издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Немного бензина в мутной воде

Дорого не значит качественно. Иркутское топливо сегодня не радует даже тех, кто перестал экономить копейку и заправляется на проверенных АЗС. Эксперты часть вины перекладывают на мелкие НПЗ, где, по их информации, закупались в 2012 году Роснефть, «КрайсНефть» и «Омни». «Мудрить» с горючим продолжают и сами заправки. Перспективы автомобилистов Приангарья получать хорошее топливо эксперты «Сибирского энергетика» оценивают низко из-за отсутствия контроля за нефтяным бизнесом.

Что попадает в бензобак машины, когда заправляешься на местной АЗС? Тему с завидной регулярностью поднимает добрая половина иркутян и жителей области. Добрыми перестают быть те из них, кто выступает уже не только в качестве лиц заинтересованных, но и в качестве пострадавших. Ведь неисправность автомобиля из-за плохого бензина может дорого обойтись в автосервисе. 

«95-й – далеко не 95-й»

Очередная волна горячих обсуждений темы пришлась в Иркутске на декабрь 2012 года. На автофорумах чуть ли не каждая крупная сетевая заправка в городе клеймилась владельцами авто, отведавшими непригодную для техники пищу. Масло в «огонь» из плохого дизтоплива и бензина подливала ещё и суровая сибирская погода: в минус 35 машины даже у водителей, принявших все профилактические меры, могли просто не завестись утром. «Воодушевлённые» этим иркутские автомобилисты рассказывали, как возвращались на АЗС пообщаться с сотрудниками заправок.

О низком качестве бензина и «дизеля» на иркутских АЗС, в том числе сетевых, говорят не только обыватели, но и эксперты «Сибирского энергетика». Руководитель испытательного центра ФБУ «Иркутский центр стандартизации, метрологии и сертификации» Дмитрий Баженов заметил: «В 2012 году качество топлива лучше не стало; произошёл обратный процесс – оно стало хуже. Особые нарекания к дизельному топливу, здесь однозначный тренд в сторону ухудшения».

Чтобы не быть голословным, свои замечания специалист подкрепляет цифрами: 70 из 191-го образца нефтепродуктов, поступивших на экспертную оценку в Иркутский ЦСМ за 2012 год от потребителей и самих продавцов, забраковано. Это 22%. Не соответствует в первую очередь продукция по октановому числу, нормы по нему закреплены в ГОСТе; в единичных случаях превышено содержание серы. Главные же замечания – к качеству солярки. Из испытанных 60 образцов зимнего топлива забраковано 17 (28%). Не соответствуют они в основном по низкотемпературным свойствам (по фильтруемости, застыванию, температуре помутнения), а также по содержанию механических примесей. Летнего топлива испытано 34 образца, из них 20 (59%) забраковано. В основном – по показателям серы. В некоторых образцах нормы превышены в десятки раз.

Ещё один эксперт, Александр Казанков, начальник иркутского сервисного центра ООО «Кузьмиха», также делится информацией (компания проводила собственное тестирование 95-го бензина в лаборатории Жилкинской нефтебазы). Выяснилось, что 95-й – далеко не 95-й. «Брали пробы на заправках «Омни» (компания «Парламент-А»), «Подсолнух» (НК «Роснефть»), «КрайсНефть». Более-менее соответствовал показателям по октановому числу бензин на заправке последней компании», – отмечает Александр Казанков.

Чуть оптимизма в тему добавляет технический директор Иркутского филиала федеральной сети «Fit automaster» Игорь Кузнецов, автомобилист с 20-летним стажем: «Люди привыкли пенять на плохой бензин, но он на сегодня – среднего качества, если сравнивать с периодом десятилетней давности, когда в России официально разрешены были эфирные добавки для повышения октанового числа».

Характерно, что лет пять-шесть назад ругать принято было в регионе те АЗС, что работали «в подворотне»: нефтепродукты сомнительного качества радовали лишь своей ценой. Чаще других попадали на него жители районов; сети крупных АЗС тогда ещё не расширили там своё влияние, альтернативы стихийным заправкам было немного. Типичный случай для таких станций произошёл с местными авто-владельцами летом 2012-го в районном посёлке Качуг. На выезде из населённого пункта располагалась безымянная АЗС; заправились на ней за один день с интервалом в несколько часов местные автомобилисты на «УАЗе» и «Ниве». Преодолеть смогли после такой заправки не более 400 метров. При сливе из бензобака вместе с горючим поступал песок. Его же обнаружили владельцы на топливном фильтре. Как выяснилось спустя некоторое время, бизнесмены с качугской автозаправки своё дело закрывали. 

В Иркутске сегодня, по подсчётам Союза автомобилистов Сибири, действует порядка 10–15 сомнительных АЗС. Но теперь каждый водитель знает, чем рискует, заезжая на островок экономии. «Пользуются услугами здесь чаще других те, кто ездит не на личном транспорте: маршрутчики, таксисты, личные водители фирм, предприятий», – считает председатель Союза автомобилистов Сибири Алексей Шабанов.

Неправильное топливо делают неправильные заводы

Активно жаловались на плохой бензин и очень плохую солярку в 2012 году (особенно в декабре) водители Приангарья, заправлявшиеся на крупных станциях, чьи услуги раньше рекомендовали эксперты по топливу. Что происходит на сетевых заправках, ответить точно не могут теперь даже специалисты. Тем более – простые автомобилисты, которых так долго учили доверять крупным проверенным компаниям, имеющим паспорта качества на продукцию. 

«Да, проколы теперь бывают и у крупных сетевых продавцов топлива», – подтверждает Дмитрий Баженов и перечисляет названия этих «проколовшихся» компаний.

Проблема с качеством нефтепродуктов в 2012-м обострилась, правда, виной тому не только алчность розничных трейдеров (как часто трактуют ситуацию автомобилисты), «мудривших» на заправках, предполагают некоторые собеседники «СЭ». Одна из проблем возникла, по их мнению, ещё на этапе производства.

«Розничные продавцы сейчас в одинаковом положении – закупают топливо с одного рынка, по одному принципу. Поэтому качество бензина на крупных АЗС не отличается. Вопросы, мне кажется, нужно задавать в первую очередь производителю», – считает Игорь Кузнецов. Аналогичная точка зрения и у Дмитрия Баженова.

В 2012 году Ангарский НХК (крупный производитель бензина в России, структурное подразделение Роснефти) не отпускал свою продукцию трейдерам, на предприятии проводился ремонт в рамках модернизации мощностей. Проблемы с поставкой горючего подтверждали все владельцы сетевых АЗС Иркутска и области. В итоге приобретать топливо пришлось у мелких производителей в европейской части страны. Там же закупала нефтепродукты для своих АЗС Роснефть. Работу мелких производителей и поставил под сомнение Дмитрий Баженов: «100% топлива, выпускаемого крупными НПЗ, качественное. Я в этом больше чем уверен. Им просто нет смысла себя подставлять».

Другое дело – мелкие НПЗ. Подставлять себя, по идее, нет смысла и этим производителям. Только они не всегда находятся в положении, когда можно выбирать. К примеру, не по карману мелким компаниям модифицировать полученные в процессе прямой перегонки нефти углеводороды, используя дорогие технологии, химические процессы типа риформинга, гидроочистки, изомеризации и т.п. Максимум, что позволяет себе «самоварщик», – получать прямогонный бензин, имеющий низкое октановое число (50–60). А дальше – кто на что горазд. Чтобы довести октановое число с 50–60 до нужных показателей, компании добавляют различные октанповышающие добавки. Чаще всего это монометиланилин, ароматические соединения (бензол, толуол, ксилолы). В итоге получается плохой бензин по технологическим и экологическим параметрам.

Паспорт качества имеют даже подозрительные АЗС

Перекладывая основную часть вины за некачественное топливо на производителей, эксперты «СЭ» соглашаются, что на самих АЗС тоже происходят сбои. Обезопаситься иркутские АЗС от плохого бензина и ДТ могут. Если, конечно, захотят. Для этого существует процедура – проверка каждой партии нефтепродуктов, заливаемых в цистерны на заправках, в специализированных лабораториях (у Роснефти имеется собственная – на Жилкинской нефтебазе). «Любой перелив нефтепродукта должен сопровождаться контрольным анализом», – подчёркивает Дмитрий Баженов.

Загрязнённый бензин в совокупности с большим пробегом автомобиля даёт печальный результат

При положительных заключениях экспресс-анализа экспертная организация выдаёт АЗС паспорт качества на каждый вид топлива. Соответственно, при отрицательном заключении, к примеру, если бензин не попадает под показатели по октановому числу, паспорт не выдаётся. Но и запретить продажу такого горючего лаборатории не могут, так как не имеют полномочий.

Увы, процедуру экспресс-анализа многие иркутские компании для себя вообще упраздняют: достаточно хлопотно и затратно каждый день, а иной раз и чаще отбирать пробы вновь поступившей на АЗС партии.

И всё же паспорта сегодня имеют даже самые подозрительные заправки Иркутска, по требованиям автомобилистов они готовы предъявить документы. «Судя по этим паспортам, всё топливо качественное. Тут я могу только предполагать: некоторые компании подделывают их», – говорит руководитель испытательного центра.

Кроме того, не всегда на заправках соблюдаются правила хранения нефтепродуктов, что может привести к снижению качества. Так, не очищенная вовремя (при смене марок хранимых нефтепродуктов и по мере необходимости) цистерна для дизтоплива может обойтись для владельца авто, заправившегося на такой АЗС, поломкой насоса высокого давления. Оборудование ремонту не подлежит. Особенно опасно забывать об этом работникам АЗС в переходный осенне-зимний период: в цистернах из-за перепадов температуры накапливается конденсат, затем вода попадает в нефтепродукты.

В итоге бензины некачественные, топливо смешанное – всё это сегодня к услугам иркутян. В Иркутском центре стандартизации приводят в пример конкретный случай, недавно произошедший с одним из основных игроков на розничном рынке: в продажу поступила смешанная зимняя солярка. «Представители сетевой организации сами к нам пришли, чтобы провести анализ этого топлива. Но уже – по факту жалоб от потребителей. А они могли ведь предотвратить ситуацию, если бы не отнеслись формально к получению паспорта качества».

Далеко не все иркутские трейдеры с критикой экспертов согласны. Так, гендиректор компании «Омни» Денис Писаревский уверяет, что на их заправках обоснованных жалоб не было. «АНХК действительно ограничил выпуск бензина, но все партии топлива шли на заправки «Омни» с проверенных заводов – омского («Газпромнефть») и уфимского. По зимнему дизельному топливу поставки продолжались у нас с предприятия Роснефти. На её собственных заправках был период, когда замерзало ДТ, но мы отстояли это время без происшествий. Солярка была хорошего качества», – уверяет Писаревский. По его мнению, недовольство водителей можно объяснить в большинстве случаев техническим состоянием их автомобилей, износом двигателя, несвоевременным прохождением техосмотра.

Неподконтрольный рынок

Возмущённый автомобилист может задать логичный вопрос: почему перечисленные факты не берут себе на заметку контролирующие, проверяющие органы?

Председатель Союза автомобилистов Сибири Алексей Шабанов рассказывает: его обращение в прокуратуру летом 2012 года оказалось бесполезным. Список заправок, продававших плохие нефтепродукты, составленный Шабановым, в прокуратуре под сомнение не поставили, но заметили, что разбираться с АЗС для них весьма проблематично. Потребуется изымать на время следствия топливо, которое хранить будет негде.

«До суда дела иногда доходят, но в пользу пострадавших автомобилистов они решаются редко. Даже при наличии результатов лабораторных испытаний. Всё оспаривается многократно. У нефтяных компаний успешно работают юристы», – отмечает Дмитрий Баженов.

В администрации Иркутска с сожалением вспоминают: несколько лет назад они затеяли совместно с правоохранительными органами, органами надзора и контроля проект по проверкам сетей АЗС. Во время рейдов с заправок отбирались для анализа пробы бензина, по итогам исследований был составлен и обнародован перечень компаний, торгующих плохой продукцией. К несчастью для администрации, в её «чёрный список» попали не только мелкие АЗС, но и крупный игрок. Он подал иск, обвинив чиновников в ущемлении деловой репутации, и выиграл дело. После этого проверять АЗС у администрации охота пропала.

Существует в Иркутской области мало кому известное подразделение Госнадзора – филиал Сибирского межрегионального территориального управления (головное предприятие – в Новосибирске). Общее количество образцов бензина, проверенных госорганизацией в Приангарье, Республике Бурятия, Чите за 2012 год, – 21 (забракованы из них две пробы – 9%). Плановые проверки организация проводит раз в три года; внеплановые, по жалобам на некачественное топливо – немного чаще. Ещё 13 проб отобрано по солярке, забраковано 5 (8%).

Нормативные документы, технический регламент и т.д. сегодня также не позволяют привлечь продавцов и производителей к ответственности, считает Дмитрий Баженов. К примеру, норма по октановому числу в сентябре 2011 года исключена из российского техрегламента. Это – мяч, пущенный явно не в ворота нарушителей. Единственная организация, проверяющая топливо на российском рынке – Госнадзор, – руководствуется нормами техрегламента, отмечает он. А раз нет нормы, значит, нет нарушения.

Получается, что нынешние российские параметры для качественного топлива – лишь руководство к действию для самих производителей и торгующих в розницу предприятий. Принимать их к сведению или нет – вопрос, оставленный на усмотрение нефтяников.

«Старики» не жалуются

Между тем число обращений в сервисы Иркутска, связанных именно с поломками из-за плохого горючего, существенно не возросло, рассказывают «СЭ» представители различных автосервисов. Дело в том, что для старого иркутского автопарка бракованное топливо лишь одна из составляющих, приводящих к неисправности. Поэтому соотносить причину поломки лишь с низкокачественным горючим достаточно сложно.

Но загрязнённый бензин в совокупности с большим пробегом автомобиля даёт печальный результат: загрязняются камеры сгорания, вплоть до необходимости заменять их. 

«Хотя чаще из строя выходят иркутские авто всё-таки из-за большого пробега», – говорит Игорь Кузнецов. И всё же вспоминает недавний случай: к ним обратился водитель дизельного авто, который заправился на одной из сетевых АЗС. Зимнее топливо в его бензобаке замёрзло.

Его коллега из сервисного центра «Кузьмиха» отмечает, что одним из характерных признаков неисправности, возникшей из-за бензина, выданного покупателю на АЗС за высокооктановый, является продолжительное постукивание при ускорении на четвёртой-пятой передаче. «Стучат пальцы» – на своём сленге называют явление специалисты. «Происходит детонация, увеличивается нагрузка на внутренние детали двигателя. Это характерная проблема для иркутских авто, таких обращений у нас примерно 20%», – делится наблюдениями Александр Казанков.

Более точно можно определить проблему при разборе двигателя и проведении лабораторного иследования топлива, но, как правило, иркутские автомобилисты, столкнувшись с проблемами, делают мелкий ремонт и продают машину, а не обращаются в сервис.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер