издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«О чём пела мамина прялка»

Эта книга подобна ручейку – чистому, светлому, приветливо журчащему на радость нам, читателям, для которых эта встреча в пути дарит минуты отдыха и как бы уводит, возвращает нас в волшебную страну под названием «Детство». Она держит наше внимание от первой страницы до последней, не отпускает, подкупая искренностью и доброй улыбкой.

Новая книга известной иркутской художницы Татьяны Ларёвой «Моё деревенское детство» действительно необычна – и по звучанию, архитектонике, и по содержанию. Это увлекательный художественный рассказ, состоящий из 28 карандашных рисунков и сопровождающих их небольших текстов, своеобразных новелл, вводящих читателя в мир ребёнка – чудесный мир открытий и приключений. В книге, которая, безусловно, будет интересна и взрослым, и совсем юным читателям, можно отыскать немало трогательных историй, весёлых и по­учительных. Одно название главок уже вводит нас в атмосферу сибирской глубинки с её бытом, традициями, характерами: «О чём пела мамина прялка», «Пироги для внуков», «Качели на Ивана Купалу», «Как меня чуть бык не забодал», «Как я кашу варила» и т.д. Впрочем, предоставим слово автору.

«Моё деревенское детство, – рассказывает Татьяна Григорьевна, – это то дивное время, когда я могла жить среди природы простой и естественной жизнью, свободно и откровенно выражать свои чувства, смеяться и плакать, если мне хотелось. Это самые яркие вспышки воспоминаний, когда моё сознание было наивным и ясным настолько, что, кажется, я понимала, о чём журчит речка, стрекочут кузнечики и молчат камни. Меня окружали удивительные люди – большие и маленькие, в основном они были добрыми. Зачастую я попадала в необыкновенные ситуации, а мир мой был расцвечен фантастическими прит­чами и байками-быличками. Моя книга – это попытка поделиться тем, что мне дорого; это постижение во времени моего собственного «я», которое было когда-то «там» и «тогда». Это возможность с радостью обнаружить то особенное, из чего складываются первые шаги нашей жизни».

Первая миниатюра так и называется «С детства я люблю рисовать». «Рисовала всегда, везде и всем, что под руку попадалось: прутиком на снегу, древесным угольком из печки на полу и на стенах, обломком кирпича на заборе. Но больше всего меня увлекали «живые» картины. Когда ранним утром мама растапливала русскую печь, на стенах и на потолке начинали плясать огненные блики, а из углов вылезали страшные бесформенные тени. Для меня это были фантастические бои с чудовищами…» – вспоминает Ларёва. На рисунке, выполненном, как, впрочем, и все «изоновеллы», изящно, легко и высокохудожественно, мы видим маленькую Танюшку, укутанную в цветастый тёплый платок именно с прутиком в руке. На воображаемом холсте, «загрунтованном» свежевыпавшим снегом, девчушка нарисовала солнце – и по улыбке ребёнка видно, что ей самой стало теплее от её собственной фантазии.

На одной из картинок мы видим её отца – деревенского интеллигента в окружении старожилов-односельчан. Он явно рассказывает что-то интересное, судя по оживлённым лицам стариков. И в тексте мы находим подтверждение: «Где-нибудь на речке или на лавочке возле дома он собирал деревенских слушателей и мог без остановки, часами устраивать им бесплатные концерты. Самым благодарным его слушателем был местный пастух – дед Слас­ников. Он буквально ходил за отцом следом, даже играл в его народном театре. А как отец пел романсы, аккомпанируя себе на мандолине, гитаре или балалайке, как играл чеховских героев в спектаклях, им самим поставленных! Директор школы, он всегда и везде был душой компании…» Миниатюра так и называется – «Он был душой компании».

Вопроса «чему отдать приоритет – текстам или рисункам?» не возникает. Каждая картинка – не просто иллюстрация, это, можно сказать, законченный сюжет с деталями, часто забавными и неожиданными, своей особой атмосферой, характерами. Вот мы видим девчушку, отважно оседлавшую дородную животину. «Верхом на Борьке» – так озаглавлен текст. Как и рисунок, он насыщен забавными подробностями: «Особым добродушием отличался боров Борька. Невозмутимо похрюкивая, он позволял мне кататься на своей широкой розовой спине…» 

Картинки сельского быта незатейливы и в то же время весьма характерны и нетривиальны. Это и дед Гаврила Демидович, заядлый рыбак, которому на охоте довелось поймать живого зайца. «Вот забавы-то было нам, ребятишкам! Мы назвали зайца Яшкой и любили наблюдать, как он, быстро-быстро работая челюс­тями, поглощает капусту и морковку. Всю зиму Яшка жил у нас в кадушке, а летом убежал обратно в лес». Это и бабушка, которая угощала ребятишек вкусными пирогами размером с ладошку. Ну как не рассказать об отцовской покупке – мотоцикле с коляской. Для того времени это было огромным событием: «Какой радостью было прокатиться всем вместе, оставляя за собой клубы пыли, под завистливыми взглядами сверстников!» Зимние забавы, помощь взрослым по хозяйству, походы в лес за ягодами и грибами, уход за домашней живностью, сбор целебных трав, заготовка сена на покосе, святочные гадания – чем не забавная мини-энциклопедия деревенских будней глазами любознательной девчушки!

Немного об авторе. Как художник Татьяна Ларёва не перестаёт удивлять и радовать почитателей своего таланта. Убедительным свидетельством этому является целая серия выставок её работ, организованных за последнее время в различных залах – в Доме литераторов имени Петрова, в выставочном центре имени Рогаля, в ДК имени Гагарина, в Музее истории города Иркутска и т.д.

Художница не умеет топтаться на месте, довольствоваться достигнутым, она смело вторгается в глубинные пласты нашего бытия, истории сибирского края. Свидетельством этому стала успешная реализация проекта «Иркутяне, повлиявшие на ход российской истории». Работы серии впечатляют – и содержательной стороной, и эмоциональностью, и композиционными находками. Таковы «Протопоп Аввакум», «Яков Похабов», произведения, посвящённые Русской Америке. К чис­лу работ, получивших высокую оценку знатоков и любителей живописи, можно отнести серию «Мифы и легенды Байкала». И вообще, говоря о содержательной стороне творчества Татьяны Ларёвой, необходимо отметить углублённый психологизм, одухотворённость создаваемых ею образов. Это относится как к портретам отдельных людей – поэтов, художников, артистов, простых людей из прибайкальской глубинки, так и к большим многофигурным композициям. К последним можно отнести триптих, повествующий о разных этапах жизни иркутской епархии.

Иркутская земля стала для Татьяны Григорьевны поистине судьбоносной. Здесь она сумела реализовать свои многочисленные таланты. Стала кандидатом искусствоведения, является автором многочисленных публикаций, в том числе двух объёмистых книг об иркутских художниках. Она же, Татьяна Ларёва, преподавала в ИГУ, заведовала кафедрой в техничес­ком университете – словом, открывала и продолжает открывать себя, находить свои пути и решения в творчестве. Книга «Моё деревенское детство» – яркое тому подтверждение.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector