издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сказки от Эльфики

Сказкотерапия – одно из направлений позитивной психологии, в Санкт-Петербурге есть даже целый Институт сказкотерапии. А одним из самых известных авторов в этом направлении является Ирина Сёмина, автор «Сказок Эльфики». Её книги издаются хорошими тиражами питерским издательством «Речь» и раскупаются мгновенно. Всего вышло 16 книг, ещё 7 сейчас готовятся к печати. Эльфика живёт и творит в Ангарске. Мы отправились к ней в гости, чтобы узнать, как ангарский психолог стал ещё и писателем, как пишутся сказки и, конечно, мы спросили, как же всё-таки стать счастливым.

Почему бы писателю-сказочнику не жить в Ангарске? 

– Честно говоря, испытала шок, когда узнала, что автор «Сказок Эльфики» живёт в Ангарске. Сработал стереотип: сказочник не может жить в маленьком сибирском городке. Как вам здесь живётся?

– Хорошо и с удовольствием. Ко­гда-то я услышала такую байку: решили буддисты построить на Байкале ступу, стали ездить и искать подходящее место. Одно найдут – хорошо, но не очень, другое – ещё подумать можно. Наконец, прибыли в очередное место и сказали: «Вот! Здесь будем ставить ступу!» А на вопрос: «А почему здесь?» ответили: «Мы не нашли ни одной причины, почему здесь нельзя поставить ступу». Так и я не вижу ни одной причины, почему бы писателю-сказочнику не жить в Ангарске. Тем более, что писателем я не всегда была, а в этом городе довольно давно живу и очень люблю его. Я родилась в Усолье-Сибирском, детство и юность провела на Дальнем Востоке, а в Ангарск приехала уже взрос­лой, в 1985 году. Мне здесь нравится. 

– Я так понимаю, что психологическое образование вы получили после основного?

– В юности я и не помышляла быть психологом, получила филологическое образование и даже в школе успела поработать.

– А от школы какие остались воспоминания?

– Разные. Мне было легко ладить с детьми и родителями, но всегда напрягала система. У школьного учителя много «дурной» работы, которую, тем не менее, приходится выполнять. А я должна чётко понимать, что и зачем я делаю, иначе начинаю нервничать, напрягаться, и моя здоровая часть бунтует: «Зачем на это тратить энергию, кому это надо?» Второй момент – содержание школьной программы. Взять хотя бы список изучаемых произведений. Согласитесь, что нельзя кормить ребёнка твёрдой пищей прежде, чем он научится жевать. А литература – это тоже пища очень разнородная. И мы зачастую отбиваем охоту к чтению, потому что дети просто не могут «переварить», осмыслить и понять то, что им не по возрасту. А в старших классах, кроме охоты к чтению, отбивают и охоту к мышлению. Идёт упор на цитаты – что сказали Белинский и Чернышевский? А мнение самого ученика мало кого волнует, особенно если оно идет вразрез с классиками и с учебником. И ещё я осознала, что дети в процессе чтения хорошо усваивают, как быть несчастными, но никто не учит их, как стать счастливыми. 

В общем, постепенно работа перестала приноситься мне удовольствие, и я приняла предложение моего хорошего друга – ушла работать в молодёжный клуб инвалидов «Преодоление», которому посвятила много лет. Вспоминаю этот период как один из лучших в своей жизни. В основном это были молодые инвалиды от 14 до 40 лет, а также дети с глубокой умственной отсталостью. Работали со вкусом и азартом, было безумно интересно. Думаю, что тогда закладывалась база для будущих сказок, хотя я на тот момент ещё ничего, кроме сценариев, не писала. Позже я работала в психоневрологическом стационаре, где жили инвалиды от 18 и старше, и это тоже был великолепный опыт для будущей сказочницы. Кстати, именно в тот период я и начала писать сказки.

– Что вам дала эта работа?

– Инвалиды – точно такие же люди, как и все. Первое, что мне было сказано при поступлении на работу: «Не жалей их, иначе не сможешь здесь работать. С помощью своей не лезь, попросят – помоги, не просят – значит, справятся сами. Главное – быть на равных!» Оказалось, что это самый верный способ взаимодействия. Ещё один аспект – их жажда жизни. Не «потом», которого может и не быть, а «сейчас», «сию минуту». Они цепляются за жизнь так, что действительно становится стыдно за свои «якобы проблемы». Если проблемы считать задачами, они переходят в совершенно другую категорию. Третий момент – от инвалидов исходит огромное количество тепла. Они часто бывают закрытыми людьми, но если они тебе поверили и открылись, там потрясающий энергообмен идёт: сколько любви ты ни отдай, тебе в 10 раз больше вернётся. Ещё я убедилась, что предела человеческим возможностям не существует, даже если ты на костылях или в коляске, и без­барьерная среда ещё далеко не совершенна. Порою здоровые люди сами ставят себе столько барьеров, что превращаются в моральных инвалидов. 

Прожить сказку и получить результат

– Ну и плавно подбираясь к вашему психологическому образованию… Как же созрело решение учиться?

– Да очень просто: получила «волшебный пендель»! Есть у меня такая сказочка, написанная на собственном опыте: когда человек долго застаивается на одном месте и перестаёт расти, жизнь начинает его мягко подталкивать к каким-то решениям и действиям. Если человек не внял – жизнь начинает уже событиями побуждать, но если человек и дальше пребывает в нирване, следует мощный «волшебный пендель». На тот момент мне было так хорошо, что я сопротивлялась переменам до последнего. И внезапно у меня в жизни всё посыпалось, и очень серьёзно. Мне захотелось разобраться, почему. Я хорошо помню, как, расстроенная, пришла к своей по­дружке, и пока она накрывала на стол, я взяла первую попавшуюся книгу с полки, и это оказался Владимир Жикаренцев. Я открыла книгу наугад, посередине, но нашла ответы именно на те вопросы, что крутились у меня в голове. Мне стало очень интересно, с этого и началась моя психология. Я страшно заинтересовалась предметом, начала читать много литературы, общаться с соответствующими людьми. А потом пошла учиться. Обучаться телес­но-ориентированной терапии мне посчастливилось у Елены Шубиной. Мало того, что она очень хороший психотерапевт-телесник, так ещё и преподаватель от Бога, умеет так подавать и отрабатывать материал на практике, что он врезался накрепко и сам собой раскладывался по полочкам. А за основное психологическое образование нужно сказать спасибо великолепному преподавателю Валентине Красновой, которая очень увлекательно вела общую психологию. Основы сказкотерапии я осваивала у самой Татьяны Зинкевич-Евстигнеевой – автора и создателя этого метода. И по сей день регулярно посещаю курсы, семинары, тренинги – портфолио с дипломами и сертификатами у меня очень весомое!

– Ну а сказки, сказки! Когда начали писать?

– В 2009 году на сайте «Седьмое небо» ответила на какой-то вопрос коротенькой сказочкой на полстранички, и вдруг оказалось, что так получается гораздо доходчивее. Другим посетителям сайта тоже захотелось сказок, мне начали излагать ситуации, мне было очень интерес­но отвечать в сказочной форме, и у меня так бодро пошло, что я каждый день писала по сказке, а иногда и не по одной. Мой личный рекорд – в один из выходных я написала 5 сказок! Так я поняла, что любую психологическую проблему можно превратить в сказку. У Елены Шубиной мы учились работать с телесной метафорой, когда любое состояние, болезнь, любое психологическое состояние можно представить не как абстрактное «мне плохо», а в конкретном образе. Этот метод широко применяется в психологии. Сказка – это ведь не только метафора проблемы, но и пути выхода из неё. И если эту сказку прожить, то в конце ты получишь желаемый результат. 

– Всегда?

– Если действительно прожить её, то да. Есть люди, которые говорят: «Я уже 3 раза прочитала сказку, а ничего не происходит». Да хоть 33 прочитай, ничего не произойдёт! Надо начать действовать. 

Со своими читателями Ирина Сёмина общается не только в Сети, но и вживую. Многие из них просят подписать книги – на память и для поддержания позитивного духа

Обычно в сказке есть вопрос, ответ, выход и пути к этому выходу. Нужно только реализовать идею и пре­вратить в действие. Я и сама этим широко пользуюсь! Например, издаваться я начала благодаря сказке «Редактор и Ангелы». Потому что в самом начале я не представляла, с чего начать. Мне уже не раз говорили: «Нужно сказки как-нибудь издавать, хочется книжку, чтобы её можно было полистать, перечитать, под по­душку положить, другу подарить». Но я живу в Ангарске, у меня нет никаких связей в издательских кругах, я нечасто бываю в столицах. Пробовала отправить рукопись в издательства – ответили, «интересно, но не наш формат». То­гда я решила, что нужна сказка! Придумала себе редактора, который спит и видит именно такой формат, мечтает об авторах, которые пишут добрые, светлые сказки. Написала, забросила в Интернет и успокоилась. Не про­шло и месяца – в Иркутск приезжает Татьяна Дмитриевна Зинкевич-Евстигнеева. Это легендарная фигура, которая 25 лет назад обосновала, описала и запатентовала метод комплексной сказкотерапии, а сейчас готовит сказотерапевтов для всей России. Конечно, я записалась на её семинары! Она оказалась потрясающей женщиной из разряда «фея», и это даже не метафора. Есть люди, что достигли определённого уровня просветления, и она из этой категории. Татьяна Дмитриевна стала для меня настоящей сказочной Крёстной Феей. Она дала мне адрес издательства, куда следовало отправить мои сказки, и там мне сказали: «О! Это то, что мы искали!» Так уже в 2010 году в издательстве «Речь» у меня вышло сразу 3 книги – «Жизнь как чудо», «Счастье сейчас и все­гда», «В поисках потерянного рая». Я была потрясена, насколько быстро сбылась моя сказка. А через год я лично встретилась со своим издателем живьём и пережила потрясение, потому что в сказке я угадала всё – начиная от состава семьи и заканчивая его обликом. Как придумала, так и получилось. С тех я часто пользуюсь этой штукой: когда в жизни происходит какой-то затор, я пишу для себя сказочку, и ведь сбывается! 

– А сколько времени нужно, чтобы сказка сбылась?

– По-разному. Существует такое понятие, как «вязкость времени». То есть чем замысловатее твой запрос, тем больше Вселенной нужно времени, чтобы подтянуть необходимые ресурсы. Но если запрос для Вселенной важен, она тебя вне очереди обеспечит. У меня со сказками быстро получилось, наверное, Вселенной было важно, чтобы их не только интернет-пользователи читали. А если желание не очень важное, может пройти достаточное количество времени. Чем больше живу, тем больше убеждаюсь, что Вселенная устроена очень рационально. И если её и твои желания совпадают, она подтянет события, нужных людей, даст время, даст энергоресурс, чтобы это свершилось. 

– А если что-то не даётся – это нам не нужно?

– Либо запрос поставлен некорректно, либо это не очень-то и нужно, либо просто ещё не время. А может быть, аппетиты слишком раздуты. «Ведь я этого достойна» – хороший слоган, но имеет смысл подумать: а точно ли достойна? Иногда сначала надо научиться благодарить за то, что уже есть, прежде чем просить что-то ещё. 

– Как же быть, если твои желания расходятся с желаниями Вселенной?

– По ощущениям. Слушайте себя внутри. Если ваше желание связано с понятиями «нужно», «должен», «обязан», «неплохо бы», это или вовсе не ваше, или не очень важное для вас. А вот состояние полета, вдохновения, детской, ничем не замутнённой радости – индикатор и показатель того, что ты идёшь нужным путём и обязательно получишь помощь. 

– Можно ли сегодня зарабатывать на жизнь книгами?

– Да, вполне. Яхт-вилл-бриллиантов у меня не появилось, но по натуре я человек неприхотливый, на жизнь мне хватает. 

– Но ведь хочется на море, хочется в Париж, а это всё расходы.

– Тут у меня всё как раз легко, объездила уже полмира. Я просто сажусь и пишу сказку! Как-то у меня брали интервью и спрашивали про заветные желания. Обычно я быстро получаю то, что хочу, поэтому особых желаний на тот момент не могла вспомнить. Вот и выпалила «от фонаря»: «Хочу побывать в Чехии». «А что вам мешает?» – удивился журналист. Я без раздумий ответила: «Уверена, что должна туда попасть невероятным и волшебным образом». Брякнула и забыла. А через пару лет меня пригласили в Чехию провести мастер-классы на ­съезде Партии Счастья, да ещё и предложили издать мои книги на чешском и словацком. Инициатором стала женщина, которая на тот момент знала только одну мою сказку – «Магазин Счастья». И всё сбылось! Дивная Прага, марш Партии Счастья по Дороге Королей, подземная пещера, Карловы Вары, старинные замки, запуск фонариков с желаниями ночью, у старого кладбища… Поездка получилась воистину волшебной и сказочной! 

Выбор у человека небогатый: быть либо счастливым, либо несчастным 

– А как вы пишете свои сказки?

– Сказки пишутся особенным методом: я никогда не знаю, о чём будет моя сказка и чем она кончится. Я просто сажусь за компьютер, кладу руки на клавиатуру, мозги отключаются, а пальцы начинают стучать по клавишам. Иногда приходит мысль, что уже ушедшие в мир иной великие сказочники продолжают жить на небе и оттуда диктуют сказки нам, ныне живущим. Главное – поймать волну и войти в канал. Ко­гда мне задают тему, я, конечно, предполагаю, куда она выведет, но чаще случается совсем не так: сюжетные ходы порой получаются удивительные. Но с вдохновением я никогда не спорю.

– Какая или чья мировоззренческая позиция вам близки?

– Своя. И в психологии я тоже не придерживаюсь какого-то определённого направления, я за синтез и многообразие. Чем шире взгляд – тем просторнее крыльям. 

– Сегодня распространено словосочетание «успешный человек». Кто-то считает его определённым мерилом, кто относит к искусственным и пластмассовым понятиям. Вы себя считаете успешным человеком? Или это слово не из вашего лексикона?

– Думаю, что мерило успеха для каждого своё. Кому-то нужно родить не менее трёх детей, чтобы для себя оправдать своё существование на земле. Кому-то – совершить круго­светное путешествие. Кому-то – научиться жить без ног и рук. Кому-то просто – жить. У всех по-разному. Поэтому я затрудняюсь определить, что такое успешность. Довольна ли я своей жизнью? Да, очень довольна. У меня было много жизненных этапов, совершенно непохожих друг на друга, и когда они заканчивались, я говорила: «Грандиозно! Лучше уже просто быть не может!» И надо же – каждый следующий был ещё интереснее! Это удивительно. 

– Вам много пишут на сайт, это жители разных уголков страны, а то и планеты. Людей, живущих и в Красноярске, и в Калининграде, и во Владивостоке, волнуют, наверное, самые простые и обычные вещи?

– Конечно. Люди хотят счастья, любви, денег, здоровья, чтобы отношения с детьми и партнёром были хорошие, многих сейчас волнуют вопросы предназначения.

– Мы живём в сложные нестабильные времена. В эпоху падающих самолётов, экономических санкций, глобального непонимания человек всё равно может быть счастлив?

– Выбор у него небогатый: быть либо счастливым, либо несчастным. Если он будет несчастлив, кому от этого будет лучше? Всегда включается человеческий фактор оценки всего происходящего: то есть мы сами назначаем, что для нас хорошо, а что плохо. Но с точки зрения вселенских масштабов действует другая категория – что целесообразно, а что нецелесообразно. Целесообразней быть счастливым. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное