издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уровни жалости

Событие, о котором знают все, – у нас в стране началась реформа РАН, что вызвало бурю негодования научного сообщества. Учёные говорят, кричат и вопиют, что эта реформа на корню погубит и без того плохо отлаженную систему подготовки молодых научных кадров и застопорит напрочь и без того хилую работу существующих учёных, институтов и лабораторий. И, конечно, нам их очень жалко, хотя до конца суть этой реформы не понятна никому из простых людей. Событие, о котором вообще никто не знает, – на прошлой неделе в иркутском Академгородке навсегда закрылся маленький магазинчик «Кадар». Казалось бы, и пёс с ним, кому до этого есть дело?! Но Академгородок – это место, где «у нас здесь своя атмосфэра». Отсюда нельзя волевым решением взять и что-то выкинуть. Точнее говоря, можно. Но, опять же, жалко. На совершенно другом, маленьком, бытовом уровне…

Я всю жизнь прожил в Академгородке. Это особая гордость и особое самосознание. Нам всегда говорят: «Вы – земля федерального подчинения, к городу относитесь постольку-поскольку. Что-то не нравится – жалуйтесь Москве». 

Когда заварилась эта буча с реорганизацией РАН, на центральной площади Академгородка за одно-имённой остановкой, что рядом с бывшим ДК, поставили брезентовую палатку. В ней шёл сбор подписей против реорганизации РАН. Любой обладающий зачатками гражданской позиции сочувствующий человек мог поставить свою подпись «против». 

А в это же время в сотне метров от этой палатки, в маленьком продуктовом магазинчике «Кадар», находящемся на первом этаже обычного жилого дома, шёл такой же сбор подписей, но уже против закрытия этого магазинчика административно-хозяйственным отделом СО РАН, правильнее говоря – ИНЦ, Иркутским научным центром. Давайте на минуту забудем о нелёгкой доле русского, иркутского, академовского учёного. И обратимся к обычным жителям Академа (мой маленький сын в маршрутках, подъезжая к остановке, кричит: «Остановите на Академе-городке»). 

Этот микрорайон, как Ватикан,  город в городе, государство в государстве. Он живёт по своим законам – не административным или федеральным, а бытовым. И учёных, конечно, жалко. Но какую часть от общего населения Академгородка они составляют? Хотя страдают от неустроенного быта они, конечно, наравне со всеми. Время от времени по Академу ходят зловещие слухи – академия хочет закрыть местную больницу, академия хочет отказаться от собственной поликлиники… Все волнуются и возмущаются. Поликлинику, правда, не тронули, а в больнице, кажется, обошлось закрытием одного из отделений. 

Но сама тенденция удручает. То, что называется «социалка», в Академгородке хромает и болеет. ДК, что не удивительно, превратился в рыночек – его здесь называют как-то по-питерски – «ярмарка». Это нормально: людям нужно где-то покупать свежие продукты. Но почему кинозал в ДК, собственная гордость, где в былые времена по выходным показывали фильмы, закрыт, забит и заброшен? Наверное, потому, что у каждого НИИ есть собственный конференц-зал, и даже неотъемлемые от Академа барды из студии «Полнолуние» предпочитают выступать не в общенародном ДК, а в зале Института земной коры. 

На центральной площади Академгородка всегда торгуют мелкие частники – овощами, клубникой, квасом. Зачем их нужно гонять с места на место? Кому они мешают? Когда год назад тёте Наташе, которая много лет подряд продаёт здесь квас, не давали разрешения на торговлю, я писал об этом заметку в «Иркутский репортёр». Тогда мне администраторы от науки ответили нечто невразумительно невероятное – чтобы тётя Наташа торговала квасом, ей нужно разрешение из Москвы. 

Сейчас то же самое происходит с торговцами овощами. Наша семья любит домашние малосольные огурцы. Но купить мы их не можем. Потому что, как объяснили «наши» торговцы, а мы всё предпочитаем покупать у одних и тех же «своих», их гоняют – то есть в будние дни   штрафуют на три тысячи, делая этот мелкий бизнес заведомо нерентабельным. И они вынуждены торговать только в выходные, когда их каратели отдыхают. 

Один умный человек сказал: «Когда порежешь палец, мало утешает мысль, что была вторая мировая война». Я не знаю, хорошо это или плохо, что науку у нас вдруг ни с того ни с сего взялись реформировать. Мне кажется, что для обычных жителей Академа хуже не будет – и так всё не ахти. Магазинчик «Кадар» закрылся 27 июля. А я его помню с тех пор, когда был сопливым шкетом. Кому он мешал – мировой научной мысли, что ли? Мне жалко учёных. Но магазинчик, извините за корявое слово, жальчее…      

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер