издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Свои счёты с театром

  • Автор: Мария ДОНСКАЯ, театральный критик

В Иркутске с 20 по 24 октября состоялись большие гастроли Новосибирского театра «На левом берегу».

Впечатление от гастролей коллектива просто удручающее. Зрителям были предложены для про-смотра спектакли с отсталой режиссурой, со статичными линейными мизансценами, со скучными актёрскими работами, с исполнением многочисленных певческих партий под фонограмму, правда, было и живое исполнение, однако слабыми голосами и фальшивя. Одурманил однообразно подобранный репертуар, в котором одна центральная сюжетная линия – это незамысловатые комедийные отношения между мужчиной и женщиной. Есть среди пьес и Александр Николаевич Остров-ский, но, простите, идёт он почти в одних декорациях с пьесой «Беда от нежного сердца» В.А. Сологуба, да и играется на один лад с В.С. Красногоровым и В.А. Сологубом. Режиссёрская работа во всех случаях минимальная: «развод» актёров по простейшим мизансценам. О режиссёрской концепции и тщательной работе с артистами не ведётся и речи, каждый «выплывает» в меру собственного­ опыта и таланта. 

Театроведческий разбор этих спектаклей в большинстве случаев, к сожалению, был бы похож на болезненную «расправу с театром». Делать этого совсем не хочется. Поэтому попробую подчеркнуть случившиеся удач­ные моменты, мизансцены, образы, работы.

Положительно выбивается из общего ряда предложенных постановок спектакль «Квинта». Это близкая к студенческой работе театрально-пластическая композиция из пяти новелл о женщинах, автором и режиссёром которой является молодой артист тетра – Александр Сорокин. По всей видимости, актёр имеет опыт хореографической работы. Благодаря этому опыту, конечно, и родился этот танцевальный проект. Сам режиссёр, танцующий в спектакле, значительно выделяется на фоне остальных актёров своими танцевальными навыками и пластичностью. Несмотря на это различие, молодые актёры драматического театра достойно справились с новым для них жанром работы. А Александр Сорокин, для первого раза, замечательно справился как педагог и тренер по танцам. 

Хочу только заметить, что спектакль воспринимался бы намного выигрышнее, если бы Александр Сорокин сохранил чистоту жанра, то есть, если бы спектакль был построен целиком и полностью на танце, как это было в первой, самой удачной, новелле. Попытка внедрить слова разрывали общую ткань постановки, словно прерывали и тормозили её стремительное развитие. Ведь всё: и поэзию, и боль, и страдание, и муки, и радость можно выразить средствами танца, бессловесно. Например, в новелле об аборте вовсе и не требовался разъясняющий душераздирающий монолог, всё было понятно без слов, все выраженные пластикой образы давали яркие и сильные ассоциации. В остальных новеллах слова совсем не несли смыслообразующей роли, а только отвлекали, забирали на себя внимание, разваливали пластическую композицию спектакля. Возможно, лучше было бы сосредоточить внимание на танцевальных мизансценах: разнообразить, расширить, усложнить. Первая новелла, как я уже упоминала, самая удачная: хорошо выстроена по смыслу, имеет внутреннюю историю, развивающийся сюжет, единый темпоритм и стиль. Во второй новелле рисунок, заданный актрисе, не имел развития и был недостаточно выстроен­ным, поэтому история получилась не совсем внятной и понятной. А медленное чтение стихов актрисой сразу как-то уронило, рассыпало атмосферу, достигнутую прошлым сюжетом. Интересно был придуман ритмичный этюд – «работа в офисе», символично рассказывающий, что за суетой люди порой упускают главное, превращая жизнь в механическое исполнение пустых действий. Забавное начало было у новеллы о пьянстве, где мужчины танцуют со стопками под классическую музыку, а затем следует замечательный порывистый танец-борьба, где жена старается образумить, изменить, спасти своего мужа от снедающей его страсти. После спектакля «Квинта» рождаются размышления, рассуждения, предложения, но не пустота. Александру Сорокину просто необходимо совершенствоваться и развиваться в этом жанре, возможно, дополнительно привлекая к работе и литературный материал, тогда спектакли станут ещё более художественными, образными и глубокими.

Ещё не без удовольствия хочу отметить работу двух актрис, которые создали живые образы.

Одной из запоминающихся ролей стал образ свахи из спектакля А.Н. Островского «Свои люди – сочтёмся». Артистка Ольга Сибиркина сделала её профессионалкой своего дела, с хитринкой и интересом ищущей в каждом женихе и каждой невесте свою выгоду; важной, деловитой, проворной, кокетливой сводницей и модницей, вместе с тем доверчивой и простоватой.

Актриса Юлия Скок создала два разных замечательных образа. Один – яркая, сочная, комичная, экстравагантная, моложавая вдовствующая графиня, исполненная с обаятельным и позволительным этому жанру наигрышем. Немного смазали впечатление от роли пошловато выстроенные моменты, а в целом артистка была живой, убедительной и необычной. Вторая её роль совершенно противоположного порядка – тихая, спокойная, робкая, услужливая жена с мягким уступчивым характером. Она вроде как бы и неприметна, и скучна (по образу). Но во втором акте она трогает сердечностью и добротой к своему мужу. Запомнилось, как актриса неотрывно следит за супругом тревожным взглядом, полным растерянности, сочувствия и слёз.

Понравились и некоторые находки в детском спектакле «Кот в сапогах». Так, система различных красочных занавесов, которые менялись со сменой места действия; введение дополнительных друзей-героев, которые украсили и разнообразили действие спектакля. Замечательная придумка – мизансцена кота с зайцами, выстроенная в стиле кукольного те­атра: забавная, шуточная и неожиданно вписанная в контекст постановки. Хорош образ Кота, в исполнении Шалтогачева Константина он получился хитрым, лукавым, обаятельным затейником и добрым весельчаком.

Достоинством всех постановок были дорогостоящие красочные, художественные и интересные костюмы, особенно, конечно, этому порадовались детишки.

К итогам гастролей, к сожалению, «брала печаль» от того, что театр «На левом берегу» больше заинтересован развлекательными тематиками, а постановки сравнимы с российскими антрепризными спектаклями XIX века. А ведь в коллективе много красивой молодёжи и интересных возрастных артистов. Театру просто необходимо менять взгляд на репертуарную политику и приглашать хорошего режиссёра-педагога, который бы смог изменить взгляд артистов на театр в целом. Жаль, что молодые актёры не раскрывают и малую долю своих возможностей, а ведь они полны энергии и желания работать (это видно по спектаклю «Квинта»), но им предлагаются шаблонные, однотипные роли и спектакли без профессионального режиссёрского участия. Спектакли такого качества смотреть просто невыносимо, жаль артистов, публику и своего потраченного времени.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер