издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Песчано-гравийная спесь

Незаконная добыча гравия под Иркутском принимает угрожающие масштабы

В 2012 году службой по охране природы и озера Байкал Иркутской области проведено 369 контрольно-надзорных мероприятий, в ходе которых выявлено 1208 нарушений природоохранного законодательства. Нарушителям предъявлено штрафных санкций на общую сумму более 10,5 миллиона рублей. Около 6,5 миллиона из этой суммы удалось взыскать до начала 2013 года, остальное пока ещё вязнет в тягучих, многоуровневых судебных спорах.

Общая цифра – 1208 выявленных экологических правонарушений – учитывает всё сделанное. Здесь и загрязнение атмосферного воздуха и водных объектов, и несанкционированные свалки бытовых отходов, и несвоевременная или неполная плата хозяйствующих субъектов за негативное воздействие на окружающую среду, и нарушения, связанные с экологической экспертизой, и многое другое, чем занимается служба по охране природы и озера Байкал Иркутской области. Но в одной публикации всего не охватишь. Придётся ограничиться разговором о нарушениях природоохранного законодательства при добыче гравия. 

При растущих масштабах строительства незаконная добыча гравия из отдельных случаев переросла в распространённое явление. Недавно услышал новое для себя слово – «тычковщики». Так мне обозначили мелких гравийных пакостников. Их промысел прост до примитивности: пригонит «группа лиц по предварительному сговору» экскаватор в удобное место, чаще всего на берег реки, где для добычи песчано-гравийной смеси вскрышу делать не надо, быстро-быстро нагребёт пять–семь машин, чтобы тут же продать по дешёвке на ближайшую стройку, и исчезнет. Природоохранные инспектора и полиция поймать их с поличным не успевают. Тычковщиков видят и знают местные жители. Понаблюдают они из-за забора в щёлку, как их родная речушка уродуется, поругают мысленно или в разговорах с соседом чиновников, полицию и депутатов за то, что мер не принимают, да тем и ограничатся. Сфотографировать, записать марки и номера машин, выступить свидетелем в суде, защищая малую Родину, некоторые решаются. Но немногие: «Ты чо?! Там же такие деньги крутятся! Уничтожат!» 

Деньги в незаконном и полузаконном промысле общераспространённых полезных ископаемых крутятся действительно немалые. Не у тычковщиков, конечно, – в официально зарегистрированном бизнесе. Там масштабы другие. В прошлом году самые большие претензии у службы по охране природы и озера Байкал Иркутской области были к ряду юридических лиц. В их числе, к примеру, зарегистрированное в Омской области ООО «СибФинанс-Групп», запомнившееся иркутянам своим варварским хозяйствованием на острове Архиерейский и ангарской протоке, и ООО «Анангра», которое пятый год «роет пруд» площадью 8 гектаров вблизи Оёка. 

Служба эта в нашей области существует несколько лет, но 2012-й оказался первым годом, в течение которого она боролась с незаконным использованием общераспространённых полезных ископаемых в её сегодняшнем виде и с сегодняшними полномочиями. Опыта в юридической казуистике накоплено пока недостаточно, поэтому часть претензий к не самому честному бизнесу суды отклоняют по формальным признакам. Но вот недавно стало известно, что, рассмотрев апелляции, суды поддержали позицию областных природоохранников в отношении ООО «СибСтальсСтрой», которое «как бы» отсыпало дороги гравием из Иркута в селе Введенщина, и ООО «СПБ «Союзстрой», незаконно добывавшего гравий при строительстве Голоустнинского тракта. 

Есть у службы претензии к другим юридическим лицам и, конечно же, к широко известному своей стабильностью в пренебрежении к закону и потребительским отношением к природе ООО «СРК «Зодчий».

Уж чем-чем, а вниманием к себе со стороны средств массовой информации строительно-ремонтное ООО «Зодчий» не обижено. Интернет изобилует упоминаниями этой компании и её генерального директора Галиба Халиловича Мамедова. Информационные ленты читать устал. Слов много, но добрых в адрес «Зодчего» среди них мне отыскать не удалось. Зато ключевые вехи истории существования этой компании в СМИ прорисованы довольно полно. 

Веха первая – начало. В 2005 году строительно-ремонтная компания «Зодчий» пришла на Иркут, чтобы, как было продекларировано в соответствующих документах, укрепить берега своенравной реки, защитить село и жителей Максимовщины от возможных чрезвычайных ситуаций, которые Иркут создаёт с заметной периодичностью. Дело благородное, населением села встреченное благожелательно. Но, похоже, сориентировавшись на месте, менеджмент компании сообразил, что если главные силы направить не на укрепления берегов, а на выгребание из русла дармового гравия, то денег на счетах и в карманах получится больше. Прокуратура с такой позицией бизнеса не согласилась, и уже в следующем 2006 году в отношении руководителей предприятия было возбуждено уголовное дело по обвинению в незаконном предпринимательстве, связанном с извлечением дохода в особо крупном размере. Это вторая веха. 

К третьей исторической вехе жизненного пути предприятия, упустив штрафы за загрязнение Иркута и прочую «мелочёвку», я склонен отнести заявление прокуратуры 2008 года о том, что за незаконную добычу песчано-гравийной смеси в пойме реки Иркут ремонтно-строительная компания «Зодчий» заплатит штраф в размере 308 миллионов рублей. 

Четвёртую веху, пожалуй, надо выделить особо. Она могла бы стать судьбоносной для предприятия. В октябре 2010 года компания «Зодчий», руководители которой, напомню, с 2006 года «ходили» под уголовным делом за незаконную добычу гравия в реке Иркут, получает лицензию на добычу гравия в русле реки Иркут. Теперь компания могла бы грести набирающий спрос строительный материал и прибыль вполне законно, если бы не продолжение многочисленных экологических и всяких прочих нарушений, в том числе условий, прописанных в свеженькой лицензии, в проекте производства работ и иных документах, обещавших сделать бизнес цивилизованным. 

Радость от получения лицензии на добычу гравия слегка поубавила очень скоро последовавшая пятая веха в биографии предприятия. Ленинский районный суд Иркутска, как сообщили СМИ, уже в декабре того же 2010 года, несмотря на возражения «Зодчего», всё-таки удовлетворил иск Западно-Байкальской природоохранной прокуратуры о взыскании с компании 308 миллионов рублей в качестве компенсации экологического вреда, нанесённого ею в результате незаконной добычи песчано-гравийной смеси на реке Иркут. 

Семь лет нарушений законодательства… Может быть, юридически правильнее сказать не нарушений, а только обвинений в нарушениях законодательства, поскольку к началу нынешнего года ни одно из самых строгих прокурорских и судебных обещаний наказать руководителей за произвол в отношении природы в реальности исполнено не было. То ли потому, что бизнес в нашей стране нельзя кошмарить, то ли оттого, что у наших силовых ведомств нет силы, способной заставить бизнес войти в рамки, отведённые ему законом. 

На этом фоне довольно неожиданно и даже как-то не очень логично смотрится свеженькая шестая веха, поставленная в истории существования ООО «Зодчий» региональным правительством. На основании материалов, подготовленных службой по охране природы и озера Байкал Иркутской области, ООО «СРК «Зодчий» распоряжением министерства природных ресурсов Иркутской области было лишено лицензии на добычу гравия из Иркута вблизи села Максимовщина. 

Рассматриваю невзрачный листок с текстом распоряжения. В нём нет эмоционально громких слов «лишить», «отобрать», «наказать»… Там вообще нет эмоций. Содержание сухо, лаконично и по-чиновничьи серо: «Досрочно прекратить право пользования участком недр «Иркутный русловой…». И тем не менее, по меркам природоохранной службы, это «высшая мера» в отношении недобросовестного, нецивилизованного бизнеса. Это прецедент и надёжный опыт.

Штрафов могло и должно, на мой взгляд, быть больше, но их взыскание в течение года невозможно было осуществить по многим объективным причинам.

Одна из главных – очень короткое время, в течение которого нарушителя можно по закону привлечь к реальной финансовой ответственности за незаконную добычу гравия и других общераспространённых полезных ископаемых. В соответствии с частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях вынесение административного наказания может быть осуществлено не позднее двух месяцев со дня совершения нарушения. Успеть за это время правильно оформить множество документов зачастую просто невозможно. Приведу пример, один из многих и, может быть, самый простой и понятный. Нарушителя необходимо должным образом уведомить. А он уведомляться не хочет. Способов избежать официального уведомления – тысячи. Все знают, что призывники, к примеру, желающие «откосить» от армии, способны годами избегать получения повестки. А здесь нарушителю и спрятаться-то надо совсем ненадолго. Можно некоторое время провести, к примеру, на Канарах.

Чтобы вручить письменное уведомление, от получения которого нарушитель не сумеет отказаться в суде, служба проявляет чудеса «оперативно-розыскной» деятельности. Но если она опоздает хотя бы на день (нарушение, к примеру, выявлено 1 апреля, а уведомление нарушителю вручено 2 июня) – всё. Суд отменяет постановление о взыскании штрафа. Бизнесмен-нарушитель, каким бы очевидным ни было его нарушение, становится чист перед законом. 

Между тем, установив факт нарушения, трудно бывает установить самого нарушителя, будь то хоть физическое, хоть юридическое лицо. Служба не обладает правами оперативно-розыскной работы, а потому без участия полиции зачастую просто бессильна. Техника, которую застают на незаконных карьерах: экскаваторы, трактора, самосвалы – часто оказывается без каких-либо опознавательных знаков, без государственных номеров. Чья она? К счастью, Гостехнадзор и ГИБДД в помощи не отказывают, но соблюдение формальностей снижает оперативность, а вместе с ней и эффективность работы службы. 

Ещё одна проблема, мешающая оперативно пресечь незаконную добычу гравия и наказать виновных, заключена в том, что, несмотря на всю очевидность с точки зрения здравого смысла, доказать в суде причастность к правонарушению конкретного юридического лица тоже бывает очень сложно. Письменных распоряжений и приказов на незаконную добычу гравия, естественно, руководители фирм не издают. А люди, рядовые исполнители, застигнутые на месте правонарушения, уверенно берут вину на себя, потому что максимальный штраф на физическое лицо, как объяснили мне в службе, не превышает 5 тысяч рублей, а на юридическое – от 800 тысяч рублей до миллиона! Вот и начинают механизаторы и шофёры (уверенные, что хозяин не только возместит им сумму штрафа, но ещё и какую-никакую премию выпишет) уверять инспекторов: «Я сам для собственных нужд приехал взять только одну машину, чтобы фундамент поправить…». 

С компанией «Зодчий», работавшей на участке «Иркутный русловой» возле села Максимовщина, на этот раз всё получилось и по закону, и по здравому смыслу. У недобросовестного недропользователя отобрана лицензия. И добиться этого удалось, как рассказали мне в службе, благодаря тому, «что народ Максимовщины поднялся на защиту реки». С первого февраля фирма не имеет права там работать, хотя и сегодня мало кто верит, что она не проявит себя в других местах. Может быть, на том же Иркуте, но где-нибудь ниже или выше по течению, подальше от глаз неравнодушных жителей Максимовщины, наблюдающих за нарушителями не через щёлки в заборах, а через объективы фотоаппаратов и мобильников. 

В мае прошлого года служба по охране природы уже ловила эту компанию на незаконной добыче гравия примерно в километре ниже Максимовщины. Были вызваны геодезист, маркшейдер. Получено заключение, что добыча гравия велась за пределами лицензионного участка. Расчётный вред, нанесённый водному объекту, исчисляется десятками миллионов рублей. Материалы отправлены в полицию, но уголовного дела (оно может быть возбуждено, если вред превышает полтора миллиона рублей) по этому факту пока не возбуждено. Толкового ответа на своё естественное «почему» отыскать не смог, а возникающие предположения и догадки оптимизма не добавляют. Нехорошие мысли усилило упоминание работниками службы таинственно потерянного в Ленинской службе судебных приставов постановления о штрафе: почтовое уведомление с подписью, что постановление вручено адресату, есть, а самого постановления нет. Использовать копию потерянного документа закон не позволяет! В итоге компания вновь уходит от ответственности. И так постоянно. В службе охраны природы я видел толстенную, весом в несколько килограммов, папку с документами, составленными по нарушениям, допущенным ООО «Зодчий» на Иркутном русловом участке недр.

Неоплаченный долг компании в бюджеты разного уровня по штрафам за выявленные нарушения, по возмещению нанесённого вреда и, возможно, каким-то иным санкциям исчисляется уже несколькими сотнями миллионов рублей. На этом фоне сумма в 40 тысяч кажется сущей мелочью. Но как раз эта сумма, на которую я наткнулся в документе под названием «Постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю», вызвала у меня абсолютное недоумение. 

Взыскателем в постановлении обозначена служба охраны природы и озера Байкал Иркутской области, которая за одно из очередных нарушений наложила на генерального директора СРК «Зодчий», как на должностное лицо, максимально возможный штраф, те самые 40 тысяч рублей. Судебный пристав-исполнитель, как следует из документа, «…рассмотрев материалы исполнительного производства (…) вступившего в законную силу (…) предмет исполнения: штраф иного органа в размере 40 000 руб., в отношении должника Мамедова Галибы Халил оглы не смог исполнить постановление (…)в связи с тем, что у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными…». 

Получается, что у руководителя фирмы, много лет выгребавшей гравий из Иркута и не оплатившей государству несколько сотен миллионов рублей штрафов и иных санкций, нет сорока тысяч и личного имущества на эту сумму? Он не смотрит телевизор, не пользуется компьютером и мобильным телефоном? 

Решив, что документ мной неправильно понят, читаю постановление пристава-исполнителя второй, третий раз… Увы. Всё именно так, как написано. Бизнесмен Мамедов по версии пристава-исполнителя оказался нищим. Наверное, кто-то в это поверит…

– У меня не болит голова о гравии как об общераспространённом полезном ископаемом (ОПИ), – говорит Юрий Крашенинников, исполняющий обязанности руководителя Управления Росприроднадзора по Иркутской области. – Мы представляем федеральную надзорную структуру, а ОПИ – зона ответственности региона. Но у меня сильно болит голова о состоянии водных объектов федерального значения. Иркут в их числе…

Юрий Михайлович объясняет, что, если гравий незаконно и безграмотно добывается на участке суши и при этом нарушается ландшафт, остаётся «лунный пейзаж» – это плохо, это ужасно. Правонарушителя необходимо строго наказывать. Но это, по крайней мере, хотя бы не несёт прямой угрозы жизни и имуществу людей, живущих поблизости. Другое дело, если незаконная добыча гравия ведётся из водных объектов. Если искусственно меняется «пейзаж» дна и берегов реки – последствия могут быть катастрофичными, поскольку при этом нарушается уже не статическое, а динамическое равновесие огромных масс воды, находящихся в постоянном движении. 

Юрий Крашенинников сравнивает реку с «вечным двигателем» и подчёркивает, что добывать гравий из русел рек можно. Но не абы как, не в тех местах, куда дешевле и удобнее подъехать, чтобы «хапнуть», а в жёстком соответствии с тщательно проработанными проектами. Иначе может случиться беда. 

– Любая река – это «живой», динамичный организм. Он будет восстанавливать нарушенное равновесие без учёта интересов людей, в том числе и за счёт изменения береговой линии. А Иркут – река «крутая». Его поведение даже в естественном состоянии прогнозировать трудно. Он и без человеческого вмешательства с периодичностью примерно один раз в 30 лет устраивает людям неприятные сюрпризы, создавая чрезвычайные ситуации. 

Даже незначительное изменение формы дна и берегов, как понял я из рассказа профессионала-водника, неизбежно изменяет скорость, направление, всю динамику русловых потоков. Как поведёт себя Иркут нынешней весной, после грубого изменения русла компанией «Зодчий», Юрий Крашенинников предсказать не берётся. 

– Что будет – неизвестно, – отвечает. – Хорошо, если пронесёт. Но надо ждать и быть готовыми к негативному развитию последствий. И не только в том конкретном месте, где произошло вмешательство, но и выше, и много километров ниже по течению.

Вернувшись в редакцию, заглянул в Интернет и тут же наткнулся на ещё одну почти свежую новость. Оказалось, что «4 февраля нынешнего года Ленинский районный суд Иркутска прекратил производство по уголовному делу в отношении руководства ООО «Строительно-ремонтная компания «Зодчий». Приводится и поясняющая цитата: «Производство по уголовному делу суд прекратил в связи с истечением сроков давности уголовного преследования». 

А что? Зачем, в самом деле, кошмарить бизнес? Вот и президент страны на недавнем расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры России говорил о необходимости ослабить бюрократическое давление на бизнес. Он, частный бизнес, у нас пока ещё и не очень цивилизованный. Но что делать, если другого в России нет.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное