издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На заборе что написано? А на самом деле там что?

Визуальной среде Иркутска необходим контент-аудит

С ведущим переводчиком Института географии СО РАН Василием Михалковским наша редакция познакомилась два с половиной года назад. Тогда по его предложению и с его помощью мы подготовили очень смешной обзор ляпов в англоязычных подписях на фотовыставке «Сибирь – колыбель Русской Америки», посвящённой 200-летию Форт-Росса (Калифорния), размещённой в сквере Кирова. В конце прошлого года Василий Григорьевич снова позвонил нам, пребывая в состоянии крайней обеспокоенности. Теперь ему было не до шуток – на кону стояла репутация целого региона в глазах всего мира. И вновь виной всему были недобросовестные переводчики и недоброкачественные переводы. Но обо всём по порядку…

Где в Иркутске находится улица Sűkhbaatar

За два прошедших с прошлой встречи года Василий Михалков-ский стал настоящим «языковым санитаром» для визуальной среды города. Всё это время он постоянно звонил нам, писал на сайт vsp.ru, отчитываясь о своих новых наблюдениях и находках. Забавно, что вопрос «Иркутского репортёра», когда он впервые заметил ошибку в переводе на улицах города, поверг его в долгую задумчивость. Через несколько дней он вспомнил и рассказал:

– Это было сорок лет назад. Встречал я в международном аэропорту Иркутска какого-то зарубежного англоговорящего учёного. А над зданием международного аэропорта как раз вывесили здоровенный транспарант на двух языка: на русском «Добро пожаловать на иркутскую землю!» и на английском «Wellcome on the Irkutsk earth!». В английской версии было четыре грубых ошибки,  что подтвердил и сам встречаемый иностранец. Я сказал об этом  какому-то служителю аэропорта. Потом через некоторое время обратил внимание, что ошибки замазали и поверх написали правильно. Но эстетика оказалась ниже пояса. Замазанные слова проступали. И вот какие были ошибки. Правильно надо было бы написать вот так: «Welcome (с одной буквой «l») to (а не  «on»), Irkutsk (без артикля «the») soil (а не «earth»).

Проблема некорректных переводов на улицах города возникла не так давно – когда для интуристов местные власти решили дублировать названия улиц. Вот тогда и оказалось, что нет единого шаблона для перевода русских указателей на другие языки.

– Точнее говоря, есть ГОСТ Р 52290-2004, но он совершенно устаревший, – уточняет Василий Михалковский. – Согласно этому ГОСТу, всё пишется, как слышится, но латиницей, а мягкие знаки заменяются апострофом. Например, улица Горького должна писаться, как «Gor’kiy St». По этому ГОСТу были сделаны указатели, например, во Владивостоке, и народ там хохочет до сих пор, настолько это нелепо выглядит. 

Но самое главное, это какое-то чудовищное заблуждение, что иностранцы понимают апостроф как мягкий знак. Ничего такого иностранцы понимать вовсе не обязаны!   

В Иркутске изначально была в этом отношении неразбериха и разноголосица. Ещё недавно на центральной улице висели надписи «Karla Marksa». 

– Во-первых, непонятно, с какого перепугу так изуродовали автора «Капитала» – он ведь всегда был Marx’ом, – изумляется Василий Григорьевич. – А во-вторых, как такое может быть, что на одном углу Маркса склоняют, а Ленина – нет. То есть висят рядом две таблички, на которых один – «Карла Маркса», а второй – «Lenin st»?!  

Больше всего сложностей возникло с транслитерацией названия улицы Сухэ-Батора. Для профессионального переводчика понятно то, что простому человеку объяснить сложно, поэтому Василий Михалковский объясняет на примере:

– Некоторые названия бесполезно переписывать латиницей по принципу «как слышится – так и пишется» – для иностранца это будет просто набор бессмысленных символов. Вот смотрите, если вы название города Рим напишете латинскими буквами или скажете итальянцу – он вас просто не поймёт, они говорят и пишут «Рома», в английской транскрипции – «Ром». Так же и с названием улицы Сухэ-Батора. Если эти вывески мы делаем для того, чтобы их понимали иностранцы, то нужно писать так, как пишут сами монголы в англоязычных текстах. И правильная вывеска будет выглядеть так: «Sűkhbaatar». 

Историческая застройка в стиле хард-рок

«Каменная застройка» в переводе превратилась в «разработку скальных пород»…

Более того, не было единомыслия даже в написании слов и сокращений от «улица» – по всему Иркутску висели всеразличные варианты: полная форма «street», сокращения «st», «St», «srt», а также те же сокращения, но с точкой на конце.

– Вы будете смеяться, но в некоторых городах мне встречались переведённые на английский названия: например, Красноармейскую называли «Red Army street», – язвит переводчик. – Хорошо, у нас до такого не додумались. А вообще это такой простор для фантазии – улицу Горького назвать «Биттер-стрит» (от «bitter» – «горький»), а Воровского – «Thief st.» («улица вора»)… 

Единственным решением проблемы переводчик считает выбор какого-то единообразного шаблона для написания транслитерированных названий.

– Главное, чтобы везде было написано одинаково. Понимаете, нельзя ведь даже сказать, что разные варианты надписей на наших улицах являются неверными: на самом деле в мире существует порядка десяти стандартов транслитерации – ооновский, Юнеско, несколько научных… Нужно выбрать какой-то один, чтобы народ не смешить. Мэр Иркутска должен проявить волю – обычно именно он утверждает этот единый шаблон. 

Но названия улиц – это малая часть проблемы. В последнее время всё чаще и больше на улицах Иркутска появляются двуязычные таблички с пояснительными надписями около памятников и исторически значимых мест и зданий. 

– Вы в прошлой статье написали про ошибки на выставке, но выставку убрали – и проблема решилась сама собой. А эти стенды у культурных объектов города будут стоять всегда, они установлены навечно! – ужасается Василий Григорьевич. – Мне сказали, что по всему городу их порядка семнадцати. Я видел всего один, у здания мэрии…

Проходя летом мимо мэрии с женой, Василий Михалковский мельком оглядел текст стенда и сразу заметил две ошибки. Он как пламенный патриот города немедленно написал об этом в мэрию. Ему быстро ответили представители комитета по экономике мэрии Иркутска: «Благодарим вас за проявленное внимание… наличие в текстовой информации искажений, в том числе нарушений правил перевода на иностранный язык, недопустимо… Ваше замечание о наличии стилистической ошибки в английском переводе текста об истории здания администрации г. Иркутска учтено». 

Что значит «учтено», Василий Григорьевич понимал с трудом, но через некоторое время он приехал в центр города и уже целенаправленно прочитал английский текст на стенде у мэрии. Указанную им ошибку исправили. Въедливый переводчик немедленно нашёл в общедоступном тексте ещё двадцать девять (29!). Среди множества орфографических и пунктуационных, которые перечислять в газете скучно, можно упомянуть две наиболее понятных обывателю ошибки.

«Почтовый индекс» перевели как «Post index», хотя такого понятия для иностранца просто нет – в Европе используется определение «post code», в Америке – «zip code». Ещё более вольно переводчики обошлись с таким важным для Иркутска понятием, как «каменная застройка». На стенде это выглядит как «rock development» («разработка скальных пород»). 

– Что это такое? – разводит руками Михалковский. – Что имеется в виду? Название частной фирмы? А у иностранца возникнет именно такое впечатление – в Канаде, Австрии, Бельгии полно фирм с таким названием – «Белая скала девелопмент», «Круглая скала девелопмент», «Хард-рок девелопмент», есть даже полный тёзка «Рок девелопментс» по имени основателя Рокко Туллио в США. Причём занимаются эти фирмы вовсе не разработкой скальных пород, а финансами и супермаркетами. В конце концов, действительно, одним из многих значений слова «development» является «застройка», но исключительно как процесс застройки, а не существующие здания! 

Какие смысловые открытия ждут иностранцев на остальных стендах, Михалковский боится догадываться, но уже предложил «Иркутскому репортёру» продолжить тему… 

Невероятный атлас фантастического Байкала 

Ведущий переводчик Института географии
СО РАН Василий Михалковский уже несколько лет отмечает ошибки при переводах указателей города на английский язык

Но обратиться в редакцию Василия Михалковского заставили не эти мелкие местечковые опечатки. Сейчас уже речь идёт о престиже озера Байкал во всём мире. Дело в том, что готовится к выпуску бумажная версия атласа Байкала. Этот международный проект называется «Комплексное управление природными ресурсами трансграничной экосистемы бассейна Байкала», финансируется Глобальным экологическим фондом и реализуется Программой развития ООН. Основной частью проекта и является экологический атлас Байкала. 

Поскольку проект реализуется на трёх языках – русском, английском и монгольском, – летом прошлого года над переводом предложили поработать и Василию Михалковскому. В связи с крайней занятостью по основной работе в Институте географии он смог перевести только шесть из 142 карт – всего над атласом работали порядка двадцати иркутских переводчиков. Естественно, что, закончив свою часть работы, Василий Григорьевич поинтересовался, как справились его коллеги.

– Перевод сейчас выставлен на сайте Байкальского информационного центра. Более дикого английского я не видел за 42 года работы переводчиком! Создаётся впечатление, что переводили четвероклассники-двоечники из школы для умственно отсталых, – ужасается Василий Григорьевич. – Иностранцам нужно запретить заглядывать в электронную версию Экологического атласа Байкала ради сохранения их психологического здоровья. 

Ошибки столь многочисленны и чудовищны, что Михалковский потребовал исключить его фамилию из состава переводчиков. В крайнем случае ставить его фамилию только под теми переводами, которые он собственноручно выполнил. Потому что из текстов, сопровождающих карты атласа в электронной версии, для англоязычных читателей открываются невероятные чудеса. Например, вместо «высотного пояса» он прочитает про «многоэтажный бюстгальтер», а окончательный переход не «осуществляется», а «обносится забором». 

Для наглядности Василий Григорьевич написал мини-отчёт о том, что он узнал из английского варианта сопроводительного текста о том, что есть у нас на Байкале. Для этого он собрал все некорректно переведённые термины и попытался представить, что бы они могли значить, если бы существовали на Байкале. И вот что получилось. Начинается отчёт с того, что атлас состоит не из географических, а из игральных карт. 

В бассейне озера живёт всего один экземпляр вредного насекомого. У байкальских рыб есть ноги, а на ногах – икры, которые нужно защищать. На дне Байкала пасутся телята без присмотра, а также есть виды рыб, в которых постоянно проживают люди. Происходит истечение земель, растут боевые леса. 

– «Перелески» перевели как «огороженные лесные участки», «водность» – как «электропроводность», «годовой сток» – как «годовая река». «Вредные вещества» – это «отвратительные вещества». «Староосвоенные районы» переведено как «где люди давно имеют деревянные скамейки». «Потребительские отходы» – «съеденные отходы». «Орехопромысловый» стало «телерекламой орехов». И это не самое креативное! – восхищён Михалковский. – Представляете, слово «преимущественный» перевели как «pre-property», то есть взяли «имущество» (property) и добавили к нему «pre». Это прекрасный метод шифрования донесений для шпионов: например, фразу в донесении «Чертежи есть!» можно зашифровать вот так: devil (чёрт) hedgehogs (ёж) eat (есть).

В Ангаре и Селенге плавают подводные лодки. Почти все виды транспорта подарены нам дорогой. В Иркутской области, Монголии и Бурятии всего одно культурное учреждение. На территории озера Байкал действуют миллионы средств размещения туристов. Происходит изнасилование ландшафтов людьми. Население добывает полупрожиточное сырьё, а оставленное сырьё повышает опасность мусора лесных пожаров. Степные ландшафты заселены всего одним человеком. Охрану лесов следует охранять. Действуют заводы по производству мин. В Малом море есть подводные облака. На дне Байкала горят газовые факелы и работают заводы по производству шампанского. У байкальских рыб есть жильё для проживания. 

– Я после прочтения хотел ехать сдаваться в дурдом, но не было денег на автобус, – с неприкрытым сарказмом говорит переводчик. – Так не может переводить ни человек, ни животное, ни компьютер. Я понял, что это переводили инопланетяне, и эта мысль спасла меня от сумасшествия.

Как подобное могло произойти в крупном международном проекте, Василий Григорьевич просто не понимает. По существующим правилам, любой подобный перевод принимается по акту сдачи-приёмки, в котором отмечают, что перевод адекватный и к нему нет претензий, и только это служит основанием для выдачи оплаты за работу. В данном случае выходит, что работу приняли без проведения такой необходимой процедуры, как аудит контента. Проще говоря, перевод поставили без проверки, и что теперь иностранцы будут думать про озеро Байкал из этих карт – никому даже представить не удастся.

Большинство ошибок –
в транслитерации названий улиц на латиницу. Необходимо единообразие, а царит разнобой…

Сейчас Экологический атлас Байкала существует в электронном виде, то есть содержание легко поддаётся редактированию. Но к апрелю этого года по обязательству перед заказчиками атлас должны выпустить в бумажном виде, а значит, все ошибки будут намертво зафиксированы в «рукописях, которые не горят». Издатели, конечно, обещали переводчику, что не то перепроверят существующий перевод, не то сделают новый. Но очевидно, что никто не будет два раза платить за одну работу. Более того, по условиям договора, именно текст из электронной версии является основой для печатного издания. Игры в испорченный телефон у местных переводчиков продолжаются.   

Комментируя ситуацию в общем, Василий Михалковский вспомнил вычитанную в Цивiльном кодексе Украины статью за номером 1186: «Вред, причинённый работником, который не осознавал значения своих действий и (или) не мог ими управлять, не возмещается».

– Очень подходит для данной ситуации, не находите? – говорит он. – То есть если переводчик объелся мухоморов или по любой иной причине – тупость, незнание иностранного и русского языков, невежество, дебилизм, шизофрения – не осознаёт, что несёт явный бред, то это нормально. Как минимум не наказуемо.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector