издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Польза от тополиного пуха

Мы привыкли к своему резко континентальному климату и связанными с ним причудами погоды. У нас может не быть вовсе весны, а после зимы сразу наступить лето – где-то в середине июня. У нас может не лечь снег до Нового года, исподволь накапливаясь и затем высыпая обильными снегопадами где-то в апреле. У нас вообще могут быть любые внезапные природные катаклизмы – от землетрясений до паводков. Но плановая напасть лишь одна. Что бы ни происходило в области климатических изменений, в начале июля у нас летит пух. Я всю жизнь прожил в Иркутске и про тополиный пух знаю уверенно только две вещи: он всех раздражает и абсолютно бесполезен. С первым поделать ничего нельзя, а вот со вторым можно поизощряться…

Крестьянская натура требует применить в хозяйстве любую безделицу. Что же можно выжать из невесомого пуха? Раньше эта проблема казалась нерешаемой. Но за последний год – точнее, с прошлого лета – появилась новая бизнес-модель. И подсказала её горностаевая моль. Любая точка общественного возмущения – она именно точка, а не многоточие. Она должна возникнуть внезапно, из ниоткуда, одномоментно. Тогда общественное мнение булькает и кипит. Вот моль. Ещё пару лет назад о её существовании никто не знал. Сейчас же создаётся впечатление, что это и есть тот самый бренд Иркутска, который все так долго искали. А пух – что пух, он был всегда, это привычное зло, которое неуживчивая общественность стряхивает с носа походя, не обращая к нему свой пытливый ум.

Но будем справедливы: пух раздражает всех гораздо больше, чем моль. Моль молча жрёт свои яблони и, кроме как визуально, гражданам мешает мало. Пух вездесущ и неотвратим. То есть с точки зрения источника конфликта куда более перспективен. Поэтому можно предложить всем на радость следующее развитие сюжета. 

Для начала нужна инициативная группа «Иркутяне против пуха». Вахтёров на пенсии, не утративших своего молодого пыла и даже путём брожения перегнавших его в первач старческой брюзгливости, у нас достаточно. Они должны составить обращение в городскую администрацию о том, что так больше продолжаться не может. Желательно привлечение медицинских экспертов. Поскольку слово «раздражение» в русском языке имеет не только бытовой, но и медицинский смысл, найти измученного жарой и тополиным пухом малоимущего терапевта, который убедительно опишет аллергенный вред от этой заразы, не представляется проблематичным. 

И вот на этом этапе необходимо привлекать вертикаль власти административного ресурса. Мэр Иркутска Виктор Кондрашов должен выступить по местному ТВ, поддержать народные чаянья, а потом выделить из городского бюджета несколько миллионов на борьбу с тополиным пухом. Эту сумму силами неустановленных чиновников необходимо распилить, похитить, отмыть и освоить. Деньги, конечно, небольшие, но ради торжества идеи госслужащие должны постараться. Применить, так сказать, свой большой опыт на практике.

После этого общественность – тут уж её и просить не придётся – устроит глобальный сеанс магии с её последующим разоблачением. Все местные блогеры, СМИ и интернет-порталы напишут, что пух победил мэрию, запостят язвительные картинки Кондрашова, встречающегося с пухом, и проведут собственные расследования, куда девались выделенные миллионы. Понятное дело, победить пух окажется невозможным. Об этом свидетельствует опыт уничтожения горностаевой моли. Потому что единственный, кому борьба с горностаевой молью была абсолютно пополам, – это сам вредитель. Пух в этом отношении кажется да и является на практике вообще неистребимым. 

Конечно, тут же найдутся дендрологи-любители, которые предложат (в очередной раз, кстати) вырубить в Иркутске все тополя под корень. Немедленно возникнут «зелёные», которые вступятся за попранные права «зелёных лёгких планеты». В идеале они подерутся, встретившись в двух соседних пикетах, проповедующих антагонистичную идеологию в ботанике. 

Обычно на этом месте подтягиваются заезжие столичные оппозиционеры, которые мирят всех путём введения общего врага, которым по традиции будет объявлен кровавый режим действующей власти, а в ход пойдут крайне убедительно свёрстанные фотографии, на которых ночной порой члены партии жуликов и воров тайком высаживают на городских аллеях ростки будущих разносчиков пуха. 

Может возникнуть закономерный вопрос: а для чего устраивать весь этот злой идиотизм? Есть такой старый анекдот: поймал хиппи золотую рубку, последовало обычное предложение трёх желаний. «Пусть татаро-монгольское иго захватит Европу», – пожелал хиппи. Исполнено. «А теперь пусть татаро-монгольское иго вернётся домой». Исполнено. «А теперь пускай татаро-монгольское иго снова захватит Европу». «Зачем тебе это, странный человек?» – удивилась золотая рыбка. «Да мне это и не нужно вовсе, – отвечает мудрый хиппи. – Просто люблю, когда люди тусуются». 

Мы живём в век Интернета и варимся в густом информационном бульоне. Если уж нет никакой пользы от тополиного пуха, то с паршивой овцы хоть шерсти клок, пусть будет польза новостная. В самом деле, летом новостей нет, ничего особенного не происходит. Скажем честно: горностаевая моль порядком всем надоела. Давайте сделаем сенсацию из такой дохлой темы, как тополиный пух. Чем он хуже горностаевой моли? Тоже – тема…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector