издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От сценария до проката

Выражение «о вкусах не спорят» теряет свою актуальность, когда разговор заходит о кино. Это доказали иркутские и московские кинематографисты – активные участники акции «Кинопоезд ВГИК-95». На встречах они пытались разобраться, к каким жанрам тяготеет региональное кино, как «протолкнуть» его в прокат и что перспективнее снимать в регионах: игровое кино или документалистику.

«Сами по себе съёмки фильмов – бессмысленное занятие»

Привычное деление на игровое и документальное кино не работает, когда речь идёт о симбиозе этих направлений. Московский режиссёр, сценарист, выпускница ВГИКа Вера Водынски, которая в своём творчестве находит компромисс между художественной историей и документальной правдой, 6 октября встретилась с иркутскими кинематографистами и любителями кино. Она показала свою короткометражку «Женечка», основанную на реальной истории – молодой человек с женой-американкой возвращается в Россию из США, чтобы продать квартиру деда, ветерана Великой Отечественной войны. Актёрами фильма стали настоящие участники событий, но играли они по сценарию, написанному Верой. Тем не менее режиссёру удалось создать эффект документальной правды.

«Женечка» стала победителем нескольких кинофестивалей, как и многие другие фильмы Веры Водынски. Женщина считает, что у любого качественного кино есть большие перспективы и возможность выйти за пределы региона, если автор самостоятельно занимается проектом от начала до конца. «Если режиссёр работает над своим фильмом усердно, то это кино выходит за пределы региона. У меня снято порядка 10 фильмов, из них всего три – телевизионные работы. Остальное кино фестивальное, потому что у меня никогда не было ни продюсера, ни администратора. Ты снимаешь фильм, а потом год, как на швейной машинке, отсылаешь заявки на фестивали, – рассказывает Вера. – В то, чтобы твой фильм видели, нужно вкладываться самому. Фестивали для меня – это возможность увидеть разные города. Я продолжаю заниматься кино только потому, что вижу на фестивальных показах неравнодушных людей. Сами по себе съёмки фильмов – бессмысленное занятие. На этом ты не заработаешь денег, зато получишь живое общение со зрителем».

Фильм, который режиссёр представила иркутским коллегам, получил на фестивале «Арткино» в Москве подарок – показ в 50 городах России. Вера признаётся, что о лучшей судьбе для «Женечки» она и мечтать не могла. «Честное слово, если бы мне предложили выбрать какой-нибудь приз «Кинотавра» и показ в 50 городах России, я бы выбрала второе», – утверждает Водынски. По мнению режиссёра, единственная преграда, стоящая между кино и зрителями, – это российский кинопрокат. «Ни в коем случае нельзя судить фильм по кассе. У нас даже кино с приличным бюджетом и хорошими актёрами получает минимальное количество экранов. Если у прокатчика мультиплекс, он спокойно может поставить в восьми залах серию «Гарри Поттера» и другие фильмы ему не понадобятся. Абсолютно каждый режиссёр сталкивается с проблемой проката. Это замкнутый круг: прокатчики отказывают режиссёрам, ссылаясь на то, что кино некассовое, жанр не собирает денег. Но как фильм может собрать средства, если у него нет проката?» – озадачена Вера Водынски.

«Может, собрать коньки и отправиться в столицу?»

На встрече с режиссёром иркутские кинематографисты, специализирующиеся на документальном кино, одобрительно закивали. Действительно, одно дело – снять кино, а совсем другое – представить его публике. Документальный фильм с интригующим названием «Фарфор и свиньи» в столе у местного режиссёра Василия Медведева лежит уже долгое время. В 2010 году Василий написал сценарий, потом работа встала – на реализацию идеи нужны были деньги. В течение трёх лет Медведев пытался раздобыть средства через федеральный департамент кинематографии, потом выиграл грант по областной программе поддержки документального кино и снял фильм. 

«Фарфор и свиньи» – это большая документальная работа о хайтинском фарфоровом заводе. Представьте: в 1906 году два брата Переваловы, владельцы фарфорового завода в Мишелёвке, взяли первое место в Бельгии на выставке фарфора. Они обошли китайских, бельгийских, шведских мастеров. Этот завод прожил 135 лет, там работали люди-легенды, которые в дремучей тайге сумели создать бренд, известный за рубежом. Кроме того, посёлок Мишелёвка, население которого восемь тысяч человек, жил за счёт завода. Мы бренд потеряли 10 лет назад, и о людях, работавших на заводе, никто ничего не знает. Мы привыкли смотреть на Запад, искать там «идолов», а у нас есть свои герои, которые делали потрясающие вещи, – поясняет Василий Медведев. – Мне захотелось рассказать об этом зрителю. У каждого режиссёра внутренняя потребность говорить языком кино – создавать фильмы, которые будут сообщать что-то новое, чему-то учить».

Но пока режиссёру научить удалось только зрителей усольского и черемховского районного телевидения – местные телекомпании согласились на бесплатный показ фильма. По словам Медведева, иркутские телекомпании готовы пойти навстречу только за определённую плату. Удачно прошли переговоры с Общественным телевидением России – вскоре канал бесплатно покажет «Фарфор и свиньи». «Реклама – это тоже целое дело. У нас есть бюджет только на то, чтобы поехать и снять фильм. Мы позволили себе провести на месте съёмок полтора месяца, а не два дня и сделали качественное кино. Но донести фильм до зрителя – это совсем другая, не менее серьёзная работа, – убеждён режиссёр. – Мы не можем участвовать в фестивалях, потому что по новым требованиям для этого обязательно необходимо прокатное удостоверение. Чтобы получить его, нужно около 40 тысяч рублей. Изначально бюджет фильма не предполагал таких расходов. Это не закладывалось в смету – ещё год назад я мог спокойно отвезти фильм на любой кинофестиваль».

Также режиссёр недоволен сроками подачи заявок на участие в фестивалях. «Объявляются конкурсы на изготовление фильма на определённую тематику, а срок подачи документов урезается до семи дней. За это время нужно подготовить документы о том, что у тебя нет задолженности по налогам, ты не участвуешь в судебном процессе, и доставить пакет с бумагами в Москву. Только на сбор документов нужна неделя, а на их доставку – ещё минимум четыре дня. За счёт такого подхода очень много студий «покосило»: люди либо уходят из профессии, либо переезжают в Москву», – не сомневается Медведев. 

Он и сам подумывает покинуть Иркутск. «Может, уже пора собрать коньки и отправиться в столицу? Там сложнее, но возможностей больше, – рассуждает документалист. – С другой стороны, многие талантливые люди добиваются успеха в своём городе, никуда не уезжая. Создатели «Похабовска» просто гении – они смогли найти бюджет. Ребята-кавээнщики очень лёгкие, замечательно шутят. У них другой подход – они решили снять народную комедию на максимально широкую аудиторию. Это облегчает, но не упрощает поиск средств. Убедить людей в том, что они не прогадают, если дадут деньги на реализацию проекта, – это большой талант».

Это очередные «Яйца судьбы»?

Сами создатели нашумевшего «Похабовска» не отрицают, что на съёмки комедийного фильма средства найти легче. 7 ноября в «Доме кино» они показали «Обратную сторону Сибири» режиссёру Вере Водынски, студентам Иркутского кинотехникума и всем неравнодушным иркутянам, ещё не успевшим посмотреть фильм. Публика подобралась любопытная, поэтому за просмотром последовало активное обсуждение и масса вопросов. Зрителям стало интересно, каков бюджет фильма и как создателям проекта удалось собрать необходимые средства. 

«Когда снимается кино с глубокой режиссёрской позицией, у которого потенциально узкий круг зрителей, чрезвычайно сложно найти людей, разделяющих идею и желающих её профинансировать. В нашем случае, когда мы делаем комедийное кино для массового зрителя, найти деньги проще, – комментирует главный режиссёр «Похабовска» Юрий Яшников. – Мы начали свой путь в кино не со сценария, не с режиссуры, а с проката фильма «На Байкал». Тогда мы делали рекламную кампанию, искали партнёров, договаривались с кинотеатрами. Когда подошли к своей картине, у нас не было опыта съёмок полного метра, но было доверие партнёров. Они знали, что мы делаем нормальные рекламные кампании, которые привлекают зрителей, мы делаем кино, которое окупается. Наш генеральный партнёр сам вызвался на эту должность, посмотрев ролики из фильма. Бюджет картины – более 10 миллионов рублей, но в проекте почти нет государственных денег. Мы получили субсидию от областного правительства на этапе, предшествующем созданию фильма. А вообще, логично, что государственная поддержка не выделяется съёмочной группе, в которой практически нет людей с кинематографическим образованием и портфолио». 

Авторы «Похабовска», начиная проект, не имели ни опыта, ни киношной базы

Жанр народной комедии выбран был не сразу – создатели «Похабовска» долгое время не могли решить, в какой цвет жанровой палитры раскрасить фильм. Тогда Юрий Яшников решил обратиться за советом к директору сети кинотеатров «Баргузин» Михаилу Чуеву, который отметил, что бывшие кавээнщики не имеют права задумываться над жанром кино – делать надо то, что умеешь. «В тот момент у меня это вы­звало возмущение, показалось 

агрессивным. Спустя полтора года я благодарен Михаилу Ивановичу. Мы свой шажок сделали в том направлении, которым раньше занимались. Когда мы запускали проект, думали, что базовыми для нас с точки зрения проката будут регионы: Иркутская область, Бурятия и Забайкалье. Задача стояла, чтобы в этих трёх регионах фильм окупился. Когда он вышел в 20 городах Сибири, а также в Пятигорске, Краснодаре и Москве, мы поняли, что перевыполнили план. Везде к нам подходили и говорили: «Слушайте, это кино про наш город!» – рассказал Юрий Яшников.

На выбор жанра повлиял ещё один интересный случай. «Перед тем как определиться с жанром, мы были в Доме кино на показе фильма, позиционируемого как первый российский зомби-триллер. На данный жанр было похоже не более 10% фильма. В 90% создатели не попали, потому что полезли в степь, которой в нашей стране никогда не было и, возможно, ещё лет двести не будет. Мы поняли, что комедия – это тот жанр, который полностью принадлежит нам. Снимать нужно то, что у нации в крови. Нам кажется, что комедия и мелодрама – это сильные стороны российского кино, – убеждён монтажёр «Похабовска» Сергей Дубас. – Но, к сожалению, доверие к новым комедиям низкое. Среди интеллигентных людей у со­временной российской комедии плохой имидж. Все думают, что каждая новая комедия – это очередные «Яйца судьбы». В своей работе мы пытались избежать всякого сходства с подобными фильмами».

Вера Водынски с иркутскими коллегами не согласилась – она выступила за то, чтобы российское кино постепенно избавлялось от жанровой закостенелости. «Я отметила для себя, что появляется больше жанровых работ: хорроров и вампирских фильмов. Если раньше был крен в сторону авторского «придурошного» кино, то сейчас кинематографисты делают уклон на жанры. Это очень интересная тенденция. Всё жанровое кино у нас голливудское, а мы добираемся на русских комедиях. Мы собираем крохи в прокате на одном-двух жанрах. Вся наша жанровая линейка сводится к историческим фильмам и комедиям. Я бы мечтала посмотреть русский психологический триллер или фантастический фильм, – признаётся Вера Водынски. – С удовольствием пошла бы на русский хоррор с хорошей литературной основой. Такой жанр на нашей русской почве – это класс. У нас есть рассказы Толстого о вампирах, много материалов фэнтези. Упор на короткометражное жанровое кино означает, что прокат у нас с годами станет разнообразнее». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector