

– Нет, но у меня много неразобранных материалов, российские и зарубежные энтомологи иногда приезжают, интересуются. Возможно, что-то там и есть.  Нельзя объять необъятное – в природе чем больше изучаешь, тем больше находишь. У нас очень много неизученного. Не только в Прибайкалье. 

Сейчас он пытается отстроить на месте сгоревшей веранды помещение под коллекцию. В его саду на сотке земли растут 54 вида редких, краснокнижных растений Иркутской области. Он называет «страной эльфов» свой сад. «Мы с дочкой Машей собираем семена и расселяем растения в лесу», – рассказывает Юрий Карпов. 

«Да это грудной ребёнок»

40-литровая ванна пока единственный бассейн нерпёнка

Вечером 8 апреля ему так и не удалось отдохнуть. «В девять вечера позвонили из Байкальска, – рассказывает Юрий Карпов, покачивая на руках серого нерпёнка. – Тяжёлая-то какая, выросла уже. Пощупайте, какой жир. Байкальчане сказали, что нерпу откуда-то издалека привезли рыбаки, а потом бросили. Там возле лодочных гаражей оттаяла небольшая лагуна, они и кинули нерпёнка в этой луже». Неизвестно, как там было. Может быть, кто-то пожалел тюленёнка, думая, что мать его бросила. Дело в том, что нерпы рожают в феврале-марте и до апреля нерпёнок скрыт в «домике» среди торосов и наносов снега. Когда снег тает, убежище может обнажиться. Белёк для того и белый, чтобы его не было заметно на снегу. И если тюленёнок один, это не значит, что он брошен. Тюлени могут оставить детёнышей, когда охотятся под водой. И скорее всего, мама этого нерпёнка была где-то рядом, а люди её просто спугнули. Если бы они ушли и подождали, мать наверняка пришла бы на крик. «Лучше вообще бельков не трогать, они не без присмотра. Кричат малыши довольно громко, а у зверей слух отличный, мама бы его услышала на большом расстоянии, – уверен Юрий Карпов. – Вот наш нерпёнок первые полтора суток, пока мы его везли, всё время скулил громко, звал мамку». Может быть, эти люди были вовсе не добрыми. Подстрелили мать, на малыша рука не поднялась – взяли с собой. Наигрались и бросили. Там его и обнаружили байкальчане. Водили детей смотреть, фотографировали на телефоны.

– Я сразу поинтересовался, какого цвета тюленёнок, – продолжил Юрий Карпов. – Сказали, что белого. А белькам не положено быть в воде. Белая шерсть создана для того, чтобы защитить от сухого холода, но никак не от воды. Поэтому, если вам посчастливится увидеть белька на льду, не пытайтесь его спустить в проталину или лунку. Он может плавать, но для воды он ещё слишком маленький, белая шерсть намокнет, и ничего хорошего не будет. Я испугался, когда нам сказали, что в Байкальске белёк уже больше суток в луже плавает. 

В 9 часов вечера никакой транспорт до Байкальска уже не ходил – Карпову пришлось искать машину. Добрый человек нашёлся, дал свой автомобиль. «Нерпёнка мы вытащили, хорошенько просушили, – рассказывает Юрий Карпов. – У него сразу была небольшая температура, но сейчас она стабилизировалась». Хотели назвать нерпёнка Ушканом. Нерп на Байкале зовут ушканами, морскими зайцами. Но тут выяснилось, что белёк – девочка. Назвали Зайкой. «Всё равно ведь зайчик морской», – гладит Юрий Владимирович нерпу по шкурке. На фотографии, сделанной 8 апреля, Зайка ещё совсем беленькая, только один бочок серый. Буквально за неделю она вся вылиняла, белая шерсть летела клочьями. «Чувствует себя прекрасно, сытая, довольная, аппетит у неё отменный, перед объективами ласты поднимает», – рассказывает «папа». Вначале белёк весил около 12 кг, сейчас набрал уже не менее 20. Нерпе около двух месяцев, если сравнивать с человеком – полгода. Когда она увидела палец, начала сосать, потом отвлеклась, поиграла и стала сосать сапог. Затем попыталась укусить фотографа, как маленький щеночек. Потом устала, нагрелась на солнышке и начала жадно хватать снег. «Да это грудной ребёнок, и ведёт себя так же, – говорит Юрий Карпов. – У неё и соска есть, и бутылочка. В Байкальске люди дали, пытались поить, но она ничего не ела. А у нас сразу начала кушать».

– Ест как малыш – понемногу, но часто, – говорит Маша, дочь Юрия Карпова.

– Поим её молочком из тетрапаков. Кормёжка – самое тяжёлое, – добавляет отец.

– Сейчас рыбки стали немного давать.

Тут Зайка начинает недовольно кряхтеть и хныкать, как ребёнок. «Видите, уже устала, характер показывает, – говорит Юрий Карпов и моет ей шкурку снегом. – Давай, вот так, вот так, сейчас надо мордочку помыть». Мыться необходимо: с утра Зайка в огороде, где Юрий Карпов с дочкой работают по хозяйству, а она ползает следом. Ночью спит беспробудным сном с 10-11 вечера до 7-8 утра. Два дня спала на боку, теперь на спине – передние ласты кладёт на грудку и закрывает глаза. Дома у Юрия Владимировича, конечно, бассейна нет. А нерпа уже полиняла и готова плавать. Но пока ей могут предоставить только 40-литровую детскую ванну. Пару раз носили на Байкал – Зайка прекрасно плавает. Но уже ничего нельзя поделать – она воспринимает Юрия Владимировича и Машу как родителей. Однажды Зайка плавала, а они отошли, чтобы сфотографировать. Нерпёнок тут же закричал, выскочил из воды и быстро, как мог, пополз за ними. «Натерпелась она и в луже этой, и в машине, пока везли, теперь боится, что её ещё раз бросят», – говорит Юрий Карпов. 

Дайте справку

Юрия Карпова в районе зовут «спасателем» – к нему несут всех раненых животных

Он предлагал Зайку иркутским нерпинариям, но там отказались – помещения переполнены. «У Ивушкиных (владельцы зоогалереи в Иркутске. – Авт.) клетка на клетке стоит, а ведь нерпе ещё нужен и какой-никакой маломальский бассейн, и место возле него, чтобы полежать, отдохнуть», – говорит Карпов. Столько времени пробыв с людьми, Зайка просто уже не выживет, если её отпустить на волю. «У нас был вариант – увезти её на Ушканьи острова, там заказник, и люди могут за ней присмотреть первое время, а потом выпустить в природу, – говорит Юрий Карпов. – Но ведь нерпёнок не получил никаких навыков от матери – как вести себя, как ловить рыбу, что с ним будет?» 

Юрий Карпов постоянно общается с биологами из разных городов России. Друзья Карпова из Екатеринбурга связались с городским зоопарком, и тот готов взять к себе Зайку. «Красивые, бажовские места, я был там один раз сам, один – с дочкой. Вот теперь буду весной. Всё хочу с Хозяйкой Медной горы повидаться. Даниле-мастеру она показалась, может, и мне когда покажется», – шутит он. На самом деле главная цель этой поездки – пристроить нерпёнка. Юрий Карпов уже взял билет на 25 апреля. Маша с отцом не поедет. «Я буду дома с хозяйством. У нас же ещё кролики, куры, индюки», – говорит она. Проблема с Зайкой – на неё билет не продают. «Ей ничего особенного не надо, мордочку помыть хватит, а еду с собой возьмём, – рассказывает мужчина. – Она вполне добродушная, Зайка, спать будет со мной на одной кровати. Шучу, конечно, возьмём ей и клеёнки, и пелёнки, и соски, думаю, она перенесёт дорогу». Однако пока никто «добро» на дорогу не дал.

Зайка – дикое животное, а законодательство по провозу таких животных по железной дороге несовершенно. Железнодорожники согласились везти нерпёнка только при наличии ветсправки и разрешения ветеринаров на провоз нерпы в купейном вагоне. Но для того, чтобы получить справку о здоровье, нужна ещё одна – об изъятии животного из окружающей среды. А вот тут начинаются трудности. Слюдянская журналистка объединённой редакции «Славное море» Марина Полторадядько даже целую акцию устроила по спасению Зайки. Если мордочку нерпы покажут по телевизору, справки добывать станет легче, рассудила она. 

В службе по охране и использованию животного мира Иркутской области сообщили, что сейчас нерпа фактически запрещена к добыче, квоты на её отлов не установлены федеральными властями. И потому дать какую-либо справку просто невозможно – это не объект охоты, и у службы нет полномочий. А вот Юрий Карпов с юридической точки зрения фактически преступил закон: если нерпёнок живёт сейчас у него, то он незаконно изъял животное из природы. В службе уверены: это звучит абсурдно. Преступником вдруг оказался спаситель нерпёнка. И потому предложили Карпову обратиться в рыбоохрану, в ведении которой сейчас находится байкальская нерпа, – объяснить ситуацию и попросить справку об изъятии. Я позвонила в Иркутскую государственную инспекцию рыбоохраны, там ответили: «Подождите, наш специалист сейчас как раз беседует по какой-то нерпе». Оказалось, за пять минут до нас в рыбоохрану позвонил сам Юрий Карпов. И ведомство готово помочь. В нём дадут справку, если администрация Слюдянки в письменном виде подтвердит, что нерпёнок был найден возле города Байкальска в бедственном положении, а не похищен Карповым со льда. «Я хочу успеть на пятичасовой автобус до Слюдянки, чтобы ещё до вечера попасть к главе администрации Алексею Шульцу, попросить у него справку, и уже в понедельник поеду в рыбоохрану», – сказал нам Юрий Карпов. И повесил трубку – надо бежать. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер