издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Водевиль без музыки

  • Автор: Максим Васильев

В иркутском театре-студии «Театр пилигримов» продолжаются премьерные показы спектакля «Женихи и невеста», выпущенного в конце прошлого года. Руководитель «пилигримов» – иркутский композитор Владимир Соколов, всегда настаивавший на том, что его театр является исключительно музыкальным, впервые отдал свою сцену режиссёру Владимиру Дрожжину под чисто драматический спектакль. Другой особенностью данной постановки является то, что актёрами здесь в большинстве выступили музыканты и певцы, впервые примерившие на себя драматические роли.

Пьесу малоизвестного драматурга XIX века Ивана Чернышёва «Жених из долгового отделения» в театр принёс режиссёр Владимир Дрожжин. Примечательно, что само произведение, созданное в 1858 году, совершенно не утратило своей свежести и юмора, если не считать некоторых особенностей жизни и быта середины позапрошлого столетия вроде заёмных писем и долговых тюрем. Во всём остальном эта замечательная комедия положений, написанная, кстати, за несколько лет до лучших произведений Александра Островского совсем молодым петербургским актёром (автору было всего 25 лет, а в 30 он уже умер от пьянства из-за несчастной любви), абсолютно понятна современным зрителям. В ходе постановки название было трансформировано в «Женихи и невеста», а на афише появилась интригующая пометка «18+».

Ярославская помещица Марья Петровна Грязновская (Ирина Ручкова), получив богатое наследство после смерти мужа, живёт в Петербурге у своего родственника – чиновника Ивана Ивановича Чежина (Олег Ермолович), раздумывая, как ей устроить свою судьбу. Она уже вовсю делает амурные намёки здешнему жильцу Николаю Михайловичу Счастневу (Дмитрий Лютиков), но тот ни о какой женитьбе и слышать не желает. В свои 30 лет он уже имеет неудачный опыт десятилетнего брака с одной богатой вдовой, которая выпила из него все соки и держит в ежовых рукавицах, не давая ни копейки денег. Впрочем, в данный момент она смертельно больна, и Счастнев, сбежав от неё, только и ждёт известия о её скорейшей кончине. В то же время Чежин, желая нажиться за счёт своей богатой родственницы, выкупает из долговой тюрьмы своего старого приятеля Максима Кузьмича Ладыжкина (Антон Федотов), с тем чтобы он женился на вдове и отблагодарил его материально. Ладыжкин-то и рад бы жениться, да беда в том, что ему хронически не везёт. Занявшись коммерческим предприятием, он быстро прогорел, потому и оказался в долговой тюрьме, и теперь боится опять наломать дров, ведь любовные дела для него в новинку.  

Эта по-настоящему смешная одноактная комедия, полная неожиданных поворотов и нелепых случайностей, происходящих по вине простых человеческих страстей, действительно незаслуженно забыта. Театральная публика Иркутска уже, кажется, перекормлена спектаклями по пьесам Островского и знает их наизусть, а ведь никому не известный Иван Чернышёв, работавший с ним примерно в одно время, был не менее талантлив. Кстати, судя по архивным статьям театральной прессы, «Жених из долгового отделения» в своё время был очень популярным – различные театры страны активно ставили его на протяжении 50 лет со времени его первой премьеры. 

Игра артистов намеренно гиперболизирована; это только на первый взгляд кажется, что они переигрывают

Режиссёр Владимир Дрожжин поставил этот спектакль как водевиль, и хотя этот жанр театрального искусства все привыкли воспринимать как музыкальный, музыка здесь играет лишь обслуживающую, иллюстративную роль. Никаких пошлых куплетиков и танцулек нет, но зато остался общий дух водевиля. Игра артистов (напомним, по основному роду своей деятельности музыкантов, то есть непрофессионалов) намеренно гиперболизирована; это только на первый взгляд кажется, что они переигрывают, их задача – подать саму эту пьесу максимально жеманно, искусственно, театрально в плохом смысле. И потому от ужимок и прыжков Антона Федотова, резких движений головой Дмитрия Лютикова, закатывания глаз и обмахивания веером Ирины Ручковой становится ещё смешнее, чем есть на самом деле. Получается, что спектакль высмеивает не только героев и их нелепые поступки, но и самый жанр, в котором он поставлен. Единственное, что в этой постановке действительно непонятно, так это то, почему она получила на афише пометку «18+». Ни пьеса, ни постановка по ней не имеет ничего такого, из-за чего её не стоило бы показывать детям – всё здесь вполне целомудренно, благопристойно, а главное – по-доброму.

Впрочем, худруку «пилигримов» Владимиру Соколову, кажется, не даёт покоя тот факт, что в этом водевиле слишком мало музыки (хотя он сам делал музыкальное оформление). Через пару месяцев он обещает сделать из этого спектакля рок-оперетту. «Я считаю, что будущее театра – в синтетических формах, объединяющих разные виды искусства. Поэтому мы переделаем этот спектакль в оперетту и будем играть два дня: в первый покажем драматическую версию, а во второй – музыкальную, чтобы у зрителей была возможность сравнить два разных подхода к одному и тому же материалу», – говорит художественный руководитель Театра пилигримов.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector