издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жизнь в особом измерении

Памяти скрипача-виртуоза Леонида Мессмана

  • Автор: Иван КОЛОКОЛЬНИКОВ, для «Восточно-Сибирской правды»

Двадцать пять лет назад, 7 мая 1987 года, на сцене органного зала Иркутской филармонии скончался замечательный скрипач Леонид Владимирович Мессман. Двадцать два года своей нелёгкой жизни отдал он нашему городу. Судьба этого выдающегося музыканта поистине необыкновенна…

Леонид Мессман родился в Москве 20 мая 1929 года.  Его отец, Владимир Львович Мессман, был крупным военным дирижёром. Это был известнейший музыкальный деятель своего времени. С 1920 по 1922 год он даже являлся начальником военных оркестров РККА. Был первым советским композитором, который специально сочинил музыку для немого фильма. Его сын проявил свои музыкальные способности ещё в раннем детстве. И когда Лёне было шесть лет, его приняли в Центральную музыкальную школу Москвы в класс Абрама Ямпольского. Вместе с Мессманом там учились известные в будущем музыканты: Леонид Коган, Нина Бейлина, Игорь Безродный и другие. Главный дирижёр Иркутского губернаторского симфонического оркестра Илмар Лапиньш, лично знавший Леонида Мессмана, рассказывает: 

«Про Мессмана можно сказать так: он был солист мирового значения. Он учился в школе вместе с Леонидом Коганом. И когда приехал из Америки Яша Хейфец, ему показали этих мальчиков – Мессмана и Когана. Хейфец указал на Мессмана и сказал: «Вот этот будет выдающимся скрипачом!»

Увы, Леониду Мессману была уготована иная судьба. Так вышло, что в годы войны, не доучившись в школе, он уехал в Алма-Ату, где находился его отец. Здесь Леонид поступил в Алма-Атинскую консерваторию.  Вскоре он стал обучаться в Московской консерватории, но был отчислен оттуда, когда учился на третьем курсе. Во-первых, Леонид позволил себе какую-то шутку по поводу одного из советских партийных деятелей. Во-вторых, его отец, Владимир Львович Мессман, как и многие видные деятели культуры тех лет, успел побывать за решёткой, будучи репрессированным. 

После того как Леонида Мессмана отчислили из консерватории, судьба кидала его из города в город. Он работал в Улан-Удэ, Томске, Сочи и, наконец, в 1965 году приехал в Иркутск. Здесь он  стал солистом симфонического оркестра Иркутской филармонии. В нашем городе Леонид Владимирович прожил 22 года, вплоть до самой смерти. Долгое время он являлся концертмейстером оркестра. Вот что писал о Мессмане на страницах «Восточно-Сибирской правды» музыковед, лектор Иркутской филармонии, человек энциклопедических познаний Владимир Фёдорович Сухиненко: 

«Мессман ценен как великолепный вожак. Его бурный темперамент, артистическая одержимость помогают коллективу бороться за столь же высокую «эмоциональную эмиссию». Но не только в этом ценность артиста. Он умеет заставить штудировать всякого. Он слышит малейшую погрешность». 

Леонид Мессман был поистине скрипачом-виртуозом. Он с блеском исполнял произведения Грига, Сарасате, Сен-Санса,  Дворжака, Мендельсона, Венявского, Чайковского, Хачатуряна и других. Также Леонид Владимирович делал собственные обработки для скрипки произведений классиков. Например, «Баркаролы» Чайковского. Он был очень требователен к себе, но не менее требователен был и к другим.  Обладая абсолютным слухом, Леонид Владимирович умел подмечать самые малозаметные изъяны, а кроме того, не стеснялся выражать своё мнение начальству. Потому руководство филармонии Мессмана не любило и всячески старалось его унизить. Именно это и послужило причиной столь раннего ухода замечательного музыканта. 7 мая 1987 года он должен был выступать перед аттестационной комиссией, члены которой, сказать по правде, в музыке разбирались мало. Воспоминаниями об этом роковом дне со мной поделилась скрипачка симфонического оркестра Алла Матвеевна Макаренко, гражданская жена Леонида Владимировича. Она не раз была рядом с ним в трудные моменты, разделила с ним и последние мгновения жизни… Вот что рассказывает Алла Матвеевна: 

«Он пришёл к девяти утра, как его вызывали. Прослушивали его в четыре часа дня. Часа за два до того, как он вышел на сцену, я прибежала к нему. А у него после этого должен был быть концерт для почтовых работников. И он боялся туда опоздать, а потому просил не делать перерыв. Но когда он сыграл сонату Грига, вдруг встала директор филармонии и сказала: «Перерыв». Леонид Владимирович ответил: «Я же просил не делать». Она отрезала: «Мы устали слушать». И члены комиссии ушли. Я выбежала к Леониду Владимировичу. А у него такие огромные капли пота, никогда таких не видела! Надо заметить, он решительный был человек. Не стал ждать администрацию, вышел на сцену и стал играть «крейцерову» сонату. А публика постепенно подтягивалась в зал. Но он немного не доиграл. Стал падать. Успел только положить скрипку на стул». 

Так вот нелепо оборвалась жизнь музыканта, который, бесспорно, мог бы соперничать с лучшими скрипачами мира.

Люди, которые лично знали Леонида Владимировича, вспоминают о нём как о человеке необыкновенно эрудированном и разностороннем. Рассказывают, что он прекрасно знал литературу (особенно ему был близок Маяковский), любил поиграть в шахматы или карты. А для газеты, посвящённой десятилетию симфонического оркестра, Леонид Владимирович написал необыкновенно остроумную фантастическую заметку о том, как будет праздноваться двадцатилетие коллектива, какие небывалые изменения произойдут за десять лет. Не без горькой иронии описана такая картина: 

«На сцену выкатывается робот со скрипкой. Узнаём мелодию «Рондо каприччиозо» Сен-Санса. Автор этих строк в это время отсутствует, играет 7586 лекторийный концерт в Ангарском ГПТУ».

Бурная и нелёгкая жизнь Леонида Мессмана в очередной раз доказывает нам, что люди одарённые, яркие живут по своим законам и в своём измерении. Окружающее часто давит на них и калечит их судьбы. Мессман далеко не первый и не последний человек подобного рода. Но как замечательно, что такие люди всё-таки появляются на свете, чтобы пролететь пламенным метеором по дороге жизни, заронив в чьи-то души свои яркие искорки.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер