издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Документально подтверждённое чудо

После освящения часовни Иннокентия Иркутского охране Рамзана Кадырова явился лик святого

В конце прошлой недели, 2 декабря, скромно и незаметно в Иркутск вернулся настоятель церкви Дмитрия Донского отец Николай. Закончилась его очередная поездка на Северный Кавказ, проходившая по благословению митрополита Вадима по местам службы иркутского ОМОНа и контрактников на границе Чечни и Грузии. Возвращение отца Николая венчало долгую историю, в которой смешались чудо и боевые будни, божий промысел и человеческая безалаберность, мистика и простые совпадения. Поэтому её лучше рассказывать с самого начала – с далёкого 2004 года, когда отец Николай впервые попал в «боевую командировку» на территории Чечни.

Боевой поп

Отправная точка этой истории находится в храме Дмитрия Донского. Горожане его называют меж собой «военной церковью», потому что он находится на территории бывшего ИВВАИУ, где сейчас размещается в/ч 55433, 24-я отдельная бригада специального назначения. В марте 2004 года его настоятель отец Николай (Деньщиков) отправился в места расположения иркутских бойцов на территории Чеченской Республики с пастырским напутствием и словами утешения. 

Нести Слово ему приходилось в тяжких полевых условиях: в каптёрках, палатках, медсанчастях… Тогда и возникла идея поставить в месте постоянной дислокации иркутских омоновцев если не храм, то хотя бы маленькую часовенку. Благо место долго искать не пришлось – на горе около посёлка Тусхарой в Итун-Калинском районе республики, где служили наши пограничники. 

Владыка Иркутский и Ангарский идею принял всем сердцем и одобрил всей душой, а содействие оказал лично генерал Павел Радченко, начальник ГУ ФСИН по Иркутской области. И вскоре в ИК-19, расположенной в посёлке Маркова и славящейся своими столярами и плотниками, весело застучали топоры. Эскиз для часовни не разрабатывали специально – взяли за основу стандартный епархиальный образец. Единственной её характерной особенностью стало то, что своей вытянутой к небу формой она напоминала свечу. 

– Я тогда часто бывал в этой колонии, смотрел, как рос сруб, освятил его, когда были положены первые три венца, – вспоминает отец Николай. – И я видел, как с каждым новым венцом преображались лица строителей. Они знали, для кого делают часовню и где она будет стоять, поэтому работали от души. Чтобы каждый наш земляк, служащий на территории братской Чечни, знал, что о нём не забыли и совсем рядом есть частица его малой родины. 

Часовню срубили в рекордные сроки – за полгода. Сделали её из ангарской сосны, и с этим возникли первые проблемы: поскольку строительство пришлось на весенний и летний сезоны, были сложности с подвозом стройматериалов – основные заготовки дерева ведутся зимой, и его просто не хватало. Сбор пожертвований тоже проходил со скрипом: местные меценаты неохотно расставались со своими барышами. 

Отец Николай скорбно усмехается: « Видимо, это связано с менталитетом богатых людей. Им проще жертвовать на то, что потом будет находиться где-то поблизости, перед глазами. Кому – чтобы оценить свой вклад, а кому – и чтобы показать, похвастать. А тут непонятно, куда её увезут, где она будет стоять…» 

Несмотря на все эти производственные трудности, к концу 2004 года свежий сруб часовни стоял на плацу исправительно-трудового учреждения, радовал глаз и дожидался транспортировки. Строительство деревянной коробки без остекления, внутренней утвари и церковного убранства обошлось приблизительно в четверть миллиона рублей. Задолго до «сдачи под ключ» часовня получила название святителя Иннокентия Иркутского.     

Судьба часовни

Часовню святителя Иннокентия Иркутского поставили на высоте 1800 метров над уровнем моря – на горе около посёлка Тусхарой
в Итун-Калинском районе республики

Сруб часовни радовал глаз и дожидался транспортировки почти два долгих года. Только к весне 2006-го его пронумеровали по брёвнышку, разобрали и отвезли на железнодорожную станцию Иркутск-Сортировочный. Тогда в очередную командировку отправлялся сводный отряд иркутского спецназа. В Чечню бойцы везут с собой всё необходимое, даже дрова. И к вагонам тылового обеспечения по личному приказу тогдашнего иркутского генерала ГУВД Алексея Антонова прицепили отдельный вагон, который часовня заняла от пола до потолка. Говорят, что заключённые ИК-19 со своим творением расставались без слёз и даже с внутренней радостью, что дело их рук наконец достигнет своей конечной точки и окончательно воплотится в задуманное. 

Но злоключения часовни только начинались. При разгрузке в Ханкале какие-то ханурики умудрились спереть два венца. В то время командиром сводного отряда в Аргуне был нынешний начальник УВД Иркутска Олег Парфёнов. Узнав об этом, он рассвирепел и лично возглавил охрану и перевозку часовни до пункта назначения. В горы её везли в три этапа на машинах. 

Строили её сами пограничники, сруб возвели быстро, в начале 2007 года он уже стоял на своём окончательном месте,  но неприятности продолжались. Сначала потерялись в неизвестном направлении деньги, собранные бойцами на обустройство часовни. Из-за этого её вовремя не застеклили, и она рассыхалась и разрушалась под сильными горными ветрами. 

Более того, пограничники по незнанию не закрепили её на природном фундаменте правильно, поэтому те же горные ветра два раза поднимали сруб и шмякали его оземь. 

Ещё два года строение стояло неосвящённым, и единственными его посетителями были голуби, которые, может, и твари божьи, но гадят они совершенно безбожно, безо всякого стеснения. Поэтому, когда в июне 2009 года отец Николай приехал на освящение часовни и привёз с собой икону Иннокентия Иркутского, сруб предстал его глазам в совершенно плачевном состоянии. Тогда закончилось христианское смирение и у отца Николая.

В тот приезд была заложена новая традиция: отец Николай совершил таинство крещения над несколькими бойцами и предпринял первый облёт границ на вертолёте с иконой Иннокентия Иркутского и окроплением границ святой водой. А после облёта он пришёл к пограничному начальству и жёстко сообщил, что не может оставить святую икону в таких неподобающих условиях. Часовня стояла без крыши, а в кабинетах, где проводятся оперативные совещания, стоит сигаретный чад и слышатся крепкие солдатские выражения, иконе находиться негоже. «Вот приедет священник из Моздока, посмотрит на это безобразие – и заберёт у вас икону!» – пригрозил отец Николай.

Трудно сказать, как тогда к его словам отнеслись начальники в погонах с большими звёздами, но очень скоро они сообщили отцу Николаю: «Не надо забирать у нас икону. После вашего облёта границ у нас не было ни одного ЧП, ни одного нападения на пограничников». Моментально нашлись деньги, часовню отчистили, благоустроили и заказали в Воронеже золочёный купол. С тех пор часовня стоит, как из стихотворения Дмитрия Кедрова «Зодчие»: «А над всем этим срамом та церковь была как невеста…»

Явление чуда

Сюжет иконы документально воспроизводит произошедшее 5 июня 2011 года в 17.30 в Грозном, на проспекте Кадырова-Путина – вплоть до положения ног коня и фотографического сходства свидетелей

Прошло ещё два года. На 5 июня 2011-го было назначено освящение часовни святителя Иннокентия Иркутского. Отец Николай собрался, взял мощи Георгия Победоносца, лежащие в небольшом каменном ларце, и отправился в аэропорт на самолёт до Грозного. Ничто не предвещало…

Пятое число пришлось на воскресенье, и в тот день с утра в храме Архистратига Божьего Михаила проходила первая со времени его восстановления архиерейская литургия – старый грозненский храм был разрушен ещё в 1996 году при ковровых бомбардировках столицы Чечни и недавно отстроен заново. Службу вёл архиепископ Владикавказский и Махачкалинский Зосима. Литургия началась в восемь утра, а сразу после неё колонна из 20 машин повезла архиепископа Зосиму и отца Николая в Тусхарой. Дорога проходила через Волчьи Ворота и прочие опасные места, поэтому колонну сопровождала личная охрана Рамзана Кадырова, а священникам глава Чечни выделил бронированную «Волгу».

В два часа дня на горе, на высочайшей над территорией республики точке – 1800 метров над уровнем моря, – собрался весь личный состав расположенных там войск. При этом присутствовали как православные, так и мусульмане, так как часовню строили все, без оглядки на веро-

исповедание. Архиепископ Зосима, отец Николай и ещё шесть священников Владикавказской епархии отслужили молитву, совершили чин освящения часовни, и владыка освятил её святою водой изнутри и снаружи. 

При этом учитывалось, что был принят чрезвычайный режим безопасности, поэтому в Грозный нужно было вернуться до темноты. И в 15.30 колонна двинулась в обратном направлении.

Приблизительно в 17.30 колонна въехала в столицу республики, миновала самую большую в Европе мечеть и разделилась. Шесть машин, в одной из которых находился отец Николай, направились в управление. И как раз находились в том месте, где проспект Кадырова переходит в проспект Путина (бывший проспект Мира), когда отец Николай посмотрел на небо. Он указал на то, что увидел, всем остальным, колонна остановилась, все вышли из машин и уставились на солнце – 24 человека священнослужителей, пограничников и охраны Рамзана Кадырова. То, что они видели, впоследствии было документально зафиксировано:

«5 июня 2011 года архиепископ Владикавказский и Махачкалинский Зосима освятил часовню Св. Иннокентия Иркутского на чечено-грузинской границе в посёлке Тусхарой. Возвращаясь после освящения, при въезде в г. Грозный полковник Сергей Квачев, капитан 2 ранга Александр Смирнов, майор Сергей Бондаренко, старший прапорщик Рустам Шавлохов, протоиерей Николай Деньщиков стали очевидцами небесного знамения. На небе облака чудным образом, сконцентрировавшись вокруг солнечного диска, образовали собой изображение блистающего в солнце всадника на коне. Отчётливо можно было разглядеть фигуру воина в плаще, причём очертание лика растворялось в свете солнечного диска, а лучи, контрастируя на фоне серо-голубого неба, напоминали правильную форму нимба. Был виден галопирующий конь белой масти, правая нога которого была согнута в колене, а левая выпрямлена. У свидетелей необычайного явления не было сомнений: на небе Бог, укрепляя наши силы и веру, как благословение, явил образ святого Георгия Победоносца!»

– Я помню, что была мрачная погода, словно собиралась гроза, – вспоминает отец Николай. – И на небе стояли тяжёлые облака, такого свинцово-серого цвета. И тут облака расступились вокруг солнца и сложились в отчётливую фигуру Георгия Победоносца. Хотя он был без копья и не было змея, как в канонических изображениях, я ни секунды не сомневался, кто нам был явлен: на месте лица у фигуры было солнце, а в тропаре Георгий Победоносец описывается именно как солнцеподобный святой.

Чтобы как-то разбавить пафос повествования, нужно отметить небольшую забавную деталь. Когда один из свидетелей этого чуда отзвонился и объяснил причину задержки, мол, увидели в небе образ Георгия Победоносца, из трубки раздалось что-то вроде: «Вы что там, в Тусхарое, хорошо выпили, что ли?»       

Во избежание подобных вопросов и был составлен подробный отчёт о происшествии. Или «отчёт о чуде», кому как больше нравится…

Рождение иконы

После освящения часовни отец Николай вернулся в Грозный, где всем участникам колонны предстало чудо…

Прошло два месяца – с начала июня по начало августа, – и всё это время отец Николай находился под впечатлением от произошедшего. Озарение настигло его 2 августа, как раз в день памяти Серафима Саровского.  

– Мне вдруг подумалось: если я нахожусь под столь сильным впечатлением, то почему бы это ощущение чуда не оставить для всех людей? – размышляет отец Николай. – Я обратился к знакомым иконописцам, рассказал им про эти события, показал описание чуда. И они с радостью согласились мне помочь.

Окончательный эскиз был готов через неделю: пришлось поправить некоторые художественные допущения богомазов – они нарисовали копьё и не совсем верно расположили передние ноги коня. Кроме того, конь святого, в отличие от канонического изображения, направляется справа налево. На иконе также изображены владыка Зосима и несколько реальных военнослужащих – очевидцев чуда.

– Вы поймите правильно: не то чтобы я каких-то там знакомых военных на икону пристроил, – объясняет отец Николай. – Это сделано потому, что они очевидцы и могут свидетельствовать, что это действительно произошло. На иконе у них, конечно, нет нимбов – они же не святые…

Икона была готова через месяц – её начали писать в середине октября и 17 ноября закончили. На неё ушло три книжки сусального золота (обычно сусальное  золото  упаковывается в «книжки»  по  25  или  60  листов  стандартных  размеров  80х80 мм  или  91,5х91,5 мм). Несколько дней икона прожила в храме Дмитрия Донского в Иркутске, но уже 21 ноября отец Николай вылетел во Владикавказ.

23 ноября, в день колесования и празднования памяти Георгия Победоносца, в кафедральном соборе Святого Георгия икону освятил архиепископ Владикавказский и Махачкалинский Зосима. Икону пронесли вокруг собора крёстным ходом, и после торжественного акта передачи она осталась там как документальное свидетельство о чуде. Владыке Зосиме икону передали со словами: «Передаём её вам в надежде на ваши святительские молитвы о здравии и благополучии Иркутска».  

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное