издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Принять эти правила или закрыться»

В Иркутской области ищут «иностранных агентов». Такой статус по обновлённому федеральному законодательству должны получить некоммерческие организации, получающие деньги из-за рубежа и ведущие политическую деятельность. В апреле волна проверок НКО, которые начали Минюст, фискальные органы и прокуратура по всей стране, докатилась и до Приангарья. Какую форму это принимает на практике и почему изменения в закон поставили под угрозу само существование некоммерческих организаций, разбиралась Алёна Махнёва.

«Такое ощущение, что обнаружился самый большой дефицит – дефицит здравого смысла», – говорит Елена Творогова, президент Молодёжного благотворительного фонда «Возрождение Земли Сибирской». В фонде уже прошла прокурорская проверка в соответствии с изменениями в Законах «О некоммерческих организациях» и «Об общественных объединениях». 

Напомним, поправки в эти нормативные акты, вступившие в силу в ноябре прошлого года, требуют, чтобы все НКО, получающие иностранное финансирование и ведущие политическую деятельность, были занесены в специальный реестр и именовались организациями, «выполняющими функции иностранного агента». Получив такой статус, НКО обязана ежеквартально сообщать соответствующим федеральным органам о том, в каком объёме, откуда и на что получает и тратит иностранные деньги. Кроме того, организация должна раз в полгода отчитываться о своей деятельности, персональном составе руководства и раз в год предоставлять аудиторское заключение на годовую бухгалтерскую отчётность. Если такая НКО захочет выступить в СМИ или Интернете, она должна указать, что информация поступила от организации, выполняющей функции иностранного агента. Нарушение закона чревато последствиями от штрафа и временного приостановления деятельности НКО до тюремного заключения участников организации. Уголовный кодекс РФ теперь предусматривает наказание за «злостное уклонение от исполнения обязанностей… некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Например, непредставление документов для регистрации в реестре влечёт за собой штраф до 300 тыс. рублей, до 480 часов обязательных работ, исправительные работы либо лишение свободы на срок до 2 лет. 

Любопытно, что под действие закона не попадают государственные корпорации, госкомпании и созданные ими некоммерческие организации. Между тем на госкорпорации не распространяются положения о раскрытии информации, обязательном для публичных открытых акционерных обществ, и, в отличие от ФГУПов, они не подлежат контролю ряда государственных органов.

Область политического

Поправки ещё на стадии законопроекта вызвали массу нареканий. Формулировки этого закона не имеют достаточной правовой определённости, следовательно, не отвечают требованиям Конституции, определения противоречат Гражданскому кодексу, отметил глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов. «Сегодня под этот закон можно подвести любую организацию или не подвести ни одной», – подчеркнул он, выступая в конце апреля на германо-российской конференции в Берлине, посвящённой деятельности НКО, где присутствовал корреспондент «Конкурента». Например, в Гражданском кодексе РФ понятие агента определено однозначно и оно никак не подходит к деятельности НКО, а сам Закон «О некоммерческих организациях» является частью гражданского законодательства. «Закон об иностранных агентах», как его уже успели прозвать, не выдерживает никакой критики с правовой точки зрения. Понятие «политическая деятельность» вообще не определено юридически, отмечают эксперты. Трактовать его госорганы могут по своему усмотрению, в законе лишь указано, что не является политикой: наука, культура, искусство, здравоохранение, защита растительного и животного мира и прочее. «У нас в уставе были обнаружены предпосылки политической деятельности: возможность проведения круглых столов, конференций и других публичных мероприятий, – говорит Елена Творогова. – Поскольку самой политической деятельности пока не обнаружили, нам представили такой документ как предостережение». 

Уже сейчас политической деятельностью признаны социологические исследования о политике или правовая помощь демонстрантам, говорит Павел Чиков, руководитель правозащитной ассоциации «АГОРА», член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека. «В уставе одной НКО прописано «привлечение к ответственности чиновников за нарушение прав человека» – это политическая деятельность, наблюдение на выборах, влияние на позицию министерства здравоохранения в лечении наследственных заболеваний – тоже. Таким образом, основным критерием, по которому НКО может быть отнесена к иностранным агентам, становится получение иностранного финансирования». 

Российские «иностранные»

В деятельности фонда «Возрождение Земли Сибирской» оно тоже обнаружилось, рассказывает Елена Творогова. Один из доноров НКО – российская компания «En+ Group», которая, как и многие другие представители отечественного бизнеса, зарегистрирована в офшоре, поэтому финансирование на социальный проект «Школа экологического предпринимательства», формально полученное из-за границы, прокуратура признала иностранным. 

Новый закон эксперты называют инструментом финансового давления на некоммерческий сектор. Штраф на сумму 300 тыс. рублей для очень многих НКО фактически означает окончание их деятельности. Это удар по экономике НКО, считает Павел Чиков, поскольку система бюджетного финансирования непрозрачна, коррумпированна, непонятна. «Деньги получить из бюджета трудно и опасно», – отмечает глава правозащитной организации. В результате проверок, идущих последние два месяца, профессор КубГУ, доктор наук, директор грантовых программ Южного регионального ресурсного центра Михаил Савва был задержан по подозрению в мошенничестве и хищении в крупном размере (366 тыс. рублей) бюджетных средств, выделенных в виде гранта на проведение исследований, сообщает портал «ЮГА.ру». Профессор Савва по решению суда заключён под стражу до 13 июня. 

Таким образом, считает Чиков, российские НКО сегодня стоят перед выбором: «Получаете иностранное финансирование – вы иностранный агент с перспективой уголовной ответственности по новой статье «Злостное неисполнение обязанностей иностранного агента», получаете бюджетные деньги – светит статья за хищение, поскольку вопрос целевого и нецелевого расходования средств решают тоже представители власти. Одновременно закон наносит удар по репутации некоммерческого сектора, потому что если вы получаете иностранные деньги – вы не друг или даже враг российского государства». Насаждается атмосфера страха в НКО. 

«Практика ещё не сложилась»

Важно и то, как проходят проверки. «Вчера, 1 апреля, позвонили из прокуратуры и сообщили, что нужно представить документы для проверки. Какие именно, должны сообщить в официальном запросе. Официальное уведомление прислали факсом только в 16 часов 01.04.13. Оригинала пока нет. Запросили уставные документы и документы, подтверждающие получение и расход целевых средств, копию выписки из ЕГРЮЛ. Конкретно какие, не указано. Зато в запросе было сказано, что представить эти документы в прокуратуру нужно к 11 часам 02.04.13», – говорится в пресс-релизе иркутской НКО «Байкальская экологическая волна». Во втором запросе в адрес организации правоохранители потребовали приказы и отчёты о командировках сотрудников, презентационные и раздаточные материалы семинаров, копии опубликованных печатных материалов за 2011-2012 гг., первый квартал 2013 года – и снова в очень сжатые сроки. «В результате данной проверки работа «Байкальской экологической волны» полностью парализована. Все сотрудники заняты подготовкой документов для прокуратуры», – говорится в сообщении НКО. Руководство организации в настоящее время не даёт комментариев. 

Региональному координатору ассоциации «Голос» в Иркутске Алексею Петрову тоже поступал запрос из органов. «Документов у нас не может быть никаких, поскольку у ассоциации в Иркутске нет юридического лица, а есть только координатор, – рассказывает Петров. – Я был на допросе в прокуратуре и налоговой инспекции по месту жительства. Все держались очень достойно, ни у нас, ни у органов к нам не было никаких претензий. Понимаю, что фискальные органы и прокуратура выполняли приказ вышестоящих организаций. Очень милые люди, которые выполняют свою работу». Однако проверяя Региональную общественную организацию «Голос», которая входит в ассоциацию, 

Минюст беседами не ограничился, а возбудил производство по делу об административном правонарушении, поскольку она не зарегистрировалась в качестве «иностранного агента». 14 мая протокол об административном правонарушении должен был быть  направлен в суд.

«Практика применения нового законодательства ещё не сложилась, поэтому руководители отдельных организаций проявляли настороженность. Однако в ходе проверок недопонимание исчезало, поскольку требования прокуроров не выходили за пределы их полномочий и закона об НКО, деятельность организаций, запланированные ими мероприятия не подвергались срывам», – говорит старший помощник прокурора Иркутска Вероника Кобелева. При этом требования прокурора, в соответствии с федеральным законодательством, обязательны к исполнению, напомнила она. Если организация по объективным причинам не может сразу предоставить все документы, можно письменно уведомить об этом прокурора, представить те, что есть, а остальные дослать позже. Хотя их отсутствие, по словам Кобелевой, и свидетельствует зачастую об имеющихся нарушениях закона.

Проверки проводились в плановом порядке. «Проверялось исполнение как законодательства о противодействии экстремизму, так и иного законодательства, в случаях выявления иностранного финансирования проверка шла уже в контексте новых изменений закона об НКО», – отметила Вероника Кобелева. Итоги должны быть подведены к концу мая. «Результаты проверок будут доведены до сведения общественности», – утверждает собеседник издания.

Бомба замедленного действия

Даже обсуждение нового закона вызывает массу эмоций у представителей НКО. «Почему я должна регистрироваться как иностранный агент, если я работаю на территории Российской Федерации, на деньги российского бизнеса и работу веду в интересах развития депрессивных российских территорий, в том числе моногорода Байкальска?!» – возмущается Елена Творогова. У НКО сейчас вообще больше вопросов, чем ответов. «Теперь в каждом конкретном случае надо будет очень хорошо подумать, прежде чем что-то делать. Либо нужно принять эти правила, либо закрывать все НКО», – продолжает глава фонда «Возрождение Земли Сибирской», напоминая, что некоммерческие организации работают чаще всего с самыми болезненными в социальном плане ситуациями, где государство не справляется. 

Новый закон – это удар по несанкционированной социальной активности, полагает Михаил Рожанский, научный директор Центра независимых социальных исследований и образования. 

Павел Чиков, ссылаясь на доклад международных организаций Amnesty International и Human Rights Watch, отметил, что в 2012 году ситуация с правами человека в России была худшей за последние 20 лет. «С 2008 по 2012 годы нам не пришлось вообще заниматься юридической защитой некоммерческих организаций. Ситуация кардинально поменялась с прошлого года. Сейчас у нас чёрная полоса, мы снова не работаем, а бьёмся за выживание», – говорит Чиков. Впервые руководители НКО встали под угрозу уголовной ответственности, чего не было ранее. Сигнал от власти получил и российский бизнес. В Самаре, например, проверки прошли не только в НКО, но в и коммерческих организациях, которые с ними сотрудничали – предоставляли помещения или печатали материалы. «Бизнесу дали понять, что не просто безвозмездно жертвовать опасно, также опасно просто на коммерческой основе предоставлять какие-то услуги», – считает Ольга Гнездилова, адвокат из Воронежа, защищающий НКО.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector