издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Родство без масок

Иркутский театр юного зрителя покорил итальянскую публику

Порадуемся в очередной раз за вампиловцев. Они заставили итальянцев плакать и смеяться, всячески выражая зрительский восторг и продолжая за полночь обсуждать увиденное. Именно это слово – «восторг» – бабочкой порхало у всех на устах. На спектакли иркутского ТЮЗа сразу несколько газет дали лестные отзывы. Мало того, посланцам театра юного зрителя предложили на будущее гастрольный тур по шести городам Италии. О серьёзной заинтересованности в таком вояже свидетельствует обещание хозяев фестиваля постараться оплатить доставку сибиряков самолётом в оба конца.

Ещё не остывшими впечатлениями о поездке вдохновенно делились на пресс-конференции директор ТЮЗа заслуженный работник культуры РФ Виктор Токарев – он автор и постановщик «Небесной Девы-Лебеди» – и несколько участников этой премьеры, а также спектакля «Каштанка» по рассказу Чехова. Потом они охотно дали эксклюзивное интервью для «Восточно-Сибирской правды».

Виктор Токарев: Не сочтите за нескромность, я транслирую мнение всех причастных: успех был огромный. И условия, на которых нас благодаря ему пригласили повторить визит, настолько сахарные, что глупо было бы отказываться.

– Медовые прямо!

– (Смеётся). Пожалуй. Мы впервые попали на международный театральный экспериментальный фестиваль «Странствующий Арлекин», а он был уже 16-м по счёту. Его постоянная эмблема – маски. Длится он целый месяц, и хозяева принимают участников из разных стран по очереди. На этот раз ждали показа театры из Новой Зеландии, Испании, Италии и России, которую представлял Иркутский областной ТЮЗ имени Вампилова. В городе Порденоне, столице провинции на севере страны, нас приняли как родных, поскольку на вампиловской сцене, вы помните, выступали и давали мастер-классы организаторы фестиваля-лаборатории режиссёр Ферруччио Мерузи и неподражаемая волшебница Клаудиа Контин – актриса, виртуозно владеющая жанром комедии дель арте. В спектакле по древней бурятской легенде мы тоже применили маски, только восточные. Зато потом на встречах со зрителями открыли друг другу не только лица, но и сердца.

– А как языковой барьер преодолевали?

Наталья Маламуд: Мы сошли за полиглотов, наверно. Ведь три языка звучали в «Небесной Деве-Лебеди»! Я там играю ненасытного Абахай-Хана, и Контин после так отозвалась: «Мне не надо было знать ни русский, ни бурятский язык, я отлично поняла, какой коварный твой хан, возжелавший завладеть и небом, и землёй, и всем миром».

Виктор Токарев: Зрителям понравилось, что мы включили в канву спектакля переводчика. Сделали это дозировано, поскольку игровые сцены говорят сами за себя, а где важно довести информацию для понимания, актёры частично прибегали к итальянскому языку. На обоих спектаклях публика, причём сплошь взрослая, ибо у них начало в 9-10 вечера, долго не  отпускала артистов, снова и снова вызывая на поклон. Горячо принимали.

Вячеслав Степанов: Они блестяще понимают юмор, на всё абсолютно реагируют, в драматических местах не стыдятся слёз. Каждому без исключения потом говорили комплименты, подходили благодарить. Верите, я услышал от Ферруччио после «Каштанки», где играл Клоуна: «Маэстро, маэстро, ты меня заставил плакать!» Даже сам Игорь Ливант, режиссёр этой постановки, пропустил момент и не включил музыку, объяснив тем, что засмотрелся. Восемь раз кряду мы выходили кланяться, испытывая прилив гордости за свой театр.

Виктор Токарев: Ради экономии нам всем пришлось стать многостаночниками. В этом всё дело. Мы сами монтировали декорации, собирая их, как пазлы, актрисы гладили сценические костюмы, парни заменяли рабочих, я был «по совместительству» звукорежиссёром, Игорь Ливант тоже нажимал на кнопки… (смеётся).

Николай Кабаков, заслуженный артист РФ: Мы все и грузчиками были, таща на себе оформление, реквизит, костюмы. Нашу Принцессу и Дюймовочку Люсю Ревтович, она же Дева-Лебедь, из-за огромного чемодана даже не видно было! Но я хочу сказать, что эта поездка – колоссальный прорыв для нашего театра. Я очень рад, что мы этот шанс не упустили, как в своё время Финляндию. Опыт-то бесценный и благодетельный, очень полезный. Такие впечатления обогащают необыкновенно, и зрители наши обязательно это почувствуют. Фестивальная декада в Италии для нас настоящий праздник. Впору самим себе завидовать.

Виктор Токарев: Был лишь один свободный день, когда нас свозили на экскурсию в Венецию. А так, кроме спектаклей, ежедневно шли тренинги и мастер-классы. Поскольку наша иркутская делегация включала лабораторию Игоря Ливанта, он сам проводил мастер-классы несколько дней подряд. А ещё шли тематические вечера. Два из них доверили нам. Один был посвящён культуре Сибири с небольшой презентацией о нашем крае, об Иркутске и Байкале, бурятских обрядах и спектаклях ТЮЗа. Была от-

крыта выставка эскизов и картин Бальжинимы Доржиева, который оформлял «Легенды седого Байкала» и «Небесную Деву-Лебедь». Итальянцев заворожила игрой на морин-хуре Светлана Гомбоева, солистка «Степных напевов», её тоже долго не отпускали. А вторая встреча была посвящена Чехову и культуре России. Наши артисты пели народные песни, читали стихи, импровизировали – были в ударе. Коля Кабаков, например, сразил итальянских профессоров-чеховедов, грянув чуть не оперным голосом «Из-за острова на стрежень…» под аккомпанемент их гармошки и скрипки. Люся Ревтович покорила серебряным голосом, исполняя романсы. И на спектаклях, и на этих вечерах мы неизменно ощущали то, что Бояджиев называл тёплой солнечной атмосферой зрительного зала.

Наталья Маламуд: Это не просто знакомство! Сегодня обнаружила в Интернете уже два письма для меня. От актрис. Марьяшка пишет: «Привет, моя духовная сестра. Я безумно благодарна судьбе, что она свела нас с тобой». Сразу ответила ей в том же ключе. А второе послание от Клавушки, тоже на русский лад мы её называли. Незабываемый момент: я была в мастерской у самой Клаудии Контин. Это в доме её бабушки, и порядок там идеальный, хотя везде сплошные раритеты и коллекция масок. Клаудиа сама их прекрасно делает и подарила мне диск с технологией этого искусства. Так захотелось освоить его!

– Наташа, а вы успели в роли Каштанки проникнуться её психологией?

Наталья Маламуд: В Италии, что удивительно, акцент внезапно сместился. Я себя вдруг осознала не столько собакой, сколько… эмигранткой. И Клоун-Степанов стал метафорой за-

границы, а Столяр-Кабаков – как бы олицетворением отчего края. Я когда услышала его реплику «У, холера!», после которой Каштанка должна рвануться к нему, меня так захлестнули эмоции, что я расплакалась. А мы накануне, не сговариваясь, подхватили вслед за Колей Кулебякиным песню «Выйду ночью в поле с конём», и домом, видно, на нас повеяло. Моя Каштанка выбрала Россию, а этого от неё не ожидала. Не про собачку история получилась – о чём-то большем… Зрители на всех абсолютно персонажей – и Гуся, и Свинюшку, и Кота – реагировали с полной отдачей. Про себя, можно, скажу? Ко мне подошёл парень с красными от слёз глазами, всё не мог успокоиться. Его потряс момент, когда у меня собачьи лапы превращаются в человеческие руки… И бурятскую легенду тоже, как дети, воспринимали. Сама я что заметила? Когда наконец к мэру Порденоне в ратушу проехала, почувствовала себя… Чингисханом! Это ощущение тоже в мою актёрскую копилочку попало.

Виктор Токарев: Кстати, кроме Наташи Маламуд, в конской процессии участвовали ещё трое наших артистов, а за ними в национальных костюмах шествовали остальные вампиловцы и пели бурятские песни. Жители высыпали из домов, магазинчиков и кафе, где они любят размеренно, без спешки посидеть, и снимали на камеры и телефоны всю эту экзотику, поразившую их воображение. А мэр города ежегодно проводит встречи с участниками и гостями фестиваля. Человек он очень демократичный и с большим чувством юмора. Например, позволил Арлекину на глазах у всех завладеть своими ботинками, приняв взамен от озорного клоуна баранью шкуру. Так что и мне пришлось сбросить свои белые туфли, чтобы не отличаться от разутого мэра, когда я вручал ему приветственное письмо от нашего министра культуры Виталия Барышникова. Публика весело одобрила кульбит с обувкой. А перед началом нашего выступления слово об Иркутске и знакомстве с Валентином Распутиным держал руководитель департамента культуры этой провинции. Я, со своей стороны, подарил ему и мэру книги-фолианты нашего земляка-юбиляра «Земля у Байкала» и «Сибирь, Сибирь…». Оба были очень довольны. И наш сувенир восхитил – мягкий белёк, трогательный белоснежный детёныш байкальской нерпы. Ожидаемо радостной была и реакция на традицию, который мы не изменяем: окроплять водой нашего священного моря сцену и занавес. Отныне капли Байкала есть и в Адриатике, и везде, где нам случалось гастролировать.

– Теперь вся иркутская делегация будет жить воспоминаниями о доброжелательной Италии?

– Такие контакты не должны быть точечными, однократными – уж если узы завязали, то накрепко. Наши артисты им очень понравились, Контин даже жалела, что не может забрать их к себе в театр (смеётся). Планы роятся, предложениями уже обменялись, но сначала надо всё детально согласовать. Дайте время!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное