издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Возрождение «каменного цветка»

  • Автор: Антон ГОРЕНСКИЙ

В минувшие выходные страна отметила профессиональный праздник геологов. Наш рассказ об одном из предприятий этой отрасли, ОАО «Байкалкварцсамоцветы», переживающем своё второе рождение.

О чём не знают иркутяне

В прошлом году на всемирной выставке «Мир камня» в Санкт-Петербурге внимание посетителей и членов жюри привлекла экспозиция ОАО «Байкалкварцсамоцветы» из Иркутской области. Изделия из нефрита, чароита, офикальцита отличались особым колоритом и изысканностью. По итогам выставки генеральный директор компании Сергей Костюков за возрождение камнерезания в России был удостоен звания «Главный мастер». Эту награду учредил Фонд Фаберже.

Ещё раньше, в 2007-2008 годах, решением оргкомитета Международного форума «Мировой опыт и экономика России» руководитель и предприятие были отмечены знаком-орденом «Лидер российской экономики». 

К сожалению, об этих и других знаках профессионального и общественного признания предприятия, как и о его благотворительной деятельности, жители нашей области ничего не знают. В прессе «Байкалкварцсамоцветы» упоминались лишь в связи с нефритовым скандалом на прииске в Бурятии, затеянным «чёрными копателями» всех мастей для самозахвата месторождений.

– Мы как-то не считали нужным рассказывать о своих достижениях, – объясняет Сергей Петрович. – Времени не было. Просто работали не покладая рук, восстанавливали своё предприятие. Но теперь я вижу, что говорить об этом надо. Ведь у нас работает большой замечательный коллектив, о делах которого жители области, оказывается, узнают только из «жареных» новостей. А это несправедливо…

Видимо, пришла пора эту не­справедливость устранить. Тем более что нынешний апрель для организации юбилейный – 10 лет с момента её возрождения в новом статусе. Из 48-летней жизни предприятия период возрождения для коллектива БКС особенно значим и дорог. 

Сохранил и возглавил

Именно это несчастье – банкротство БКС – и стало причиной знакомства с ним Сергея Костюкова. Его назначили арбитражным управляющим погрязшего в долгах предприятия. Тогда людей подобной должности в народе зачастую называли «стервятниками», потому что многие пользовались положением и на чужом горе наживали себе богатство. Но были и другие, те, кто всеми способами старался сохранить предприятие, дать ему шанс для новой жизни. К таким с полным основанием можно отнести и Костюкова. 

– Процедура банкротства проходила очень тяжело, – вспоминает Сергей Петрович. – Сложной была работа по согласованию с Министерством природных ресурсов, различными организациями по недропользованию и в Иркутске и в Бурятии. Мы всё ещё надеялись, что государство поддержит геологоразведку, но, изучив ситуацию, поняли, что эти надежды тщетны. И тогда на собрании кредиторов было принято решение акционировать предприятие. Вскоре его платёжеспособность была восстановлена, оно уже могло жить и развиваться дальше. На этом я счёл свою задачу выполненной и оставил его…

Так он тогда решил. Однако работники БКС, видевшие, с каким знанием дела, неравнодушием, даже болью конкурсный управляющий относился ко всему происходящему на их предприятии, решили иначе и вскоре пригласили его возглавить теперь уже ОАО «Байкалкварцсамоцветы».

Сергей Петрович понимал, за что берётся. Восстановление и модернизация сложного хозяйства, включающего места добычи, расположенные за сотни километров от Смоленщины, а также секторы поэтапной обработки камня, обслуживающие производства, и, наконец, поиск рынка сбыта – это чрезвычайно сложный процесс. Всё надо было делать одновременно.

И вот с тех пор прошло 10 лет. Что изменилось? 

– Ну как что? Всё! – удивлённо оглядываясь вокруг, посмеиваются «старожилы». – Нас самих стало в десять раз больше – коллектив с 20 человек вырос до 200. Когда мы встречали 2004 год, умещались за одним столом, а в этот Новый год заказывали целый ресторан в Смоленщине. Это вам что – не факт?

Факт, конечно, показательный, но всё же недостаточный, чтобы представить масштабы и качество перемен. Поэтому давайте вместе пройдёмся-проедемся по территории и участкам «Байкалкварцсамоцветов».

Держись, геолог! 

Начнём, как и следует, с начала – с добычи сырья. От многочисленных месторождений советского периода «в живых» остались три: по добыче чароита на севере Иркутской области, офикальцита – в Черемховском районе и нефрита – в Окинском районе Республики Бурятия.

 Мне, как автору, удалось побывать на последнем из них, расположенном на отметке 2100 метров над уровнем моря. Вертолётом туда час лёта. Внизу сверкают заснеженные Саяны и долины с изумрудными наледями, извивается едва приметная ниточка дороги. Красиво! Романтика! Автопоезд из Иркутска до месторождения по этой дороге идёт больше суток, преодолевая немыслимые подъёмы и спуски. А делать это необходимо регулярно: завозить на вахту людей, технику, вывозить добытое сырьё…

Лагерь геологов – пустынное, суровое место, окружённое гольцами, со слепящим солнцем и космическим небом над головой. А ещё – чёрные точки на горе напротив, где обосновались «чёрные копатели», которые не стесняются иногда даже постреливать в долину. Таковы суровые будни геологов.

 – Раньше добыча здесь велась только в летнее время, – рассказывает Сергей Петрович. – Зимой оставались лишь сторожа. Но вот стали наезжать «чёрные копатели», взрывать, воровать камни, нанося вред и месторождению, и своему здоровью, угрожая жизни сторожей. Один сезон мы так промаялись и приняли решение перейти на круглогодичную добычу. В 2007 году доставили сюда новую технику: бульдозер, экскаватор, само­свалы, буровое и вспомогательное оборудование. Создали бытовые условия: с жильём, баней, прачечной, пунктом питания.

Долгое время борьба с незаконной добычей нефрита приводила к разным неприятным ситуациям и разногласиям с местными органами власти. Но сегодня большинство проблем улажено. Подписано соглашение с МВД Республики Бурятия. Они устанавливают блок-посты в местах возможного проникновения «чёрных копателей». А «Байкалкварцсамоцветы» обеспечивают охранников жильём. Впрочем, и раньше иркутские геологи помогали как полицейским, так и жителям Окинского района всем, чем могли. К примеру, выделили 150 тысяч рублей на приобретение учебников для школ, 900 тысяч на строительство буддийского храма, 30 тысяч на издание сборника о ветеранах геологоразведки Бурятии, не говоря уже о различной сувенирной продукции, которая производится в БКС.

Местному населению геологи помогают без разговоров, так как считают себя частью этого чудес­ного края. Столь же тесные узы связывают иркутян и с жителями посёлка Онот Черемховского района, близ которого расположено месторождение офикальцита. Там «Байкалкварцсамоцветы» приняли самое активное участие в строительстве моста через реку Онот. А вот православный храм возводится всем миром, и каждый вносит туда свою личную лепту. 

Угодья для «каменных цветов»

Но добыть и доставить сырьё, которое ничем не напоминает красивое слово «самоцветы», это даже не полдела, а только его начало. Чтобы грубые глыбы превратились в изящные изделия, необходима масса условий и услилий – от тепла в помещениях до наличия мастеров камнерезного искусства, которые к тому времени или вовсе перевелись, или не могли вписаться в новые рыночные условия с изменившимися требованиями к ассортименту и качеству продукции.

Начали как раз с тепла. Старую котельную, сжиравшую 600 тонн угля за сезон, заменили на современный тепловой узел с КПД котлов до 96%, температурой нагрева воды в 80 градусов и расходом угля уже 150 тонн. Эта котельная – особая гордость директора, он «присмотрел» её на одной из выставок достижений отечественных технологий и заказал для своего предприятия. 

Параллельно директор вместе с главным технологом, опытнейшим Эрнстом Борисовичем Ивановым, изучал потребительский рынок камня и возможности занять своё место в нём. В прошлое ушли помпезные вазы и блюда, которые раньше исполнялись по централизованным заказам. Теперь нужно было проявлять гибкость и изобретательность. Пока своя база находилась в «разобранном состоянии», руководители БКС обратили свои взоры на восток – в Китай, где камнерезное искусство чрезвычайно развито. Там и стали из своего сырья выполнять первые заказы. И, честно говоря, предприятие могло идти этим необременительным путём и дальше: лежа на печи снимать барыши. Но Костюков и его сподвижники мечтали о другом – о возрождении «Байкалкварцсамоцветов» в качестве предприятия полного цикла – от сырья до изделия. А для этого необходимо было проделать большую работу по восстановлению и строительству всех участков производства. 

Что дороже самоцветов 

На этот вопрос каждый на предприятии с уверенностью ответит: люди. Вначале вся тяжесть и ответственность легла на ветеранов. Пережившие потрясение перестройкой, они нашли в себе силы для того, чтобы начать новый этап жизни – и своей личной, и предприятия. Это, прежде всего, главный геолог (к сожалению, ушедший из жизни) Александр Евгеньвич Краснов; уже названный Эрнст Борисович Иванов, а также Юрий Тимофеевич Руднев и вся его династия; Владимир Иванович Комплектов, Юрий Степанович Вепрев, Анатолий Ильич Лайченко, Александр Алексеевич Есев, Михаил Алексеевич Рогов, Николай Васильевич Глухарёв, Николай Владимирович Казанцев и многие другие.

– Я очень благодарен нашим замечательным ветеранам, – говорит Сергей Петрович. – Без них, конечно, мы бы ничего не смогли сделать. Многие из них и сейчас, как говорится, в строю. И дай бог им всем здоровья и желания работать. Но сегодня мы делаем ставку и на молодёжь. Уже 40 процентов коллектива – это молодые люди, которых мы взращиваем, наставляем и которые являются нашей на­деждой. 

Как уже было сказано, за 10 лет коллектив вырос в 10 раз. У главного геолога, технолога, маркшейдера появились свои отделы, открыты транспортный цех, совершенно новые участки. Один из них – экспериментальный, где для изготовления изделий применяются станки с ЧПУ. Здесь, конечно, самое место для молодёжи. 

– Работа творческая, интерес­ная, – отзывается оператор-программист Алексей Васильев. – Начальство нас балует, вот закупили новые компьютеры. Теперь можем создавать самые различные программы и виртуально «прорисовывать» будущие изделия любой сложности. 

Надо сказать, что один из «поставщиков» не только кадров, но и знаний – кафедра геологии Иркутского технического университета, которой руководит доктор минералогических наук Раиса Моисеевна Лобацкая. Это сотрудничество длится уже пять лет к взаимной выгоде и радости.

Мы прошли по многим участкам. И везде видели сосредоточенных, заинтересованных делом людей. Даже на начальном этапе – распиловке и галтовке, где огромные глыбы обретают приемлемые размеры и облагораживаются. Но особенно интересно наблюдать за мастерами, под руками которых возникают неповторимые каменные цветки, диковинные птицы и звери и даже явления природы – всё, что рождает фантазия, что выпевает душа. Но души мало – необходимо умение. Такое, как у опытных китайских мастеров, что работают в цехе художественной резки камня. Это отнюдь не гастарбайтеры, пусть и высокопрофессиональные. Руководство компании пригласило их в первую очередь для того, чтобы они обучали своему мастерству наших молодых камнерезов.

И уж полный восторг испытываешь, попадая на склад готовой продукции, где хозяйничает Людмила Михайловна Ючина. Она пришла на предприятие в 1978 году, в совершенстве освоила профессию шлифовщика-полировщика. И сейчас её опыт очень помогает молодым. Она своим намётанным глазом сразу видит малейший изъян, поэтому за качество готовых изделий руководство может быть спокойным. А их ассортимент сегодня насчитывает более двухсот наименований с годовым оборотом продукции в 12 млн рублей.

Не ради славы

Такие каменные цветки рождаются в цехах «Байкалкварцсамоцветов»

К сожалению, в одной публикации невозможно рассказать обо всём и обо всех. Но ещё одну сторону жизни предприятия – социальную – хочется отметить особо. Мы уже говорили о благо­творительной деятельности БКС в местах дислокации геологических партий. Точно так же их работники относятся и к своим землякам – жителям села Смоленщина. Да и как иначе, ведь они здесь живут.

– Как двумя словами можно охарактеризовать наши отношения с БКС? – на секунду задумавшись, отвечает на мой вопрос глава Смоленского муниципального образования Олег Николаевич Козырский. – Да как в дружной семье, когда старший брат не от случая к случаю, а постоянно помогает родителям и опекает младших. 

И действительно, эта помощь БКС, в том числе и материальная, местной школе, ДК, совету ветеранов, православному храму, пенсионерам или другим жителям посёлка никогда не бывает разовой. Коллектив предприятия – самый активный участник всех общест­венных мероприятий в Смоленщине. Например, по подготовке и проведению празднования 75-летия Иркутского района, где, кстати, руководитель БКС был награждён памятной медалью в честь этой даты. 

 – Сергея Петровича здесь вообще уважают, – продолжает глава посёлка. – Конкретный, основательный и обязательный мужик, не любит пустых разговоров и «соплей», честно ведёт дело и требует этого от других. Люди же видят, что он пришёл не убить и ограбить предприятие, а поднять и умножить. 

А вот афишировать свою работу и помощь людям он не любит. Вот про всё это он вам говорил? А про спасённую девочку? То-то и оно. Ничего, я расскажу – страна, как говорится, должна знать своих героев. 

В конце прошлого года к нам обратилась жительница нашего посёлка. У её дочери опухоль головного мозга, срочно нужна была дорогущая, в половину нашего бюджета, операция в Москве. Я – к Петровичу. На следующий день необходимая сумма уже была у матери. Девочку успешно прооперировали, сейчас она выздоравливает. 

Костюков о таких вещах действительно не рассказывает, считает помощь окружающим естественной потребностью человека. Он и к работникам относится, как к членам своей семьи: полный соцпакет, обя­зательное оздоровление в санатории «Кедр», в любых событиях в жизни членов коллектива – свадьбах, юбилеях, похоронах – участвуют все. Даже новогодние подарки здесь вручаются не только детям, а всем работникам, включая вышедших на пенсию.

Всего действительно не расскажешь. Конечно, есть у нашего «каменного цветка» и проблемы, куда же без них. Одни «чёрные копатели» как достали. Но в основном эти проблемы созидательного плана, проблемы роста молодого, возрождённого к жизни организма. В «Байкалкварцсамоцветах» надеются, даже уверены, что, встретив свой малый юбилей – 10-летие возрождения в качестве акционерного общества, – они к своему большому юбилею, 50-летию образования предприятия, подойдут уже в переоснащённом состоянии, с развитой инфраструктурой и отлаженным рынком сбыта своей продукции. И сотни, тысячи новых прекрасных изделий из сибирских самоцветов станут достоянием не только России, но и всего мира. 

Справка

Днём рождения «Байкалкварцсамоцветов» можно считать 16 сентября 1966 года, когда приказом по Министерству геологии СССР № 452 «для усиления поисковых и разведочных работ на драгоценные и полудрагоценные камни» была создана геолого-разведочная партия предприятия с местом базирования в посёлке Смоленщина Иркутской области.

В последующие годы, в связи с изменением задач и увеличением объёмов производства, несколько раз менялся профиль предприятия с приданием ему в итоге статуса государственного учреждения союзного подчинения. 

За 30 лет работы предприятия его геологами были открыты десятки месторождений нефрита, лазурита, жадеита, чароита, берилла, турмалина, топаза, хризолита, аметиста, сердолика и многих других видов драгоценных и полудрагоценных камней.

Одновременно с развитием геолого-поисковых и добычных работ на предприятии развивалась и промышленная переработка камнесамоцветного сырья.

Уже с начала 1970-х годов началось изготовление простейших изделий из нефрита, агата и лазурита с применением в технологических операциях алмазного инструмента.

К середине 1980-х «Байкалкварцсамоцветы» становятся лидером камнеобработки не только в Восточной Сибири, но и среди подобных предприятий Всесоюзного объединения, выгодно отличаясь от них большим ассортиментом изделий (до 1500 наименований), качеством их обработки и многочисленными новаторскими решениями практических задач (огранка камней на полуавтоматических линиях, производство тел вращения на станках собственного изготовления с применением сплошного профильного инструмента, изготовление своего алмазного инструмента). 

В этот период объём выпускаемой продукции достигал 20 млн рублей в год.

В постперестроечную эпоху предприятие, как оказалось, стало ненужным своему государству. Произошло резкое сокращение финансирования, объёмов реализации, а также остановка добычных работ. Всё это привело к консервации либо ликвидации горнодобывающих объектов. 

С 2001 года «Байкалкварцсамоцветы» были признаны банкротом, а с 2002 года прекратили своё существование как государственное предприятие.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер