издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Заказан был в Иене на заводе Карла Цейса»

На прошлой неделе в обсерваторию Иркутского планетария был перевезён исторический экспонат – телескоп-рефрактор Цейса. Специалисты астрономической обсерватории ИГУ и Иркутского астроклуба привели телескоп, долгое время бывший просто музейным экспонатом, в рабочее состояние. Много лет он существовал просто как красивая старинная вещь – объектив был вынут и хранился в обсерватории ИГУ. Собрали инструмент почти к исторической дате – 15 февраля по старому стилю. В этот день 104 года назад для широкой публики была открыта первая в Сибири астрономическая обсерватория при музее ВСОИРГО, где и был установлен исторический телескоп. Этому работающему артефакту уже 105 лет. Иркутские астрономы не знают прецедентов, когда телескоп такого класса, непрофессиональный, оставался бы в России столь долго в эксплуатации. В этом смысле он уникален.

Когда иркутский купец Руфин Пророков в феврале 1909 года подал заявку в Императорское Русское географическое общество «об устройстве в Иркутске первой в Сибири астрономической обсерватории», трудно было предположить, что телескоп, купленный за границей для этой обсерватории, проживёт 105 лет. Хотя телескопы живут подолгу, много десятилетий, и сто лет для них не предел, говорят астрономы. Но вот чтобы непрофессиональный телескоп так долго оставался в рабочем состоянии – случай для нашей страны уникальный. 

Астрономическая будка ещё видна на башне здания Восточно-Сибирского отдела РГО (в прошлом ВСОИРГО), где сейчас размещается отдел истории Иркутского областного краеведческого музея. Конечно, сейчас она уже не в рабочем состоянии. 105 лет назад Руфин Пророков начал собирать средства через подписные листы на устройство астрономической будки и покупку телескопа. Откликнулось около 130 горожан. 4 июля 1909 года газета «Восточная заря» сообщила: «Устройство будки для обсерватории уже готово. Помещается она на задней, фасовой башне музея, вход в неё сделан с Набережной улицы. Купол башни устроен вращающийся. Телескоп будет помещён на прочном изолированном от пола фундаменте. Рефрактор заказан известной лучшей оптической фирме К. Цейса в Иене. Небесное увеличение этого рефрактора – до 480 раз. Статив будет снабжён часовым механизмом. Выполнение заказа обусловлено не позже двух месяцев. Стоимость инструментов без провоза и пошлины 2 тыс. рублей». Руфин Пророков лично списывался с Пулковской обсерваторией и выбрал телескоп по совету русского астронома, профессора Петербуржского университета Сергея Глазенапа. 

Оптический завод Карла Цейса действительно обещал выполнить заказ за два месяца. Руфин Пророков планировал открыть обсерваторию в сентябре 1910 года, однако в октябре в местных газетах появилось объявление: 1 октября завод Карла Цейса уведомляет ВСОИРГО, что заказ не может быть выполнен «вследствие неудачи в изготовлении объектива к телескопу». Из-за этого инструмент не может быть отправлен в Иркутск в обещанный срок, а изготовление нового объектива займёт не менее 6–8 недель. 19 декабря в газете «Сибирь» появилось краткое радостное сообщение: «Телескоп… в настоящее время изготовлен и выслан». Таким образом, из-за неудачи первоначальный срок работ был продлён Цейсом с двух до пяти месяцев. «От границы инструменты будут отправлены по льготному тарифу пассажирской скоростью», – рассказала газета. 

16 января 1910 года «заведующий устройством обсерватории», как именовали Пророкова газеты, наконец забрал со складов иркутской таможни прибывший из-за границы телескоп. По воспоминаниям Пророкова, прибор с набором «других необходимых принадлежностей» весил около 200 пудов. Это, скорее всего, опечатка: телескоп всё же весит меньше. «Из причитавшейся за провоз телескопа пошлины (250 рублей 5 копеек) министерство финансов сложило только 150 рублей, остальную же сумму отделу пришлось уплатить», – сообщал Руфин Пророков. В тот же день он вместе со студентом-технологом М.А. Пихтиным приступили к сборке инструментов. «После чего немедленно начнут установку рефрактора и часового механизма в будке», – написала газета «Сибирь» 19 января 1910 года.

31 января Руфин Пророков доложил коллегам по ВСОИРГО о результатах работы «по устройству обсерватории». Наличными деньгами было собрано 2589 рублей 40 копеек, «натурой 284 рубля и заимообразно взято 700 рублей». На эти деньги на башне музея была устроена деревянная будка с вращающимся куполом и приобретён телескоп-рефрактор. «Телескоп с отверстием для объектива на 130 мм… со всеми приспособлениями… обошёлся в 2044 рубля 62 копеек». «Комитет постановил день открытия обсерватории назначить на 7 февраля в час дня, пускать публику до 15 февраля бесплатно, а после этого платно». Разовый билет по понедельникам стоил 1 рубль, в остальные дни 50 копеек. Учащиеся платили половину. Билеты продавали как у входа в саму о бсерваторию, так и в магазине Воллернера. Обсерватория была открыта ежедневно, «кроме пасмурных вечеров». Событие было настолько масштабным, что 4 февраля Читинское отделение Приамурского отдела РГО попросило иркутян «познакомить… со способом приобретения астрономических инструментов», чтобы устроить аналогичную обсерваторию у себя. 

В Иркутске астрономическая тема в те годы пользовалась особым успехом. В октябре 1909 года заведующий Успенско-Преображенским приходским училищем попросил городскую управу содействовать в приобретении планетария стоимостью 82 рубля 50 копеек «ввиду расширения экзаменационных требований». Был ли куплен этот планетарий, неизвестно. Но на астрономическую будку граждане жертвовали охотно. В начале февраля 1910 года в музее ВСОИРГО состоялось заседание распорядительного комитета, «на которое были приглашены все принёсшие какую-либо материальную помощь при устройстве обсерватории». «Председатель комитета Н.Н. Кармазинский… отметил, что устройством и оборудованием обсерватории географическое о-во обязано неустанной энергии и настойчивости члена комитета Р.С. Пророкова. Но одной энергии было бы недостаточно, нужны были и материальные средства, и устроитель обсерватории встретил нравственную и материальную помощь среди местного общества, сочувственно отнёсшегося к устройству обсерватории». В этот раз уже была озвучена собранная сумма в 3000 рублей, причём ни копейки не было взято из капитала географического общества. Всем жертвователям 7 февраля было предложено «лично осмотреть устройство обсерватории», а в течение недели, если позволят погодные условия, «пожаловать для наблюдения за небесными светилами». На открытии обсерватории Руфин Пророков напомнил, что астрономические наблюдения – это только одна из задач, которые стоят перед ВСОИРГО, «другая – устройство аквариума и расширение здания музея». 18 февраля газета отметила: «В музее географического общества поставлены два аквариума и одна стеклянная банка с разнородными рыбками, привезённые В.Ц. Дорогостайским из России. Этим пока положено будущее большого аквариума, проектируемого чл. отд. Р.С. Пророковым». 

Для широкой публики обсерватория открылась 15 февраля. Устроители ожидали наплыва гостей, поэтому на очередном заседании местного географического общества Руфин Пророков поднял вопрос о том, «где держать платных посетителей обсерватории в ожидании очередей». Отдельного помещения не было, Пророков предлагал отдать под ожидающих вестибюль музея, а тем временем отчислять с доходов обсерватории средства на создание тёплого помещения. Однако члены общества опасались, что скучающая публика начнёт разгуливать по музею. «Жулики же, пользуясь суматохой, могут спрятаться где-нибудь в укромном уголке музея и, выждав благоприятное время, обокрасть музей», – заметил член ВСОИРГО Михаил Овчинников. В итоге решили пускать публику в вестибюль, но повесить плакат, «воспрещающий проникать в залы музея». 

В день открытия обсерваторию посетили восемь человек. «Демонстрировались следующие небесные светила: Сатурн, двойная звезда Гамма Андромеды, Сириус, спектр Сириуса и туманность Ориона. Демонстрирование сопровождалось краткими пояснениями и продолжалось около трёх часов. Некоторые светила были показаны при увеличении в 94, 130, 188 и 260 раз», – сообщали газеты. Уже 16 февраля в «астрономической будке» побывали 30 человек. 17 февраля здесь было 32 человека, через день – 40, 2 марта – 32. С 17 по 19 число в обсерватории побывали ученицы трёх старших классов института Императора Николая I. В те дни демонстрировали преимущественно планету Сатурн, «интересную своим особым строением (кольцом)», так как она оставалась видимой только до первых чисел марта, нужно было успевать. Некоторые посетители уходили, не дождавшись очереди, так как Сатурн можно было наблюдать только до восьми часов вечера. Приходящим после показывали «интересную туманность в созвездии Ориона», «самую большую звезду Сириус и спектр их». 

Но иркутяне выражали острое желание увидеть комету Галлея, которая с начала 1910 года будоражила умы. Гостья должна была появиться во всей красе в мае, но ажиотаж вокруг неё поднялся ещё зимой. В Иркутске учителю Белкину даже пришлось повторно организовывать лекцию о «космической визитёрше», поскольку многие не сумели попасть, особенно сетовала на дороговизну билетов беднота. «Отказано не менее 100 лицам, преимущественно из недостаточного класса», – писали газеты. На Большой и других улицах Иркутска можно было видеть много наблюдавших. Циркулировало немало версий «о предзнаменовании». «Столкновение с Землёй хвоста кометы Галлея, долженствующее произойти 18 мая, будет сопровождаться, вероятно, каменным дождём, подобным тем, о которых говорится в Библии», – цитировал иркутский обыватель статью «одного учёного», наделавшую много шума. Жителям северного полушария советовали «принять меры», поскольку каменный дождь должен был продлиться часов десять «с быстротой свыше 250 тыс. вёрст». «Камни будут падать на землю в Иркутске с неба не перпендикулярно, а рикошетом, посему можно отсиживаться в ямах, ничем не защищённых», – рассуждал в шутливой статье иркутянин В. Талалаев. Многие всерьёз боялись отравиться синеродом из хвоста кометы. В январской «Восточной заре» даже опубликовали «Успокоительный станс» с изображением комичного стража порядка: «Галлея комета грозой на землю из мрака примчится весной. Но глаз не спускает с кометы лихой порядка ретивый блюститель-герой». «…Так как комета в настоящее время еле видна, желание (посмотреть на неё. – Авт.) не могло быть исполнено», – докладывали сотрудники астрономической обсерватории ВСОИРГО 17 февраля в газете «Восточная заря». В самом начале января иркутяне наблюдали в небе комету А, которую многие ошибочно приняли за ожидаемую комету Галлея. Руфину Пророкову через газету пришлось объяснять, что это две разные кометы. 

Между тем уже 8 февраля в Иркутске с помощью телескопа Цейса удалось обнаружить именно комету Галлея. Раньше, чем, к примеру, в Пулковской обсерватории. «Наблюдалась она в 130 мм рефрактор Цейса при увеличении в 188 раз… Комета находится вблизи дельты созвездия Рыбы и от планеты Сатурн, находящейся в том же созвездии… Проектируется комета туманностью с размытыми краями. Блеск ея можно определить равным 8-9 величины», – писал Руфин Пророков. 21 февраля в 7 часов 10 минут вечера Руфин Пророков снова наблюдал комету Галлея. «В настоящее время яркость кометы сравнительно с блеском ея, наблюдавшимся с 8 по 13 февраля, значительно увеличилась, – писал он. – Её можно теперь определить равной звездам 6 величины. Комета прорисовывается в виде туманности яйцеобразной формы с хорошо заметным уплотнением в центре…». И в мае, когда небесная гостья появилась на всеобщий обзор, в астрономической обсерватории снова её наблюдали. На этот раз она была видна и в бинокль, и невооружённым глазом. «Блеск кометы около 3 величины. Заметно вырисовывается небольшой длины, но довольно широкий хвост, и отчётливо виднеется вокруг головы кометы светлая туманность…» – докладывал Руфин Пророков. 

В декабре 1917 года в обсерваторию попали два снаряда и около сотни пуль, 26 пуль угодили в штатив и трубу телескопа, однако окуляры, часовой механизм и линза остались нетронутыми. Современные астрономы даже могут показать вмятины на теле телескопа, напоминающие о тех событиях. Обсерватория и телескоп после революции были восстановлены, и астрономическая будка продолжила работу. Как сообщал сам Руфин Пророков, за первые 15 лет существования обсерватории её посетило около 20 тысяч человек. В 1950-е годы обсерваторией руководил иркутский астроном, энтузиаст, преподаватель Алексей Каверин. В 60-е телескоп, на котором учились многие астрономы, велись наблюдения небесных светил, комет, солнечных пятен, был передан на баланс ИГУ, а обсерватория по причине обветшания закрылась. Телескоп был перевезён на астроплощадку ИГУ, там для него выстроили специальную башню. Однако в 1990-е, когда астроплощадка не охранялась, телескоп был разграблен. В частности, украли окулярный блок, грузы часового механизма. В 1997 году Иркутский астрономический клуб под руководством Эдуарда Зуева взялся за восстановление телескопа и блестяще справился с задачей. К примеру, окулярный блок был сделан из гильзы снаряда. 22 февраля 2000 года, в день 90-летия исторического рефрактора, его приняла специальная комиссия, а месяц спустя он был перевезён в Иркутский краеведческий музей как экспонат. Когда в 2010 году появились планы строительства Иркутского планетария, вопрос о телескопе встал вновь. В музейном комплексе «Ноосфера» была сооружена обсерватория, в которую и решили поместить рефрактор, которому на тот момент было уже сто лет. В ИОКМ хранился сам телескоп, а линза от него – в обсерватории ИГУ. И вот в феврале 2014 года сотрудники астрономической обсерватории ИГУ и члены Иркутского астроклуба привели телескоп в рабочее состояние, вернув ему объектив. На крыше астрономической обсерватории ИГУ старенький телескоп был наведён на Луну. Испытания прошли успешно – старинный прибор всё так же может служить учебным и научно-познавательным целям, как и 105 лет назад. Конечно, можно было бы поместить в новой обсерватории Иркутского планетария современный телескоп. Телескопы для любителей, изготовляемые сейчас, к примеру, в Новосибирске, имеют меньшие размеры и более совершенную оптику большего диаметра. «Можно было бы заменить старый телескоп бочонком длиной в полметра, и видно было бы лучше, – говорят астрономы. – Но старый телескоп красив, у него есть история, у него сверкают латунные детали. Надо будет, и современный телескоп прямо на него навесим. А пока пусть стоит исторический инструмент. Заслужил». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное