издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Груз вины с плеч не сбросить

Когда в дом приходит непоправимая беда, бывает не до возмещения морального ущерба. Это потом знающие люди советуют обратиться в суд. Так и случилось у ангарчанки О.

Она жила вместе с сыном, который работал водителем в одном из монтажно-строительных управлений. Страшная весть ворвалась неожиданно, в неё было трудно поверить. В результате несчастного случая на производстве её сын погиб. Медики констатировали: «Смерть наступила в результате механической компрессионной асфиксии от сдавления грудины между тупыми твёрдыми предметами».

Потом были похороны, страшная пустота без самого близкого человека. Здоровье матери ухудшилось, горе раскрасило всё вокруг чёрной краской. И тогда женщина обратилась в Ангарский городской суд с иском к предприятию, где работал сын, о взыскании компенсации морального вреда в размере одного миллиона рублей.

В судебном заседании представитель ответчика сразу заявил, что иск не признаёт, поскольку вины работодателя в смерти водителя нет. Грубую неосторожность допустил сам потерпевший, который нарушил должностную инструкцию и правила техники безопасности, в результате чего и произошла трагедия. Всё это было отражено в акте о несчастном случае. Потерпевший действительно нарушил производственную инструкцию, запрещающую водителю находиться в транспортном средстве другого работника, тем более брать там что-то, регулировать, проверять или заводить.

Но в то же время в акте отмечена и «неудовлетворительная организация производства работ, а именно ненадлежащий контроль со стороны должностных лиц гаража за хранением автотранспортных средств и их ремонтом». В частности, потерпевший снимал колесо с автомобиля в помещении, которое используется для стоянки транспортных средств. Заниматься ремонтом там запрещено. За этим должен был следить механик гаража.

Выслушав свидетелей и детально разобравшись в этом споре, суд согласился, что основной причиной наступившей смерти явилась неосторожность самого потерпевшего, который пренебрёг существующими правилами. Это подтвердили свидетели и не опровергла истица. Анализируя нарушения со стороны работодателя, суд посчитал, что «они не находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде гибели работника». 

Представитель ответчика уже был готов утвердиться в своей правоте. Но оказалось, что это делать рано. Вина работодателя, пусть и не прямая, в случившемся тоже есть. О ней говорит уже сам факт причинения вреда в результате несчастного случая на производстве. Прежде всего, водитель погиб при исполнении трудовых обязанностей, поэтому работодатель не имеет права устраняться от гражданско-правовой ответственности. А так происходит. В подобных историях предприятия нередко пытаются переложить всю вину на того, кто уже ничего не может сказать в свою защиту. 

Мать погибшего выиграла это дело в суде, хотя сумма компенсации оказалась в четыре раза меньше. Суд уменьшил её, исходя из принципов разумности и справедливости. Но и 250 тысяч тоже деньги. Сына не вернуть, но жизнь должна продолжаться.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер