издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Стерпится – слюбится?

Так бывает нередко: самыми тяжёлыми мыслями мы делимся с чужими людьми. Наболело, накипело – надо же кому-то всё это высказать.

Вера уже неделю лежала в больнице с гастритом. Соседки в палате подобрались общительные, весёлые. Каждая, как водится,    рассказала про свою жизнь. Самая интересная часть дня начиналась после тихого часа, когда приходили родственники и друзья. Вечером обсуждали уже и их проблемы. Так что скучать времени не было.

К Вере почти каждый день приезжал муж. Импозантный, высокий, в палату он никогда не заходил, только просовывал голову: «Где моя?» Сидели они под фикусом в коридоре. А потом она заносила в палату сумку разных вкусностей, которыми щедро делилась с соседками. Мужем Веры все восхищались. Вот это настоящий мужчина! Мало того что красавец, так ещё имеет собственное дело, выстроил за городом для своей семьи целый дворец. Всё для жёнушки и детишек.

– Повезло тебе, Вера, – не без зависти говорили женщины, – таких заботливых сейчас днём с огнём не сыскать.  

– Повезло, – вздыхала она. Но однажды её словно прорвало: – Только не всё вы знаете.

Слово за слово, и рассказала эту историю. Выходила она замуж как в тумане. Так скоропалительно всё получилось. Со своим будущим мужем познакомилась в родной деревне. У него умерла бабушка и оставила ему дом с участком. Он неделю в этом покосившемся доме пожил, попил козьего молока и тут у колодца встретил Веру. Она не была красавицей, но стать, русая коса,  спокойный взгляд серо-голубых глаз его, видимо, очаровали.  Одним словом, с лёта предложил ей руку и сердце.

– Так вы же городской, а я деревенская, – изумлённо выдохнула она, – я же вашей жизни совсем не знаю. У вас что, в городе нет невест?

– Невесты есть, – усмехнулся гость, – но я хочу именно такую, как ты, неизбалованную, чтобы больше ценила те блага, которые  получит.

Тут всё и закрутилось. Деревенские, конечно, узнали об этом предложении, родители – те были просто счастливы. Вот так всем миром и «вытолкнули» её в неведомую жизнь.

Поначалу всё у неё складывалось хорошо. Муж привел её в хоромы, только-только отстроенные для семьи. Вместе покупали мебель, занимались уютом, благоустраивали немалый участок. Супруг накупил Вере разных красивых вещей. И вообще был внимательным. Через год у них родился сын, а ещё через два года – дочь. Казалось бы, живи и радуйся.

Если бы не одно «но». Где-то раз в месяц, а иногда и чаще её супруг здорово напивался. Домой его привозили почти бесчувственным. Но это только так казалось. Он находил в себе силы закрыть наглухо ворота, а дальше… начинались дикости. Во-первых, мужа было трудно узнать: тяжёлый, исподлобья, взгляд с искрами бешенства, грубая речь. Каждый раз он явно искал повод для скандала, называя это «разбором полётов». Но Вера, наученная горьким опытом деревенских баб, старалась не поддаваться на провокации, уходила в другую комнату, пыталась переждать  опасную ситуацию. И молчала!

Настал момент, когда однажды он завязал в узел постельное бельё, прямо с подушками, и закинул ей за спину. Потом приказал: «Ползи! До калитки и обратно». Сначала ей стало смешно, потом страшно. И она, чтобы закончился этот кошмар, поползла! Так он ещё следил, чтобы по-пластунски! А после сразу успокоился и лёг спать.

С тех пор, когда муж приезжал домой пьяным, Вера сама безропотно закидывала себе на плечи тюк и совершала этот унизительный ритуал. Хорошо, что ночь и дети спали. Самое удивительное, что утром муж вёл себя как ни в чём не бывало.

Пробовала ли она заговорить с ним на эту тему? Много раз, но всё бесполезно. Как-то, правда, отшутился: «Благодари меня за фитнес, видишь, какую фигурку тебе выточил».

Соседок по палате эта история поразила. Какое-то время они молчали. Потом самая мудрая из женщин, которая была постарше, сказала:

– Да нет, тут дело не в фитнесе. Ты пришла к нему с одной сумкой на всё готовое, правильно? Вот он и напоминает тебе об этом, чтоб знала своё место и кто в доме хозяин. Сыну-то сколько сейчас? Пять? Эх, мал защитничек!

– Валить надо от такого, немедленно! – дала совет другая. –  Выписывайся, детей в охапку и обратно в деревню. Ведь он душу твою ломает! Ломает и знает, что ты за деньги всё будешь терпеть!

– А как не терпеть? – сквозь слёзы проговорила Вера. – Детей возим в бассейн, кружки разные, рядом элитная школа. Я смирилась ради их будущего.

Самая молодая из палаты вдруг спросила:

– А сколько метров у вас от крыльца до калитки? Пятьдесят? Так вот, я бы ещё и дом по-пластунски обогнула, чтобы пожить такой жизнью. Хоть немного к ней прикоснуться!

Вечером женщины ели ананас, принесённый мужем Веры. Ели, но как-то невесело, задумчиво. Ананас роскошно пах на всю палату, его запах даже струился по коридору.

– Так что же мне, девчонки, делать? – спросила соседок Вера.

– Восстань! – сказала одна.

– Смирись, – сказала другая.

– А вообще, поступай как знаешь, – сказала третья.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector