издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Заложники скоростного режима

Народные волнения у нас (да и везде) традиционно связаны только с двумя темами – либо политическими, либо экономическими. Поэтому совершенно неожиданным стало развитие большого конфликта, охватившего юг области, виновниками которого явились незаметные до этого момента дорожники. С конца прошлого года сразу два населённых пункта бастуют и саботируют планирующиеся в окрестностях озера Байкал изменения трассы М-55 «Иркутск – Чита». «Иркутский репортёр» отправился на место событий, пытаясь разобраться, чем вызвано недовольство местного населения, чем похожи и чем отличаются два «несчастных случая» на одной дороге.

Мимо Мот 

Ничто не предвещало ничего, когда 19 декабря прошлого года Иркутскгипродорнии совместно с представителями Упрдор «Прибайкалье» собрали местное население Мот на общественные слушания по поводу реконструкции участка трассы М-55, проходящего в непосредственной близости от той части посёлка, что называется Трактовый. Реконструировать предполагалось не только его (конфликтный учас-ток – это 44–47 км тракта), но и вообще ту часть дороги, что начинается от шелеховской развязки на 26 километре. 

– Опоздали на час, приехали к восьми, народ уже был взвинчен – знали, что нас собрали по поводу строительства новой дороги, но что собираются делать – непонятно. Они предложили вариант, по которому от развязки дорога уходит в горы, в сторону от Чистых Ключей, а за 700 метров от Мот отворачивает от посёлка в направлении садоводства «Алюминщик» на 300, – показывает на карте представитель инициативной группы посёлка, глава местной администрации Пётр Пешков. – Участок старой дороги до Мот просто срывается. 

Местные жители остались в недоумении: зачем выбрасывать то, что уже есть, если то, что будет, будет хуже? Необходимость строительства новой дороги объясняли тем, что она должна соответствовать второй скоростной категории – с нормальной скоростью прохождения 120 км/ч. 

– Однако когда в шелеховской Думе главному инженеру проекта Алексею Суханову задали вопрос «Вы действительно в таком рельефе хотите сделать скоростную дорогу?» – он, как единственный вменяемый человек, признал, что в некоторых случаях придётся отходить от второй категории к третьей. Мы спросили: «А почему, если там можно строить дорогу третьей категории, нельзя признать участком третьей категории уже существующий, который проходит мимо Мот? Зачем тогда вообще строить новую дорогу в сложном рельефе?» Нам не ответили, – удивляется Пётр Михайлович. 

Глава дорожной службы Олег Шандрук объяснил, что трасса должна проходить в отдалении от населённых пунктов, и именно это вызвало неприятие у населения Мот.

– Смысл дорог – людей соединять. Получается, от Шелехова до Култука все населённые пункты оказываются в стороне от дороги! – не понимает логики дорожников Пётр Михайлович. – Кроме того, скоростная дорога пройдёт между садоводством и Мотами, никакой развязки, никаких пешеходных переходов, как люди будут ходить – вообще непонятно. Начальник ГИБДД нам сказал, что сделает освещение. Я ему говорю: «Ну, здорово, будет удобно трупы собирать!» Тогда они предложили новый вариант…

Юная Маша Воинова считает, что дома сносят правильно, потому что в Култуке станет просторнее и чище. Местный житель Николай Лупынин уверен, что так думают только те, кто не хочет заботиться о своём доме…

Второй вариант предусматривал, что на участке 44–47 км трассу разделят полосы: одностороннее движение от Иркутска в сторону Байкала и односторонняя новая дорога в Иркутск в обход Мот. Однако людей беспокоит, что насыпной грунт в основании новой дороги отрежет «верховодку» – грунтовые воды, спускающиеся с гор. В этом случае вполне вероятно, что новая дорога сыграет роль плотины и садоводство «Алюминщик» начнёт затапливать.

Угроза вполне реальна, учитывая, что садоводство и без того время от времени, в период паводка, топит. Алексей, владелец участка №30, рассказал «Иркутскому репортёру», что приобрёл его более двадцати лет назад:

– Садоводство стоит на старице – старом русле реки Каторжанки. Мой сосед строил дом на брёвнах, чтобы не топило. У меня на участке вся земля, на которой мы стоим, привозная, я насыпал грунт. Сначала попробовал поставить на брёвнах баню, но грунтовые воды всё время подмывают и баню корёжит… Так что с этой точки зрения я против новой дороги. 

В садоводстве, к слову сказать, не такой сильный ажиотаж, как в Мотах: Алексей про дорогу что-то слышал, но толком ничего не знает, и единственное, что его встревожило, – что скоростная трасса пройдёт прямо около границы дачного посёлка, уничтожив тишину и покой, ради которых он купил участок. 

– Наш участок трассы был сделан без основания, грунт не отсыпали. Нам угрожают: «Если хотите дорогу рядом с Мотами, мы сделаем тут насыпь на пять-семь метров, сами взвоете!» Но, во-первых, можно же сделать этот участок третьей категории, а во-вторых, мы никогда не говорили, что дорогу не надо ремонтировать! Но надо делать так, чтобы людям лучше жилось, а то мы делаем новую дорогу, а всем становится только хуже! – возмущается Пётр Пешков. – Второй вариант лучше, нам его озвучили, но в планах мы его не видели. Откуда мы знаем, что, когда уже начнётся стройка, они не запустят первый вариант?!

30 марта прошло собрание местных жителей, на котором члены инициативной группы рассказали о встречах с представителями влас-тей и дорожников и небольших достижениях, связанных с началом обсуждения второго варианта реконструкции трассы. Было решено, что если Олег Шандрук и мэр Шелеховского района Александр Лобанов не предложат проект реконструкции, который устроит местное население, то последние вынесут вопрос на референдум. Сейчас окончательно вопрос не решён. Местное население ждёт следующего хода властей. Когда «Иркутский репортёр» был в Мотах – накануне прямой линии с президентом РФ Путиным, – многие местные жители собирались звонить главе страны с жалобой на попытки властей лишить их единственного кормильца, участка трассы М-55… 

«Тёщин язык» подрезать и удлинить… 

События в Мотах можно было бы посчитать отдельным частным случаем, если бы на той же трассе, но южнее, на берегу Байкала, конфликт не развивался по абсолютно схожему сценарию. Посёлок Култук, серпантин «Тёщин язык» и копчёный омуль в деревянных ящиках придорожных торговцев – привычная картина для иркутян и туристов, едущих отдыхать на Байкал этой дорогой. Население – 4750 жителей. С декабря прошлого года это невеликое количество вместе живущих людей оказалось расколото на два непримиримых лагеря.

Революционная ситуация, ведущая к изменению векового уклада жизни, вызревала исподволь, постепенно и незаметно. В течение декабря прошлого года неизвестно откуда возникли безадресные слухи о том, что грядёт скорая реконструкция участка трассы, проходящего через посёлок. Причём изначально ни о каком сносе домов речь не велась: геодезисты промерили теодолитами дорогу, расставили по обочинам оранжевые металлические столбики, и все были уверены, что М-55 просто расширят по ним – по одному метру в обе стороны.

Директор магазина «Елена» Татьяна Парыгина: «Это же нереально – пол-Култука снести собираются. Люди отсюда просто уедут…»

Однако в начале этого года в посёлке прошли общественные слушания. В клубе собрали местное население, перед которым предстали глава поселковой администрации Ткачук, мэр Слюдянского района Должиков и представители Иркутскгипродорнии. Ошеломлённые аборигены узнали, что через посёлок планируют провести четырёхполосную скоростную трассу. Почему скоростная трасса должна строиться в посёлке, а не между населёнными пунктами около Байкала вместо старой дороги, никто не пояснил. 

По плану дорогу должны были с двух сторон закрывать трёхметровые прозрачные сплошные щиты из оргстекла, которые наглухо разделят посёлок пополам. Пешеходных переходов не предусмотрено – в планах построить один высотный пешеходный виадук. При этом на всём протяжении центральной улицы Кирова с левой (из Иркутска) стороны будет полностью снесён первый ряд домов. Местные жители говорят, что это порядка семидесяти строений, из которых более шестидесяти – жилые дома и усадьбы. Остальные – три продуктовых магазина, один мебельный, аптека, почта, здание поселковой администрации, кафе на серпантине, шиномонтажка и единственная водокачка, оборудованная для пожаротушения в районе Стрелка (на въезде в Култук со стороны Слюдянки). В поселковой администрации подтвердили: пока план не утверждён Москвой, точное количество домов, попадающих под снос, не представляется возможным точно подсчитать, но эти приблизительные цифры корректно отражают возможные изменения жилищного фонда Култука. 

– Мы обсуждали эту ситуацию на комиссии по ЧС. Этот план вообще никак не учитывает пожарную безо-пасность посёлка. Допустим, водокачку построят в другом месте, хотя пока ничего не обещают – планов преобразования инфраструктуры дорожники не предоставили, их интересует только сама дорога, – рассуждает начальник службы пожарной охраны Олег Черезов. – Но у меня, кроме прочего, вдоль Байкала стоят три пирса. Как их отрабатывать, если все подъезды перекроет трасса за щитами – непонятно… 

План реконструкции дороги предусматривает и изменение очертаний серпантина над Култуком – это улица Горная и район Роща. Логика дорожников в этом случае также остаётся непонятной местным жителями – опасными, особенно для массивных грузовых фур, до сих пор были крутые повороты. На плане, который показали местным на общественных слушаниях, прямые участки петель «Тёщиного языка» сделали длиннее, чтобы спуски были более пологими, но вот повороты если не стали круче, то менее опасными точно не стали – увеличилась только «длина плеча». 

Магазин «Елена», принадлежащий местной жительнице Татьяне Парыгиной, находится ровно посредине участка дороги, подлежащего реконструкции, в центре Култука на улице Кирова. Она же находится в центре раскола общественного мнения. Татьяна выходит на «пятачок» перед магазином, на обочину конфликтного участка дороги, и показывает вытянутыми в обе стороны руками:

– Вот смотрите. У нас в центре и дальше в сторону Иркутска вдоль трассы стоят крепкие усадьбы, живут люди, ведущие своё хозяйство. Они все против планов реконструкции. В той части, на въезде со стороны Слюдянки, стоят около десятка домов либо заброшенных и сгоревших, либо где живут неблагополучные люди, на своё хозяйство давно махнувшие рукой. Конечно, они «за»: им лучше получить за дома деньги, а где жить и как – им до лампочки… Да их всё равно собирались сносить – в них всё время машины въезжают. 

Жители Мот из-за недостатка аргументов от дорожников начинают думать, что новую дорогу прокладывают подальше от усадьбы Олега Шандрука, якобы стоящей невдалеке от трассы М-55. Чтобы фуры не дымили и не пылили…

Как объясняет Татьяна, им дали два года «форы» – к реконструкции планируют приступить только в 2015 году.

– Нам сказали: время есть, хотите магазин – присматривайте себе новое место. А куда мне с моим товаром деться? К нам приходил оценщик, спросил: «Вы как налоги платите? Обычную «вменёнку»? Ну, значит, вам никакой компенсации не полагается!» А я этот магазин два года строила, и меньше двух лет он работает. Я ещё даже кредит, взятый на его строительство, не выплатила. Администрация обещала нас не бросать, с каждым случаем разбираться индивидуально, возместить упущенную прибыль. Но такого удачного места в Култуке больше нет. Конкуренты, конечно, радуются… Люди просто уедут отсюда – это же с ума сойти, собираются снести половину Култука! 

В «неприсоединившейся» части Култука дома и правда через один либо заброшены, либо сгоревшие. В одной из жилых усадеб «Иркутский репортёр» разговорился с 14-летней девочкой Машей Войновой. Она рассказывает: в Култуке их семья живёт около девяти лет, дом на улице Кирова купили четыре года назад. К реконструкции дороги она относится положительно, но объясняет это гладкими, услышанными от взрослых фразами: 

– Это хорошо не именно для нас, а для Култука. Будет больше места, посёлок станет привлекательнее, чище… 

Пётр Пешков: «Дороги должны соединять людей, а не наоборот»

В поселковой администрации «Иркутскому репортёру» удалось пообщаться с юрисконсультом Алексеем Азаровым. Он объяснил, что на публичных слушаниях 26 февраля был представлен только рабочий, предварительный вариант проекта реконструкции дороги. 

– Вопрос по организации серпантина ещё не решён. Также не решены вопросы по организации развязки Октябрьская – Кирова и по доступу к улице Горной. Непонятно, как быть с защитными экранами, которые разделят посёлок на две не связанные между собой половины, потому что нет возможности в них сделать пешеходные переходы. То есть сейчас обсуждаются пути доработки проекта. Предполагается, что существующая дорога сохранится. Была мысль провести её в обход посёлка, ближе к железной дороге, но железнодорожники эту идею не одобрили, объясняя отказ недостатком места между полотном и границей Култука.

– А как вы сами относитесь к этому проекту?

Алексей думает и неохотно признаётся:

– Объективно говоря, в администрации нет компетентных специалистов, чтобы доказать несостоятельность проекта. 

Потом говорит, что администрация посёлка допускает вероятность того, что недовольством населения воспользуются заезжие оппозиционеры и устроят в Култуке «ещё один Химкинский лес». 

Местные думали, что дорогу через Култук расширят на один метр в обе стороны. Но по плану предусматривается снесение первого ряда всех домов по левой (от Иркутска) обочине…

– У наших жителей сельский менталитет, они отказываются к себе пускать оценщиков, хотя это проводится бесплатно, – говорит Алексей. – То есть люди даже не хотят знать, что им может быть предложено взамен, размеры компенсации их не интересуют. А предлагается рыночная, а не кадастровая стоимость строений и участков. К тому же никто не неволит: не нравится эта цена – можете нанять своего оценщика. С другой стороны, Москва проект ещё не видела, то есть он даже не утверждён в окончательном варианте, и когда начнётся строительство – никому не известно…

Местные хватаются за эту последнюю ниточку надежды – в посёлке ходят слухи, что губернатор недоволен существующим проектом. 

Объединяет две эти ситуации в двух разных прибайкальских посёлках даже не формальная схожесть сценария. Их объединяет личное отношение живущих в них людей, которое выражается не в возмущении, а в недоумении. Практически слово в слово «Иркутскому репортёру» говорили никак не связанные между собой люди: «Мы не понимаем, ведь реконструкция трассы должна быть продиктована заботой о нас, удобством живущих на трассе людей. А получается, делается всё, чтобы причинить нам наибольшее неудобство и ущерб». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector