издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Заповедный мотив

Началось рассмотрение ещё одного уголовного дела, касающегося руководителей заповедника

В Свердловском районном суде Иркутска началось рассмотрение уголовного дела по обвинению бывшего директора Байкало-Ленского государственного заповедника Александра Рассолова в должностных преступлениях. Ему вменяют служебный подлог (ч. 1 ст. 292 УК РФ), два эпизода растраты вверенных денежных средств из федерального бюджета в крупном и особо крупном размерах (ч. 3 и ч. 4 ст. 160 УК РФ), а также связанные с ними факты получения взяток за незаконные действия при заключении государственных контрактов (ч. 5 и ч. 6 ст. 290). На первом заседании суда было оглашено подготовленное органами предварительного следствия обвинительное заключение.

Утром деньги, вечером стулья

Это не первое уголовное дело, касающееся руководителей заповедника. Тот же Свердловский районный суд уже вынес приговор заместителю директора государственного природоохранного учреждения Андрею Мезенцеву, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. За преступление, совершённое в  предварительном сговоре со своим шефом, Мезенцев наказан условным лишением свободы на восемь лет. В отличие от подчинённого Александр Рассолов собственной вины в инкриминируемых преступлениях не признаёт. Так, обвинение в хищении вместе с Мезенцевым бюджетных денег и получении взяток при заключении государственных контрактов на поставку лесопожарных модулей «Пиранья» Рассолов назвал «чистой клеветой». 

Между тем сторона обвинения считает, что именно Александру Рассолову принадлежит умысел завысить цену государственного конт-ракта и прибрать  к рукам часть бюджетных средств. Он же разработал и схему хищения. Заповеднику в рамках федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие байкальской природной территории на 2011–2020 годы» было выделено 63 млн рублей. Часть этих денег руководство решило потратить на закупку аэролодки, способной плавать по Байкалу и Лене круглый год, преодолевать ледяные торосы и болотистую местность. Производством и реализацией такой техники занимался генеральный директор ООО «Речной внедорожник» и торгового дома «Тенар» Леонид Телегин. На встрече с Рассоловым и Мезенцевым предприниматель обещал доработать модель по их желанию, поставить на «Пиранью» утеплённую кабину из стеклопластика и сделать плавсредство более комфортабельным. Он обозначил также примерную цену аэролодки – 2,2 млн рублей. 

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Андрей Мезенцев подробно рассказал о том, как он выполнял указания шефа о хищении бюджетных средств при закупке трёх аэролодок. В октябре 2012 года Мезенцев, исполнявший на тот момент обязанности ушедшего в отпуск директора заповедника, утвердил документацию об открытом аукционе в электронной форме на право заключения контракта на поставку лесопожарного модуля. Начальная максимальная цена контракта в этих документах была заведомо завышена по предложению Александра Рассолова с тем, чтобы «излишки» предприниматель мог вернуть благодетелям, обеспечившим ему выгодную сделку. При оформлении документации на проведение аукциона  руководители госучреждения предусмотрели такие условия, при которых торговый дом «Тенар» заведомо лишался конкурентов: после подписания контракта продукцию заповеднику полагалось поставить в течение пяти дней, что было в принципе невозможно. За предоставление форы Леонид Телегин согласился расплатиться с организаторами сделки бюджетными деньгами. Договорились, что с каждой из трёх лодок руководители заповедника получат «откат» 453 тыс. рублей, всего более 1,3 млн. Из этой суммы они должны были отдать Телегину 300 тыс. рублей на установку противопожарного оборудования, не заложенного в первоначальную цену. 

В декабре 2012 года Рассолов подписал акты приёма-передачи надувных лодок из ПВХ. Тогда же из федерального бюджета на расчётный счёт ООО «ТД «Тенар» было переведено около 8 млн рублей. «Откат» в сумме 1 млн 40 тыс. рублей Андрей Мезенцев получил на руки наличкой в офисе торгового дома и передал шефу. Практически вся сумма осела в карманах Рассолова. За труды неправедные по подготовке хищения казённых денег директор вручил своему заместителю лишь 150 тыс. рублей да новогодний подарок – примерно на 30 тысяч алкогольных напитков. Сумма более миллиона рублей, переданная Телегиным «защитникам природы» за возможность заключить выгодные контракты, засчитана стороной обвинения в качестве взятки. При этом в заповедник вовремя было поставлено лишь одно плавсредство, остальные предприниматель смог изготовить лишь к весне 2013-го. Чтобы скрыть нарушение Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», сотрудниками заповедника по указанию Рассолова были подготовлены фиктивные договоры, в соответствии с которыми пока ещё не существующие лодки передавались ООО «Тенар» на ответственное хранение.  

Взятка солнечной батареей

Тогда же, в декабре 2012 года, Александр Рассолов, по мнению стороны обвинения, применил опробованную схему хищения при заключении ещё одной сделки. На деньги, выделенные всё по той же федеральной целевой программе охраны озера Байкал, для заповедника было закуплено 19 комплектов источников автономного питания. И опять цена каждой солнечной батареи при заключении государственного контракта была завышена. Рассолов лично встретился с генеральным директором ООО «Автосклад» Иващенко и договорился, что тот передаст ему 5% от общей суммы контракта в качестве вознаграждения за победу в конкурсе. Победить в нём было со-всем не сложно: документация об открытом аукционе в электронной форме на поставку заповеднику источников питания была оформлена так, что общество с ограниченной ответственностью становилось единственным участником торгов. Когда 2 млн 720 тыс. 850 рублей поступили из бюджета на счёт ООО «Автосклад», Александр Рассолов получил от Иващенко в качестве взятки одну солнечную батарею стоимостью 160 тыс. рублей и 120 тыс. рублей деньгами. Ущерб казне составил 280 тыс. рублей – план по мзде был перевыполнен вдвое. Внесение Рассоловым в официальные документы – платёжные поручения и акты приёма-передачи изделий – заведомо ложных сведений об исполнении обязательств в то время, когда 17 комплектов батарей ещё не поступили на баланс заповедника, гособвинитель расценивает как  служебный подлог.      

Защитник с буровой установки

Оба взяткодателя, Телегин и Иващенко, в ходе расследования уголовного дела раскаялись, дали признательные показания и были освобождены от уголовной ответственности в соответствии с требованиями, изложенными в примечании к ст. 291 УК РФ. Андрей Мезенцев тоже решил, что запираться бессмысленно, на допросах и очных ставках он изобличил и себя, и своего начальника. В результате остался на свободе, получив условный срок. На работу бывший защитник природы пока не устроился, с женой развёлся, сейчас, видимо, определяется, как жить дальше. 

Поначалу и Рассолов признавал свою вину в инкриминируемых преступлениях, в ходе предварительного расследования он тоже подписал досудебное соглашение. Но потом с помощью адвокатов избрал другую тактику защиты: заявил, что оговорил себя, надеясь, что это поможет ему выйти из СИЗО на подписку о невыезде. В судебном заседании, выслушав прокурора, Александр Рассолов заявил, что обвинение ему понятно, но он с ним не согласен. «Никаких преступлений я не совершал», – сказал подсудимый. Хищение бюджетных средств, выделенных на закупку плавсредств, он назвал оговором со стороны Мезенцева. А ситуацию с подписанием бумаг о поставке солнечных батарей, которые в заповедник не поступили, объяснил «концом года» и «нашей российской действительностью». Это она, мол, заставляет рачительного руководителя ловчить из опасения, что не освоенные вовремя средства могут вернуться в бюджет. Тот факт, что часть казённых денег ушла на личные нужды, подсудимый категорически отрицал. «Всё до рубля было потрачено только на предприятие», – заявил он. 

Поможет ли подсудимому такая линия защиты, покажет приговор. На первом заседании суда стало очевидным, что адвокаты Рассолова не прочь затянуть процесс. Они просили отложить продолжение судебного следствия для того, что согласовать с клиентом позицию в ответ на показания первого из допрошенных свидетелей обвинения – Андрея Мезенцева. И это несмотря на факт, что Мезенцев практически слово в слово повторил свои пояснения, уже сто раз зафиксированные в материалах уголовного дела. Мало того, подсудимый внёс ходатайство о привлечении в качестве дополнительных защитников ещё двух своих знакомых, которые могут работать в его интересах бесплатно, так сказать, на общественных началах. Аргументировал материальным положением, пошатнувшимся за те полтора года, которые он провёл под арестом. И, кроме того, необходимостью сбора большого количества информации, требующей якобы ездить в Красноярск и Новосибирск. По словам Рассолова, искать правду молодым и мобильным общественникам придётся ещё и в заповеднике, площадь которого огромна. «Моё прежнее место работы – берег Байкала протяжённостью 400 километров», – сказал подсудимый. 

Кандидаты на роль общественных защитников Александра Рассолова не присутствовали в зале, когда подсудимый обосновывал необходимость придания им серьёзного процессуального статуса. Может, потому и не смогли пояснить, как они собираются защищать своего доверителя. Один из общественников, как выяснилось, не имеет юридического образования и работает торговым представителем, а в скором будущем собирается отправиться на буровую установку помощником мастера. Назвать предприятие, где он трудится, молодой человек, явившийся в суд в шортах и шлёпанцах на босу ногу, категорически отказался. Чем помогут профессионалам такие общественники, участникам процесса осталось непонятным. Разве что будут носить в СИЗО передачи…      

Примечательно, что из сотрудников заповедника никто не пришёл на открытое заседание суда поддержать своего бывшего шефа. Многих инспекторов и научных работников, десятилетия своей жизни отдавших охране уникального озера, заслуженный эколог России Александр Рассолов успел выжить за те полтора года, пока находился у руля Байкало-Ленского заповедника. Об этом «Восточка» рассказывала в статье «Рай для браконьеров» 6 мая прошлого года. Сегодня заповедника, который Рассолов назвал на следствии «самым отсталым в России», уже не существует на карте страны и региона. Команда, некогда помогавшая директору расправляться с преданными делу коллегами, трудится теперь в комплексе «Заповедное Прибайкалье», возникшем после слияния Прибайкальского национального парка и Байкало-Ленского заповедника. 

Но, как бы ни завершилось уголовное дело в отношении Александра Рассолова, теперь можно хотя бы надеяться, что ему придётся «завязать» с природоохранной деятельностью. Когда имя заслуженного эколога РФ оказалось замарано скандалами с выращиванием конопли на площадях возглавляемого им раньше Саяно-Шушенского заповедника, а также использованием в качестве рабов старообрядцев из Латинской Америки (газета «Московский комсомолец» за 8 октября 2010 года), Рассолова просто перебросили в соседний регион, где он опять занял кресло руководителя природоохранного учреждения. Новая криминальная история должна положить конец карьере Александра Рассолова в этой сфере, за что отдельное спасибо патриотам заповедного дела, которые, защищая Байкал, не позволили «разогнаться» засланному в регион скандально известному чиновнику. Именно после их многочисленных жалоб во все инстанции вплоть до президента России правоохранительные органы обратили пристальное внимание на деятельность Александра Рассолова.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер