издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Скрывают, батенька!»

Главный финансовый документ региона рассматривался вчера на сессии Заксобрания и был принят в предложенном правительством варианте. И это несмотря на полемику, развернувшуюся накануне. А во вторник аудиторы КСП поинтересовались, где минфин спрятал 6,4 млрд. рублей остатков по счетам. Депутатам тоже стало интересно, как это консервативный бюджет 2011-го неожиданно «прирос» к зиме на 19 млрд. рублей и почему это на доходах бюджета 2012 года никак не отразилось. Однако первый зампред регионального правительства Владимир Пашков заявил, что оснований для этого нет никаких. К концу первого квартала бюджет оскудеет за счёт «неизмеримого» возврата по налогам от 200 заявителей, считает он. Однако сумму возврата так и не назвал.

Доходы областной казны увеличились до 78,9 млрд. рублей, расходы – до 84,7 млрд. рублей. Причём если рост доходов составил только 3,2 млрд. рублей, то расходы поднялись на 7,7 млрд., сформировав дефицит в 5,8 млрд. рублей, или 8,8%. Министр финансов Алексей Зезуля ситуацию назвал традиционной для первого рассмотрения изменений бюджета в новом году – в него «завели» деньги, пришедшие из федеральной казны, и включили те, что остались на счетах. Таким образом, нецелевые расходы были обеспечены за счёт остатков в 3,2 млрд. рублей, целевые – за счёт доходов и остатков в сумме около 4,5 млрд. рублей. «Дефицит технический, его полностью предлагается обеспечить остатками, которые сложились на 1 января 2012 года», – сообщил Зезуля. 

Не совсем открытый и не совсем прозрачный

«Основные позиции по целевым средствам, – начал министр бесцветным голосом профессионального гипнотизёра, – это расходы, связанные с социальной помощью по обеспечению лекарственными средствами, это реализация мероприятий, направленных на совершенствование медицинской помощи. – Депутаты зевали, Тимур Сагдеев мрачно изучал ногти. – Это помощь пострадавшим в ДТП…». Так продолжалось 20 минут, пока Зезуля не произнёс долгожданное: «Доклад окончен». 

И тут на сцену вышла глава КСП Ирина Морохоева. Говорят, оскорблённая женщина хуже бригады СС. Как женщине Ирине Петровне можно было посочувствовать. Законопроект о внесении изменений в областной бюджет поступил в парламент 7 марта, потому 8 марта и «две ночи» представительница прекрасной половины КСП провела в ворохе ужасно скучных бумаг. Может, поэтому отчёт палаты оказался особенно неприятным для минфина. Ведомство Алексея Зезули, по мнению специалистов КСП,  скрыло от депутатов налоговые сборы по итогам двух месяцев. Уже в середине января исполнение по отдельным видам доходов составило 18–22%, констатировали аудиторы. На 19% были исполнены платежи за пользование недрами и доходы от продажи земли. Но в бюджете это никак не отразилось. Ещё КСП припомнила минфину три сотни миллионов рублей, которые должны, по расчётам аудиторов, скопиться дополнительно по отдельным видам налогов (к примеру, на добычу общераспространённых полезных ископаемых и за воздействие на окружающую среду). 

Дорожный фонд, как считают в КСП, оказался «не совсем открытым и не совсем прозрачным». К примеру, одна из сумм доходов, закладываемых в фонд, а именно 1,3 млн. рублей, нигде в общей структуре доходов бюджета не отражена. Оказывается, если позвонить в минфин дополнительно, то можно узнать: эти цифры – часть «прочих доходов от оказания платных услуг». Это Ирине Морохоевой в минфине ответили, а вот иркутянину, получившему текст бюджета в газете «Областная», чиновники явно не кинутся давать пояснения. Ирина Морохоева считает, что это нарушение принципа ст. 36 Бюджетного кодекса о прозрачности бюджета. В законе, если почитать его внимательно, масса любопытных вещей. В частности, средства на развитие Байкальска в сумме 39,2 млн. рублей проходят в бюджете Дорожного фонда. А когда вы попытаетесь разложить сумму фонда – около 6 млрд. рублей, – вы там вообще не найдёте Байкальска и его денег, утверждает глава КСП. «А ещё остатки не сходятся, – сообщила Морохоева. – По миллиардам, по миллионам всё нормально, а уже ближе к десятым долям и после запятой абсолютно цифры разные». 

Дефицит с «подушкой»

От технических замечаний Морохоева перешла к главному. Особые претензии у КСП были к формированию резервного фонда. Он, как оказалось, с 2012 года «стал виртуальным каким-то». Внушительный фонд в 4,1 млрд. рублей описывается только в пояснительной записке и текстовой части бюджета. А вот обособленного учёта средств резфонда в источниках внутреннего финансирования дефицита теперь в бюджете нет. «Это создаёт неопределённость при учёте основных показателей областного бюджета», – заявила Ирина Морохоева. КСП настаивает, что не соблюдена преемственность федерального бюджета и такое формирование фонда идёт вразрез с региональным законом «О резервном фонде». Как показал анализ КСП, лишь в 17 субъектах РФ приняты законы о резервных фондах, действующих в 2012 году. И только восемь субъектов ввели эти расходы в бюджет 2012 года. В Тульской области, к примеру, фонд составляет 100 млн. рублей, в Свердловской – 2 млрд. рублей. Оказывается, Иркутская область заложила в свой фонд самую большую сумму из всех субъектов. Она увеличена с прошлого года, как заметил депутат Павел Сумароков, в четыре раза. Алексей Зезуля тут же заявил, что такое увеличение – «поручение Антона Сиуланова». Поясняя, почему сам фонд из бюджета как источник финансирования дефицита как бы исчез, министр отметил, что это «подушка безопасности». 

Не устроили КСП и озвученные Алексеем Зезулей остатки в 4,5 млрд. рублей. Ирина Морохоева не поленилась поднять данные 2009 и 2011 годов и заметила, что остатки «имеют тенденцию к росту». Когда схлынуло новогоднее веселье, оказалось, что на счетах области скопилось более 15 млрд. рублей. Из них федеральных около полутора миллиардов, а всё остальное – налоговые и неналоговые поступления. 4,5 млрд. из этой суммы, как сказал Зезуля, заведено в бюджет, ещё 4,1 млрд. – предполагаемый резервный фонд. «Во внесённом законопроекте отсутствует реалистичность расчёта расходов. И отсутствует принцип достоверности на сумму 6,4 миллиарда рублей», – констатировала Ирина Морохоева. 

«Правового акта нет – денег нет. Всё, я сказал!»

Глава КСП заметила: около 3,9 млрд. рублей остатков –  деньги, которые получатели бюджета просто не израсходовали. «Профицит областного бюджета прошлого года составил 7,6 миллиарда рублей, и невыполненные обязательства говорят о том, что у бюджета есть реальная возможность финансировать все расходы в полном объёме и без образования дефицита», – заявила Морохоева. По её мнению, доходная часть бюджета явно занижена. Её поддержал Сергей Курилов, который напомнил: к концу 2011 года «все мы вместе приросли на 19 миллиардов рублей», хотя бюджет всё время формируется по консервативному сценарию. 14 марта в «Российской газете» были опубликованы статданные, согласно которым профицит консолидированного бюджета в Иркутской области составил 9,7 млрд. рублей, и он «четвёртый сверху». Перед нашим регионом – Москва, Московская область и Ханты-Мансийск.  

«Это говорит о том, что скрывают, батенька!» – гневно заявил Сергей Курилов. Нежелание минфина объяснять не только скромные доходы, но и нескромные расходы очень расстроила Курилова. Он сказал, что не намерен как глава профильного комитета давать согласие на выделение агентству лесного хозяйства 348 млн. рублей, не обоснованных никакой программой. «Правового акта нет – денег нет. Всё, я сказал!» – стукнул по столу Курилов. Зампред правительства Владимир Пашков даже крякнул от досады: «Это же формальность, программа есть, под ней просто отсутствует подпись губернатора». И вообще такая гласность и демократизация задела зампреда правительства. Он вспомнил старые добрые времена, когда был сам начальником ГФУ. И тогда, сказал Пашков, такие вопросы КСП не выносила на публику, а решала вместе с ГФУ до разбирательства на комитете. Но депутаты были непреклонны: раньше и деревья были выше, и сам бюджет вносился за месяц, а не за две недели до сессии. 

В свою очередь Алексей Зезуля заявил: до июня нет оснований для разговоров об увеличении доходов, пока «динамика не станет ясной». А сверхдоходов в 2011 году и не было вовсе, «это результат деятельности двух предприятий», на самом же деле бюджет не только не получил плюсом 19 млрд. рублей, а даже недополучил около 1 млрд. рублей по налогу на прибыль. Как это так, незнакомым с финансовой казуистикой депутатам было крайне трудно понять. «Эта экономия вас погубит. Воздержание – вещь опасная», – хихикнул кто-то из парламентариев с камчатки. Алексей Зезуля не услышал. На его спасение снова двинулась тяжёлая артиллерия в лице Владимира Пашкова. «Сейчас у нас больше 200 заявок поступило в минфин по возвратам по налогу на прибыль, – заметил тот. –  В 5-6 раз выше, чем в прошлом году. По итогам первого квартала возврат будет неизмеримо больше». Насколько больше, Пашков не уточнил. Но призвал депутатов поверить на слово. Бюджет снова остался «глубоко консервативным». Главный финансовый документ региона был принят вчера в предложенном правительством варианте.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер