издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Нигде в других мастерских такого сторожа нет»

«Shift this lever to proper notch before recording». Надпись на сверкающем стекле рядом с хитрым механизмом гласит: «Переместите этот рычаг к надлежащей метке перед записью». Русскому человеку сразу и не догадаться, для чего все эти сверкающие ручки, рычажки, щели. И главное – зачем это всё в обычных часах с маятником. А вот американцы, побывавшие в Ангарском музее часов, этот аппарат узнают сразу. В конце 19 – начале 20 века подобные механизмы стояли и в России – на проходных заводов. Знаменитые табельные часы, отмечавшие приход и уход рабочих с завода. В специальную прорезь в часах рабочий обязан был вложить личную карту, на которой ставилась отметка – когда пришёл и ушёл. Отмечалось всё, даже время обеда. За нарушение можно было лишиться трети зарплаты. Почти два десятка лет назад часы прибыли в Ангарск из Владивостока.

На стекле часов замысловатый значок – ITR, International Time Recording Company. Основной продукцией международной компании «Время записи» в конце 19 века стали механические регистраторы времени. Запатентовал изобретение в 1888 году ювелир Уиллард. Л. Банди из Нью-Йорка, а его брат год спустя организовал Банди мануфактуру и занялся массовым производством часов, к 1900 году мануфактура стала называться ITR. В России историю ITR знают, конечно же, немного хуже, чем в США. Однако табельные часы, которым сейчас больше века, скромно стоящие в часовом музее Ангарска, являются дальними родственниками современных компьютеров. Компания ITR в начале 20 века слилась с другими и была преобразована в Computing Tabulating Recording Company, предшественницу знаменитой корпорации IBM. Фото трогательных табельных часов и сейчас можно найти в архивах IBM. 

Корпус помимо прочего украшен пометкой – Еndicott, N.Y. USA. Американцы вспоминают эту фирму с той теплотой, которую испытывают русские при виде «командирских», «штурманских» часов или часов «Полёт». В 30–40-е годы 20 века изображения часов этой фирмы можно было найти среди лучших рекламных плакатов в США. Одну из наручных моделей Еndicott носил, как гласит легенда, диснеевский персонаж Дональд Дак. 

Ангарские часы, конечно же, куда старше, их дата рождения – конец 19 века. «А история у них какая удивительная! – Директор Ангарского музея часов Нина Крылова перебирает «досье» табельных часов, берёт в руки пожелтевшее письмо. – Часы поступили в музей в 1984 году, – рассказывает она. – Из Владивостока. Передал их основателю музея, коллекционеру Павлу Васильевичу Курдюкову, житель этого города Никандр Фёдорович Бронников. Он бывал в 70-х в Ангарском музее часов, его заинтересовали деревянные часы Бронниковых. Завязалась переписка. Павел Васильевич по просьбе Никандра Фёдоровича даже чинил какие-то часы, посылкой отправлял их во Владивосток». Однажды Бронникову выпал шанс отблагодарить ангарского коллекционера. Он зашёл в контору ГлавСеверТорга и увидел на стене странные часы – те самые американские табельные фирмы Эндикотт. Письмо о находке улетело в Иркутск, и Павел Курдюков тут же написал в ГлавСеверТорг просьбу – прислать в Ангарский музей часов этот экземпляр. Что и было сделано. Но бывшие владельцы ничего не знали о самих табельных часах: ни что это за механизм, ни как он попал в здание ГлавСеверТорга. 

Так бы и остались эти часы без легенды, если бы не ещё один друг Павла Курдюкова, Ивановский, который публиковал материалы о часах из коллекции собирателя в разных газетах страны. Часто это помогало – люди читали заметку о часах и делились собственными воспоминаниями, так удавалось найти недостающие детали истории. Однажды Курдюкову пришло письмо: «Уважаемый товарищ директор! В нашей приморской краевой газете «Красное знамя», издаваемой в городе Владивостоке, в мае 1982 года напечатана статья «Сохранившееся время», автор Ивановский, – писал Павел Поверенных. – Здесь же помещена фотография часов с указанием фирмы, изготовившей их. Эти часы вернули меня в 1920 год. Я узнал их, так как эти часы впервые в двадцатые годы работали в мастерских торговой фирмы двух купцов-немцев. Фирма называлась «Кунст и Альберс».

Систему отчётности для рабочих придумали в конце 19 века американцы,
они же распространили свои «тайм-машины» по всему свету

Это была известная во Владивостоке торговая фирма: помимо центрального магазина, ещё имелись отделения на окраинах, в числе которых была автономная электростанция с богатым аккумуляторным хозяйством и электромеханическая мастерская. В этой фирме чернорабочим работал мой отец, а брат – в указанной мастерской слесарем. Фирма выполняла сторонние заказы, следовательно, штат мастерской был немалый. При входе в мастерскую с правой стороны от дверей стояли эти часы. Навещая брата, я часто видел их, и брат мне рассказывал, какую функцию они выполняли. Почему я так уверенно говорю? А только потому, что брат часто повторял: «Это единственные часы во Владивостоке, которые точно фиксируют приход и уход с работы. Не хочешь заработать штраф или, ещё хуже, лишиться работы – не опаздывай и раньше не уходи. Нигде в других мастерских на заводе таких сторожей нет. Это уж мы точно знаем». Павлу Поверенных было неизвестно, как всё-таки часы попали в ГлавСеверТорг. Но он точно знал, что эта контора никогда не размещалась в здании торгового дома «Кунст и Альберс», просуществовавшего во Владивостоке до 1927 года. Видимо, ГлавСеверТорг получил часы после национализации немецкого торгового дома. А история их приезда в Иркутск уже известна. 

Впрочем, она ещё не закончена. «В прошлом году к нам пришло письмо от Ижорского музея, – рассказала Нина Крылова. – Они вышли на наш сайт, обнаружили информацию о часах специального назначения, в том числе о табельных часах. Оказалось, в Ижорском музее есть точно такие же часы, висели они на заводской проходной в начале 20 века, ещё до революции. Сейчас в них сломана часть механизма. Специалисты завода просили прислать им фотографии наших часов, чтобы попробовать восстановить свои. Мы сделали фотографии, отправили в Ижору. А в ответ пришло письмо с инструкцией к часам, сохранившейся ещё с начала 20 века. В инструкции подробно описывается, как ими пользоваться, а главное, какой штраф платил человек, опоздавший на работу. Представляете, одна треть зарплаты!»

Сейчас табельные часы есть во многих музеях мира.
Среди них – знаменитый Вуки Хол в Великобритании, музей IBM в США,
и Ангарский музей часов

Работник в начале и конце рабочего дня должен был опустить свою именную карточку в специальную прорезь в часах, после чего автоматически делалась отметка. Контролировали даже обеденное время. Именная картотека обычно находилась на проходной завода. Великолепный образец такой картотеки и часов сейчас хранится в музее Вуки Хол в Великобритании. К основному корпусу часов прикреплены два больших массивных шкафа под размещение личных карточек рабочих. Табельные часы, появившиеся в конце 19 века, использовались на предприятиях вплоть до 40-х годов 20 века. Похожие часы, правда германского производства, хранятся в музее села Вятское. Там же есть ещё одна разновидность специальных часов – сторожевые. Они были призваны контролировать не рабочих, а сторожа и были маленькими. Внутрь часов вставлялся сменный бумажный диск, он вращался точно по времени. Хозяин предприятия запирал часы собственным ключом, а сторожу выдавал другой ключ, при помощи которого можно было проникнуть внутрь корпуса через верхнюю крышку. Каждый час или два сторож должен был через верхнюю крышку пробивать на бумажном диске метку. Так хозяин удостоверялся, что сторож ночью не спал. А в музее IBM стоят табельные часы в виде тумбы с большим колесом с разметкой по номерам. Работник вращал специальную стрелку, выбирал на колесе свой номер, вставлял в слот карту, нажимал рычаг, и на ней печатались дата, время и личные данные. 

«К сожалению, показать, как наши часы действуют, сейчас невозможно, – говорит директор музея. – В часы вставлялась печатная лента, она высохла, но механизм полностью исправен». Американцы, бывающие в Ангарском музее часов, обычно сразу безошибочно опознают странный механизм, табельные часы своей родины, рассказывает Нина Крылова. Там они уже часть определённой профессиональной культуры – как ввели в начале 20 века эту пропускную систему, так до сих пор и используют. Правда, теперь это электронные, а не механические фиксаторы времени.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное