издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Страховая арифметика

Автомобилистам следует приготовиться к новым расходам

В октябре Центробанк запланировал поднять на 18–25% стоимость полиса ОСАГО. Очередное повышение ожидается в следующем году, тарифы подрастут ещё на 18–20%. Кроме того, стоимость каско в Иркутской области уже увеличилась до полутора раз. Мы выслушали аргументы страховых компаний в пользу повышения сборов, узнали, что об этом думают сами автомобилисты и юристы. А потом заглянули в документы Федеральной службы страхового надзора и выяснили, какие суммы страховщики Иркутской области получают от клиентов по ОСАГО и какую часть из этих денег возвращают автовладельцам в качестве возмещения ущерба.

По оценкам специалистов Ассоциации защиты автострахователей, до 95% владельцев машин после ДТП недовольны своим страховщиком. Эксперт ассоциации Дмитрий Садовский считает, что у автовладельцев есть объективные причины испытывать недовольство. «Последние несколько лет страховые компании «не повёрнуты лицом» к клиенту, – пытается он подобрать подходящее выражение. – Если человек выбирает направление на ремонт, там он сталкивается с затягиванием сроков ремонта, как правило. Если он выбирает деньги, в большинстве случаев он получает не ту сумму, на которую рассчитывал. Это про ОСАГО. 

Если говорить о каско, это сугубо коммерческая деятельность, правила игры здесь задаёт страховщик. Вполне закономерно, что чем больше денег, которые принесли клиенты, останется в компании, тем лучше себя чувствуют акционеры. Перед рядовыми сотрудниками руководство ставит задачу по максимуму сохранить средства организации. В ОСАГО хоть и существуют стандартные процедуры, которые определяет государство, задача остаётся прежней – свести выплаты к минимуму. При этом есть компании, выплаты которых, скажем так, «больше похожи на правду». Есть такие, процедуры в которых устроены таким образом, чтобы не доплатить процентов 40% от суммы. Если речь идёт о небольшом ремонте, человек не будет обращаться в суд, ведь это дополнительные расходы, плюс к этому нервы, время… Большинство людей, даже если недовольны выплатой, в суд не идут. На это и рассчитывают компании, занижая выплаты».

Иркутский юрист Алексей Шуманский, специализирующийся на защите прав автомобилистов, отмечает, что, как и в любом деле, в автостраховании важны детали, мелочи. И эти мелочи могут стоить автовладельцу месяцев ожидания и денег. «Страховщики хитро составляют списки документов, которые необходимы после ДТП. Бывает, человеку не говорят, что будет нужен талон техосмотра. Якобы это понятно само собой. По закону бумаги рассматриваются месяц после представления последнего документа. И только тогда пострадавший узнаёт, что какой-то бумажки не хватает. Приносит её и снова должен ждать месяц. И так далее, – говорит автоюрист. – Многие люди думают, что достаточно уже того, чтобы справка была. Но и здесь кроется много нюансов, которые могут потом дорого обойтись. 

В справке должно быть указано, когда и где произошло ДТП. Кто виновен, а кто пострадал. Надо обращать внимание на то, чтобы были заполнены все поля. Ведь сотрудник полиции тоже человек, он может чего-то не заметить, просто забыть. Например, на некоторых машинах фара с поворотником идёт в совокупности, на некоторых – отдельно. В справке не написали, что поворотник пострадал – страховщик не будет его учитывать. Хоть и на фотографиях всё видно, а раз сотрудник ГАИ не указал это повреждение, значит, снова надо идти в ГАИ, дополнять справку. И сделать это может только тот сотрудник, который первоначально заполнял документ, так как только он был на месте. Если все бумаги собраны и оформлены верно, в среднем на возмещение уходит 2–2,5 месяца. Фактически ожидание может затянуться на неопределённый срок. Страховщику это выгодно».

Практика меняется

Автостраховщики о своих выгодах предпочитают не распространятся. Более того, в один голос твердят, что на рынке ОСАГО работают на грани рентабельности. «В последние годы страхование гражданской ответственности автомобилистов было, по сути, социальной функцией, которую брали на себя страховые компании. Недостаточность тарифов по ОСАГО, изначальные противоречия законодательства, отсутствие единой методики ущерба – всё это образовало замкнутый круг проблем. В ряде регионов работа по ОСАГО стала совершенно нерентабельной, хотя ответственные компании сохраняли там своё присутствие», – говорит заместитель директора филиала Росгосстраха по региону Раиса Мадаева.

«ОСАГО – не убыточный бизнес, если говорить в целом по рынку. В то же время мы видим, что ежегодно порядка 10 страховщиков, не самых мелких, уходят с рынка. Компании банкротятся» – так оценивает ситуацию на рынке ОСАГО начальник управления методологии страхования Михаил Порватов. 

По его словам, главная причина банкротства страховщиков – низкие тарифы на страховки. 

Ведь базовый тариф по автогражданке не поднимался больше 10 лет, повышались только коэффициенты. «За это время инфляция составила более 200%. Соответственно, повысились цены на ремонт, запасные части», – приводит доводы специалист. 

И тем не менее, по расчётам координатора «Общества синих ведёрок» Петра Шкуматова, компании выходят из положения не за счёт своей прибыли. В среднем только половину денег, которые они собрали, выплачивают страхователям, компенсируя убытки. «Я знаю, что среди сотрудников страховых компаний есть негласная ставка – изначально выплачивать 40% от той суммы, которая полагается. Постепенно практика меняется. Водители получили право в суде требовать, кроме компенсации ущерба, штрафы, неустойки и возмещение морального ущерба. Страховщики стали платить больше, так как боятся издержек», – отмечает эксперт. Речь идёт о решении Верховного суда РФ, принятом в 2012 году. Документ распространил действие Закона «О защите прав потребителей» на автострахование. С этого времени автовладелец, не согласный с расчётом суммы выплаты, может требовать не только перерасчёта, но и штрафов для страховой.

С тем, что у страховщиков есть резервы, чтобы платить больше, согласен президент Ассоциации защиты автострахователей Николай Тюрников. «ОСАГО – высокоприбыльный бизнес, который приносит компаниям большие деньги, – говорит он. – Общество ждёт от страховщиков, что за эти деньги они будут добросовестно выполнять свои обязательства. Пока ОСАГО вызывает у людей только негатив». 

Простой алгоритм распределения страховых сборов предложил Пётр Шкуматов: «Я считаю, ОСАГО – очень простой бизнес. Страховая компания получила от меня, к примеру, 100 рублей. 20 рублей она берёт себе на офис, секретарш, поездки директора на Бали, 80 рублей должны вернуться страховщику в виде возмещения ущерба после ДТП».

Фокус в том, что ни в одном законе не написано, как должны распределяться средства, стандарты оценки ущерба также отсутствуют. А раз нет единого стандарта, значит, стандарты у каждого свои. Кому какие больше нравятся.

Действующие правила не прописывают детальной методики определения стоимости запчастей. Это приводит к тому, что приглашённые эксперты вправе использовать любые открытые данные, они могут различаться в разы. Услугами специалистов-оценщиков пользуются и страховые компании, и автовладельцы, которые считают, что ущерб от ДТП был оценён несправедливо. В итоге недовольные страхователи идут отстаивать свои права в суде. По данным Ассоциации защиты страхователей, в прошлом году из трёх миллионов выплат по ОСАГО и каско около 600 тысяч производились по решению суда. Как считают эксперты, создание единой и прозрачной методики могло бы существенно сократить количество судебных споров.

«Работа включает два этапа. Первый – создание единой методики оценки. Здесь мы, эксперты, отвечали на вопросы: как смотреть машину, как считать стоимость, какие материалы брать и при каких условиях. Вторая часть – составление ценового справочника. В материалах будет чётко определено, какие цены использовать для подсчёта ущерба. Сейчас специалисты проводят анализ рынка и наполняют справочник», – рассказал Дмитрий Садовский. В ближайшее время Российский союз автостраховщиков планирует презентовать издание.

А пока нет ясности, каждая из сторон пытается извлечь из ситуации максимум прибыли. Страховые экономят на выплатах, потерпевшие в ДТП стараются в суде взять с компании по полной. До Сибири это явление, к счастью для страховщиков, не докатилось, но на западе страны – особенно это характерно для Краснодарского края и Воронежской области – действуют предприимчивые авто-юристы. Они следят за обстановкой на дорогах, и как только на электронной карте города появляется «флажок» – сообщение о ДТП, «спецы» быстрее ГИБДД приезжают на место и за половину стоимости повреждений наличными выкупают у пострадавшего право требования компенсации со страховой. Затем сразу идут в суд и там «выжимают компанию досуха». Со всеми штрафами и возмещением морального вреда.

Долгожданные поправки 

Со смешанными чувствами страховщики приняли ещё одно изменение. Государственная Дума утвердила долгожданные поправки в закон об ОСАГО. С первого октября нынешнего года лимит выплат по ущербу имуществу при ДТП повышается со 120 до 400 тысяч рублей. Максимальная компенсация по жизни и здоровью с первого апреля возрастёт со 160 до 500 тысяч. Страховщики недовольны тем, что лимиты поднялись, а насчёт повышения стоимости полиса пока нет никакой конкретики. Хотя Центробанк и обещает увеличить тарифы на 18–25%. Сделать это планируется в аккурат после сентябрьских выборов, без лишнего шума. Ещё одно изменение в сторону увеличения цены полиса ожидается внести в следующем году: тарифы подрастут на 18–20%.

Лимиты выплат по ДТП увеличиваются, одновременно с этим сокращается максимальный процент учёта износа деталей при расчёте выплаты – с 80 до 50%. Возмещение можно будет получить не только в виде денежной выплаты, но и в «натуральной» форме, то есть ремонтом. 

Кроме того, увеличивается сумма ущерба при оформлении ДТП по европротоколу. Так, лимит выплат по ДТП, которые можно оформить без участия полиции, повышается с 25 до 50 тысяч рублей. В Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области решили провести эксперимент. Там выплаты по европротоколу будут производиться в рамках полного лимита «по железу» – до 400 тысяч рублей.

Кроме того, новый закон предусматривает штрафы для нерасторопных страховщиков. За затягивание выплат им придётся выложить не 0,1%, как сейчас, а уже 1% от предполагаемого возмещения за каждый день просрочки. 

Что особенно оценили страховщики, вводится обязательный досудебный порядок урегулирования споров. Теперь страхователь не может сразу пойти в суд, он обязан подать в страховую компанию претензию, и только получив отказ, человек может обращаться в суд.

Когда речь заходит о пакете изменений, страховщики беспокоятся за увеличение лимита выплат. Однако уже сейчас юристы прогнозируют, что вряд ли это обернётся существенными прибавками для людей, которым предстоит воспользоваться страховкой в будущем. «Проблема не в том, что максимально предусмотренной суммы сейчас не хватает на покрытие убытков. Просто страховщики хронически занижают суммы выплат. Можно поднять лимиты, но вряд ли это решит проблему, страховые будут по-прежнему отказывать вообще или платить меньше, чем положено, – уверен Алексей Шаманский. – Ещё один вопрос: никто не хочет говорить о том, чтобы не снижать коэффициент износа, а вообще отменить его. Ведь если на машине повреждён бампер, мне придётся покупать новый, к примеру, за 10 тысяч рублей. А вернут мне деньги, посчитав коэффициент износа 50%, если машина с пробегом. На пять тысяч я не смогу купить бампер, к тому же его покрасить нужно будет, это опять расходы». 

Сколько берут страховые?

Страна у нас большая, регионов много, ситуация везде разная, поэтому все предыдущие рассуждения слегка напоминают разговоры о «средней температуре по больнице». Мы же решили, опираясь на статистику Федеральной службы страхового надзора, разобраться, насколько выгодно или убыточно автострахование в Иркутской области.

Итак, на долю 10 крупнейших компаний в регионе приходится 84% сборов и 90% выплат по ОСАГО. Наиболее солидный портфель и по поступлениям, и по выплатам имеет Росгосстрах. В прошлом году компания собрала 33% платежей по ОСАГО, вместе с тем доля выплат в общем «пироге» приблизилась к 30%. В число основных игроков на рынке входят также МСК, «Ангара», «Ингосстрах», «Ресо-Гарантия», «Гелиос резерв», СОГАЗ, «Энергогарант», «Альфастрахование» и «Согласие».   

Всего же в 2013 году по ОСАГО компании собрали более 1,8 миллиарда рублей, чуть более миллиарда составили выплаты. По данным ФССН, коэффициент выплат в регионе в прошлом году достиг 54,5%. То есть компании вернули своим клиентам чуть более половины денег, которые собрали. Для сравнения: в 2012 году коэффициент выплат составлял 46,4%. В 2011 году этот показатель достигал 49,9%. Максимальный коэффициент в регионе – 63% – был зафиксирован в 2008 году. Возможно, выплаты по судебным искам страхователей, недовольных выплатами, немного «подправят» общую картину, но в целом можно сказать, что компаниям грех жаловаться на низкую прибыльность ОСАГО. Даже без повышения тарифов.

Посмотрим на графики по каско. В десятку лидеров входят «Ингосстрах», СОГАЗ, «Ресо-Гарантия», «Транснефть», «Росгосстрах», «Согласие», «Группа Ренессанс-страхование», «Энергогарант», «Компаньон» и «УралСиб». В целом по этому виду страхования в области в 2013 году было собрано 1,9 миллиарда рублей. Выплатили компании около 1,5 миллиарда. Коэффициент выплат составил 73,4%. Годом ранее этот показатель был на уровне 62,5%, а по итогам 2011 года – около 55%. Доля выплат увеличивается, но ситуация не выглядит катастрофичной. Тем более что нынешним летом страховщики «подравняли» показатели. Не стоит забывать, что стоимость каско компании устанавливают самостоятельно. Тарифы выросли от 25 до 70% в зависимости от компании и региона. В нашем регионе цены подскочили в промежутке от четверти до половины прежней стоимости. Кроме того, некоторые компании стали отказывать владельцам автомобилей старше трёх лет в страховке.

Не в нашу пользу  

И в завершение небольшая зарисовка – история иркутян, которые обратились за помощью в редакцию. В такой ситуации может оказаться каждый автомобилист. Мальчишки во дворе катали колесо и случайно заехали в новенький «Хёндэ Солярис», на котором семья Ивановых из Иркутска проездила только четыре месяца. Подростки разбили фару, помяли бампер и поцарапали крыло. Повреждения хоть и небольшие, но хозяева вызвали полицию, машина ведь застрахована. 

«Мы были уверены: волноваться не о чем. Я не придала значения тому, что женщина-полицейский, которая осматривала машину, предложила не возбуждать уголовное дело, поскольку мы не знаем, кто её повредил, а значит, претензии предъявлять не к кому. Мы согласились. С бумагой пошли в страховую компанию, в которой нам продали страховку. Но застать кого-либо в офисе не удалось ни в первый, ни во второй день. Девушка, которая там находилась, каждый раз говорила, что нет никого вообще, все специалисты на выездах. И двери все до одной были закрыты, даже генерального директора. Только на пятый день мы застали сотрудника. Он представился Андреем, очень вежливо с нами разговаривал. 

От него мы узнали, что компенсация нам не положена, потому что в справке из ГИБДД написано, что мы ни к кому претензий не имеем. Андрей предложил нам воспользоваться бонусной программой, по которой выплачивается только часть денег на ремонт. Если бы мы знали, что каждая формулировка важна, конечно, настояли бы, добились от следователя возбуждения уголовного дела. Но сейчас ведь ничего не исправишь. Полис каско стоил 60 тысяч рублей. В гарантийной мастерской просят за ремонт 22,8 тысячи рублей, страховая компания перечислила 10,5 тысячи», – рассказывает Вера Иванова. Вот такая арифметика. 

Мы поговорили с юристами, которые занимаются спорами со страховыми компаниями. Специалисты сходятся во мнении, что это как раз тот случай, когда компания хочет сэкономить на клиенте, справедливо полагая, что в суд из-за 10 тысяч рублей страхователь не пойдёт. От шести до 13 тысяч рублей человеку могут стоить расходы, связанные с судом (экспертиза, госпошлина, услуги представителя). По времени рассмотрение может длиться от трёх месяцев до полугода. Владельцы «Хёндэ» в раздумьях: пойти на принцип или молча смириться… 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер