издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Матёрый бандит меняет амплуа

Иркутский областной суд вынес обвинительный приговор ангарскому бизнесмену Константину Шалыгину, который 12 лет назад покушался на жизнь лидера банды «Пожарники» Алексея Бердуто. На скамье подсудимых вместе с подстрекателем оказались исполнители его «заказа» – Евгений Киселёв и Евгений Туркин.

Приговор потерпевший выслушивал, находясь в «клетке» рядом с подсудимым. Алексей Бердуто, осуждённый за бандитизм, создание многоуровневого преступного сообщества и 12 совершённых в его рядах умышленных убийств и покушений, так и не успел добраться до места, где ему предстоит отбывать пожизненное лишение свободы. В конце сентября 2010 года Верховный суд России утвердил приговор лидеру «пожарников», а спустя несколько дней, в октябре, было возбуждено уголовное дело о давнишнем покушении на его жизнь. И профессиональный преступник Бердуто с полпути вернулся в СИЗО-1 Иркутска в непривычном для него статусе потерпевшего, или, как выражаются его коллеги, терпилы. 

Три года следствие и суд разбирались в ситуации, которая сложилась в криминальном мире Ангарска в 2001 году. Алексей Бердуто по прозвищу Старый в то время уже превратил свою группировку в хорошо вооружённое бандформирование и наводил мосты для объединения с лидером Братского преступного сообщества Вячеславом Гамерником для создания самой сильной в Приангарье многоуровневой криминальной организации. Константин Шалыгин был тоже не последней фигурой среди «деловых людей» города нефтехимиков. Как показывали свидетели в судебном процессе, он нажил огромное состояние, занимаясь хищением нефтепродуктов с АНХК. В криминальных кругах Шалыгина знали как лидера группировки «Толстяки» и владельца очень популярного в те годы в Ангарске ночного клуба «Зодиак». На этот развлекательный комплекс и положил глаз Алексей Бердуто. Как утверждал он сам, деньги в сумме 50 тысяч долларов на то, чтобы стать соучредителем «Зодиака», он занял у своего покровителя Гамеры, который одобрил бизнес-план партнёра. Но время шло, а дело не сдвигалось с места: Толстяк якобы от взноса не отказался, однако оформлять соучредительство Старого на своё весёлое заведение не спешил. Между двумя «авторитетами» возникла на этой почве стойкая неприязнь. По словам Шалыгина и его родственников, от Бердуто стали поступать недвусмысленные угрозы. 

Вот тогда-то и было озвучено предложение убить лидера «пожарников». Как установил суд, такое пожелание летом 2001 года Константин Шалыгин высказал Евгению Киселёву – молодому человеку, который постоянно отирался в «Зодиаке», пытаясь пристроиться в клуб на постоянную работу. Свидетели вспоминали, что Киселёв часто выполнял разовые поручения хозяина заведения. Убийство его опасного конкурента он воспринял как одно из таких поручений. Евгений Киселёв согласился выполнить «мокрую» работу за вознаграждение. Конкретный срок исполнения «заказа» не обговаривался, как и сумма гонорара. «У Шалыгина много денег, я не сомневался, что он меня не обидит», – говорил по этому поводу киллер в судебном процессе. Тогда же он предложил поучаствовать в карательном мероприятии своему знакомому Евгению Туркину, охраннику «Зодиака» и бывшему сотруднику Ангарского УБОПа. 

Повод для того, чтобы перейти от слов к делу, возник в ночь с 15 на 16 сентября 2001 года. Тогда в клубе случилась драка: ребята из банды «пожарников» крепко побили клиентов и сотрудников «Зодиака», Туркину рассекли бровь. Шалыгин в это время находился в Москве, где, по его словам, был вынужден скрываться от лидера «пожарников». Вот тогда-то Киселёв, позвонивший шефу, чтобы рассказать о драке, и услышал сигнал к действию. 

К дому, где жил Старый, приятели явились вооружёнными автоматом Калашникова и боевым пистолетом. Они позвонили своей будущей жертве на номер сотового телефона, но трубку никто не взял. Тогда киллеры поднялись на второй этаж и позвонили в квартиру Бердуто. Услышав за дверью шаги, они разрядили свои стволы. Сначала Туркин выпустил несколько пуль из автомата и выбежал из подъезда, затем Киселёв добавил свои выстрелы. Скрываясь с места преступления, он ещё несколько раз пальнул из пистолета в окно квартиры Старого. На суде пояснил, что это были контрольные выстрелы: если бы, дескать, Бердуто остался жив, то обязательно выглянул бы, чтобы засечь, кто на него покушался. 

Алексей Бердуто в той переделке уцелел лишь благодаря своему необыкновенному чутью. Киллеры целились через дверь ему в живот, и несколько пуль от автомата калиб-ра 7,62 мм пробили нешуточную преграду (дверь была двойная – из дерева и металла). Но видавший виды Бердуто успел отскочить в безопасное место, услышав характерный щелчок, когда оружие снималось с предохранителя. Пули разбили кафель в квартире, продырявили кофту хозяина на вешалке, оставили следы на стенах и убили любимую собаку лидера «пожарников». Старый действительно выглянул в окно и узнал одного из незадачливых киллеров, но сделал это аккуратно, не подставляясь под пули.

Всю оставшуюся часть ночи руководитель самой жестокой в городе банды спасал своего питомца. Привёз раненого пса сначала в городскую больницу, где работала его сес-тра. Там лечили отнюдь не четвероногих пациентов и операцию животному делать отказались. Тогда вызвали ветеринара, он приехал с дачи и, как в таких случаях говорят, сделал всё, что мог. К утру бультерьер умер от сердечной недостаточности и был похоронен хозяином. 

Удивительно, но уголовное дело о покушении в 2001 году так и не было возбуждено, несмотря на то что автоматные очереди и выстрелы из пистолета слышали многие соседи по подъезду. Все они охотно давали показания на следствии и в суде через десяток лет, утверждая, что «хлопки» были громкими, а дырки от пуль на двери квартиры второго этажа лежали кучно, в аккурат на уровне живота хозяина. Но во времена передела сфер криминального влияния в бандитском Ангарске автоматные очереди в подъездах и во дворах были делом привычным. Сам Бердуто в милицию обращаться, разумеется, не стал – живущие «по понятиям» не вмешивают государственные структуры в свои разборки. По словам потерпевшего, он предпочёл переехать в Иркутск – в том числе и потому, что обе ангарские квартиры, в которых он проживал, подверглись нападению: врагов у главаря банды хватало. 

Потом были стремительный взлёт криминальной карьеры лидера «пожарников» и создание им бесконкурентной преступной организации под покровительством Вячеслава Гамерника, приближённого к главе теневого правительства Приан-

гарья – вору в законе Тюрику. Однако конец банды «пожарников» и её руководителя оказался бесславным. После того как Вячеслава Гамерника в 2003 году расстреляли в Москве, Братское преступное сообщество обвинило Алексея Бердуто в смерти более влиятельного партнёра и приговорило его к высшей мере наказания – расстрелу. Очередное не-удачное покушение на Бердуто произошло в 2003 году, когда неподалёку от автобусной остановки в микрорайоне Солнечный в Иркутске была расстреляна его машина. Под автоматной очередью вместо шефа погиб тогда его водитель и телохранитель Максим Телущенко. Лихой главарь банды «пожарников» испугался не на шутку, когда понял, что за исполнение приговора, вынесенного ему Братским преступным сообществом, взялся Михаил Скрипник, ещё один сподвижник вора в законе. Бердуто не успокоился, даже когда Скрипа угодил в СИЗО вместе со своими боевиками. Лидер «пожарников» передал тогда через адвоката в УБОП видеокассету с заявлением, где просил прекратить уголовное преследование задержанных за покушение на него: якобы он их хорошо знает и они не могли желать ему смерти. Несмотря на это заявление, Михаил Скрипник был осуждён за покушение на Алексея Бердуто в декабре 2006 года. 

Свою ангарскую квартиру после ремонта Алексей Бердуто передал сестре. Предусмотрительная женщина не выбросила изрешечённую пулями дверь – она так и стояла в комнате, прислонённая к стене, пока её через девять лет не изъяли оперативники как вещдок по делу о покушении на бывшего лидера «пожарников». Сохранилась и пострадавшая от выстрелов толстовка Старого – её донашивал муж нынешней хозяйки квартиры. Так что суд располагал заключениями баллис-тических экспертиз, которые проводились в том числе и в другом регионе, чтобы исключить сомнения, высказанные стороной защиты. 

Хотя судьба уголовного дела оказалась непростой (оно возвращалось прокурору для устранения допущенных следствием процессуальных нарушений), суд счёл вину Константина Шалыгина, Евгения Киселёва и Евгения Туркина в покушении на умышленное убийство Алексея Бердуто в сентябре 2001 года доказанной. В судебном процессе обвиняемые вели себя по-разному. Евгений Киселёв написал явку с повинной и дал подробные признательные показания, при этом не только изобличил своих подельников, но и себе оправданий не искал. Он упорно придерживался одних и тех же фактов на протяжении всего предварительного следствия и суда. Его показания и были положены в основу приговора – суд счёл их достоверными. В то же время Константин Шалыгин и Евгений Туркин в ходе процесса не раз меняли свою позицию: то придумывали алиби, то объясняли собственные признания психическим и физическим давлением со стороны следователей, оперативников ФСБ, сокамерников. Даже адвокатов, которых сами же и наняли. 

Это им нисколько не помогло: оба получили по 6,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима – один за подстрекательство к умышленному убийству, другой за покушение на это преступление, не доведённое до конца по не зависящим от него обстоятельствам. При этом Евгений Туркин, который, как и Киселёв, в последние месяцы разбирательства находился на подписке о невыезде, был взят под стражу в зале суда. В перерыве, перед самым оглашением своей участи, он переобулся в тапочки – видимо, уже понял, что от тюрьмы ему не уйти. Кстати, судья не лишил бывшего офицера милиции, променявшего службу в правоохранительных органах на служение «толстякам», специального звания, поскольку ко времени совершения преступления он уже уволился из УБОПа. 

Евгению Киселёву повезло гораз-до больше. Судья учёл его особую роль в процессе, последовательное поведение на следствии и в суде, что свидетельствует о его искреннем раскаянии. Оценена была и явка с повинной, поступившая в органы в то время, когда преступление, тем более незарегистрированное, уже, казалось бы, не имело шансов вылезти на свет божий. К тому же и потерпевший просил суд назначить честному Киселёву наказание без реального лишения свободы. Суд так и сделал: Евгений Киселёв приговорён к 6 годам условно с испытательным сроком 5 лет. Услышав этот вердикт, Алексей Бердуто взглянул на человека, чуть было не уложившего его в гроб, и единственный раз в течение финального заседания суда, длившегося почти пять часов, улыбнулся. 

У него сегодня свои поводы порадоваться. Например, тому, что он, несмотря на многочисленные покушения, до сих пор жив. Правда, выглядит неважно: десять лет в тюремных казематах не пошли на пользу его здоровью. Но в иркутском СИЗО его хотя бы навещают родные, да и участие в предварительном расследовании и судебных заседаниях вносит какое-то разнообразие в пожизненное заключение. Так что после дела о покушении Шалыгина, возможно, Бердуто припомнит ещё какие-нибудь случаи из своей бурной криминальной молодости, требующие его присутствия на следствии и в суде.  

Осуждённым разъяснено право на апелляционное обжалование приговора, ещё не вступившего в законную силу. Они также могут ознакомиться с протоколом судебного заседания, который составил более полутора тысяч листов.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер