издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«За фильмы сына я волнуюсь больше, чем за собственные»

  • Автор: Светлана МАЗУРОВА, Санкт-Петербург, специально для «Иркутского репортёра»

Режиссёр Александр Прошкин представил в Петербурге свой новый фильм «Искупление», который выходит в прокат. Это экранизация прозы Фридриха Горенштейна.

– Александр Анатольевич, вы были знакомы с писателем Горенштейном. Расскажите о нём.

– Этот человек произвёл на меня очень сильное впечатление. К сожалению, его уже 10 лет как нет в живых. Его отец, учёный, профессор, написал диссертацию о нерентабельности колхозов, в 1935 году был арестован, а в 1937-м – расстрелян. И это только начало жизни Фридриха Горенштейна. В 1941-м по пути в эвакуацию в поезде на руках у девятилетнего Фридриха умерла его мать. Дальше – детские дома… Он занимался горным делом, работал на шахте. Опубликовал первый рассказ «Дом с башенкой» (автобиографический), который принёс ему большую известность. Окончил высшие сценарные курсы. Работал с Тарковским («Солярис»), Михалковым («Раба любви»), Кончаловским, многим помогал вытягивать сценарий. Но ни одной его строчки больше не было напечатано. Это был человек без квартиры, без денег на жизнь. И в 1980 году он уехал из России в Германию с женой и маленьким ребёнком. И стал там издаваться. Во Франции была напечатана повесть «Искупление», с предисловием Миттерана. 

Горенштейн – очень крупный и парадоксальный писатель, теперь его считают классиком русской прозы двадцатого столетия. Известный литературовед эмигрант Ефим Эткинд назвал его Достоевским ХХ века. Его даже пытались выдвигать на Нобелевскую премию. И только сейчас Фридриха Горенштейна начинают издавать в России, выходит чтырёхтомник. Гордый человек, который никогда ни перед кем не сгибал спины, поэтому прожил жизнь трудную.

Мы познакомились с Фридрихом сначала по телефону. Он предложил мне тему для фильма – историю барона Унгерна. Большая историческая картина, которая так и не состоялась. Нужно было 12–15 миллионов долларов. Но никого это не заинтересовало. Встретились мы уже на Берлинском кинофестивале. Полтора месяца работали над сценарием, сдружились. Колючий, тяжёлый человек, но мне с ним почему-то было легко. Последние годы мы перезванивались… А сейчас вот одновременно выходят две картины – «Дом с башенкой» Евы Нейман и моё «Искупление».

– Ваш сын, режиссёр Андрей Прошкин, снял фильм «Орда». Как вы оцениваете его работу?

– За фильмы сына я волнуюсь больше, чем за собственные. Мне кажется, что он серьёзный режиссёр. Разные картины делал Андрей, и вот снял совершенно новую для себя – историческую, постановочную, для которой нужно очень много труда, а труд такой неблагодарный… По жанру – житие. Сделано мощно, эмоционально. Придумана эпоха, которой никто не знает (XIV век). С замечательными актёрами – якутскими и московскими. Я очень переживал за эту картину и рад, что на Московском кинофестивале её отметили двумя призами.

В нашей профессии не должно быть простоев. Режиссёр должен работать постоянно. Пока энергия существует, нужно реализовываться. А ещё есть нормальный шкурный интерес: в кино нам не так много платят, чтобы можно было снять картину и два-три года ничего не делать. Этих денег хватает на год, не больше. Актёры работают постоянно, а у режиссёра нет такой возможности. И главное: хочется делать что-то человеческое, что ты считаешь важным, нужным, а не работать по найму. Сложность в том, что никогда не знаешь, будешь ли работать ещё или нет. Каждый раз деньги находишь случайно. И Андрей, и я сейчас без работы. И невозможно сказать, будет ли финансирование следующей картины или не будет. Принципы, по которым теперь распределяются деньги, мне не очень понятны. Государство финансирует не социально нужные проекты, а делает ставку на коммерческие. На «Гитлер капут!» деньги с удовольствием дадут, но он и без них может обойтись. Вот такую завлекательную продукцию невысокого пошиба теперь будут финансировать, с тем чтобы поднять рейтинг российского кино в прокате. Поскольку в кинотеатры, как известно, ходят в основном молодые люди, то надо делать кино для них, тинейджеров.

– Да, пессимистическое у вас настроение…

– Ну, я вообще не большой весельчак. Ситуация в кино у нас сегодня довольно сложная. Люди после тридцати отрезаны от кинозалов. Во-первых, билеты стоят дорого. Ни в одной стране нет таких дорогих билетов. В Америке, например, самый дорогой билет стоит семь долларов. Во-вторых, люди постепенно отвыкли ходить в кинотеатр. Дома у них много каналов, бесконечные сериалы настолько убили вкус, отвратили зрителей от серьёзных фильмов. Сейчас явный крен в сторону сугубо коммерческого кино. Это не означает, что оно плохое. Но у нас оно идёт, к сожалению, по линии подражания. Нельзя в России делать американское кино. У нас другая ментальность, другая природа. У них герой – человек с кулаками, у нас – Мышкин. Мы немножко по-другому устроены. Кроме того, вал насилия, который идёт с телеэкрана, рано или поздно нам аукнется. Люди видят на экране такое количество крови, жестокости, что привыкают к этому, и когда выходят на улицу, точно так же выясняют отношения. Человек попадает под машину, а люди стоят и снимают это на мобильники…

Источник: http://3dmovies.ru

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер