издательская группа
Восточно-Сибирская правда
прослушать

Здравствуй, милая картошка

  • Автор: Владимир Дёмин

Едва ли сегодня может быть тема более пошлая и в то же время более закрытая, чем деньги. «Money makes this world go ‘round» – «Деньги заставляют мир вращаться». Почему-то именно эта фраза из фильма Боба Фосса «Кабаре» первой приходит на ум, когда заходит речь о роли денег.

Пять киловатт рублями и две батарейки на сдачу

Вульгарные (то есть примитивные и общедоступные) начала экономической теории гласят: деньги являются универсальным эквивалентом, то есть таким товаром, который можно обменять на абсолютно любой другой товар. Тот факт, что сами купюры или монеты при этом нельзя использовать ни по какому другому назначению, разве что для коллекционирования в несущественных для экономики количествах, является ключевым. Любой другой эквивалент, известный из истории, в случае наступления дефицита товаров или материалов, из которых он был изготовлен, мог быть немедленно пущен на погашение этого дефицита, и денежное обращение прекращалось. Так что ни соль, ни медные слитки, ни прочие материалы вплоть до золота и серебра не годятся на роль денег в мире столь сложном, как наша эпоха. 

Другой стороной вопроса всегда было обеспечение абстрактных единиц неким реальным эквивалентом, имеющим цену в любой момент и при любых обстоятельствах. Старшее поколение помнит эту внушительную надпись на каждой купюре, начиная с 1 рубля: «Государственные казначейские билеты поддерживаются всем достоянием Союза ССР…». Это, конечно, было не совсем то, что на купюрах, например, 1899 года выпуска: «Государственный банк разменивает купюры на золотую монету без ограничения суммы. 1 р.=1/13 империала, содержит 17,424 доли чистого золота», но тут уже ничего не поделать – такая была политика. Советский рубль намекал, что ни при каких обстоятельствах вы не обменяете никакие заработанные деньги на часть достояния СССР. Царский рубль при всей своей уверенности в незыблемости трона, государственного банка, золотовалютного запаса и источников его пополнения был не самым лучшим финансовым инструментом и с началом Первой мировой войны обмен купюр на золото пришлось прекратить. 

В поздние советские и первые 

постсоветские годы заходящее солнце коммунистической утопии иной раз выжигало последними протуберанцами весьма странные узоры на душах и мозгах наших соотечественников. Один такой узор сложился в мозгах целой группы бывших военных, уволенных из армии в том возрасте, когда сил ещё много. Дискутируя на разные конспирологические темы в своём кругу, эти люди однажды пришли к мысли: США и его союзников по холодной войне нужно бить их же оружием – деньгами. Для этого нужно сделать рубль более привлекательным для всего мира, чем доллар, и жить на ту самую ренту, которая позволяет США быть самой богатой страной в мире при самом большом внешнем и внутреннем долге. Нельзя вернуть золотое обращение, потому что все деньги тут же осядут в кубышках на чёрный день, да и слишком дорогая единица, неудобная для расчётов. Значит, нужно ввести новый неожиданный эквивалент, которого у нас много, а в Европе и США мало. 

Забавно сейчас об этом говорить, но Китай как геополитический оппонент тогда вообще не воспринимался даже такими осведомлёнными и параноидально настроенными людьми, как несколько отставных советских генералов. Зато они хорошо умели складывать числа с большим количеством нулей и быстро подсчитали: разведанных запасов одних только углеводородов в СССР больше, чем у всего Запада. За вычетом, конечно, арабских стран, но с арабами думали как-то договориться. Тем более что были ещё живы давние друзья советских генералов Саддам Хусейн и Хафез Асад. Оба были в чём-то похожи на пионера – всегда готовы, вот только не к «борьбе за дело коммунистической партии», а сорваться с места и устроить большую региональную заварушку. 

Рассмотрев проблему в свете имеющейся на тот момент информации, генералы написали довольно подробный и убедительный проект по переводу рубля с обеспечения абстрактным достоянием республики (подготовленным к тому времени к приватизации) на обеспечение киловатт-часом электроэнергии. Идея была настолько увлекательной, что и по сей день в Интернете, которого на момент разработки проекта вообще не существовало, можно найти отголоски: «На государственных энергетических рублях – казначейских билетах – должно быть написано примерно так (для примера возьмём 1 рубль): 1. Лицевая сторона. Государственный Банк обменивает казначейские билеты на килоВатт-часы электро-энергии без ограничения суммы (1 р. = 1 килоВатт-час электроэнергии). 2. Обратная сторона: Обмен государственных казначейских билетов на килоВатт-часы электро-энергии обеспечивается всем достоянием Государства». Ну разве не прелесть? 

История эта осталась бы курьёзом, если бы не ощущение, что как раз за границей наших теоретиков услышали. К 2015 году первенство России по запасам углеводородов вроде бы под вопросом, а уж по количеству вырабатываемой энергии мы точно не в лидерах. Более того, Китай, который вовсе не учитывали в своих построениях наши аналитики, вводит ежегодно столько новых мощностей, что России не поспеть и за несколько лет. Европейский союз вряд ли сможет соревноваться с Россией и Китаем в строительстве ГЭС и ТЭЦ, поэтому европейцы небезуспешно ищут решение задачи на двух параллельных путях – развития альтернативной энергетики и снижения энергопотребления. США, если верить их президенту, не менее успешно развивают возобновляемую энергетику на основе водорода. Россия в целом не уступает даже таким мощным соседям, как Евросоюз, но рассчитывать на полное превосходство энергетического рубля точно не стоит. 

Меньше кушать и больше работать

Если уж группе граждан не удалось убедить государство решить денежные проблемы населения нетрадиционным путём, простым гражданам придётся идти двумя традиционными – больше работать и меньше потреблять. Оба имеют свои достоинства и недостатки, заслуживающие отдельного рассмотрения. 

Мысль о том, что окружающие зажрались и надо бы слегка попостничать, приходила в голову ещё древним шумерам. Они, судя по сохранившимся глиняным таблицам с клинописными текстами, были довольно склочные люди – любили попенять богам за неурожаи и стихийные бедствия, критиковали молодёжь за неуважение к старшим и так далее. Сохранился и текст с критикой любителей слишком хорошего пива (того напитка, который служил в Междуречье эквивалентом пива) и мясных блюд. На протяжении всей дальнейшей истории человечества идея аскетизма возникала практически в каждую эпоху и у всех народов, как только производимых конкретным обществом ресурсов и продуктов становилось меньше, чем было нужно для удовлетворения всех потребностей. В идее поста и скромной одежды нет ничего плохого, если понимать главное: можно прийти к этой идее самостоятельно, можно воплощать подобные принципы в собственной жизни, но не стоит их проповедовать. 

В истинности этого тезиса буквально на днях убедился депутат Свердловской областной думы Илья Гаффнер. В ходе проверки одного из местных супермаркетов на предмет завышения цен депутат признал, что цены выросли за год на 25%, и посоветовал землякам «задуматься о собственном здоровье и поменьше питаться». Если бы Илья Гаффнер вещал это, стоя в рубище на пороге собственной пещеры, всё прошло бы на ура. Но, увы, на нём был хороший костюм, а у каждого из его детей, как установили злобствующие блогеры, есть по весьма просторной квартире. Можно без особой натяжки предположить, что в ближайшие дни депутату предстоит лично познакомиться с Кузькиной матерью разнузданного народного гнева, долго и безуспешно каяться, а затем уйти в политическую тень непрощённым. 

Вариант «больше работать» в нашей стране, как правило, означает «бесплатно и на того дядю». По свидетельствам писателей, прошедших сталинские лагеря, ещё заключённые-каналоармейцы на строительстве Беломоро-Балтийского канала сделали фундаментальный вывод: губит не маленькая пайка (которую получали все), а большая (которую получали только ударники труда). Смысл этой формулы предельно прост: если вы начинаете работать больше, чем нужно для удовлетворения минимальных потребностей, затраченные усилия превосходят полученный результат. Иной раз – что случалось и в сталинских лагерях, и в современном бизнесе – превосходят настолько, что увлечённый ударник социалистического или капиталистического строительства «сгорает на работе». Именно поэтому заявления чиновников о наведении порядка на рынках вызывают у фермеров дружный смех с нотками истерики: витрина, конечно, сверкает и переливается, но на задворках всё та же грязь, а иной раз и кровь. Добро пожаловать в бизнес!

В деревню, в глушь

В кризис не только опытные бомжи попадают в категорию «граждан с добровольно редуцированными потребностями», но и все здравомыслящие люди начинают более тщательно обдумывать каждую покупку. Видели вы эти караваны машин, выстроившихся у супермаркетов в день распродажи? В России, конечно, ещё не те масштабы, чтобы подобно чопорным британцам драться ножами и электропилами в «Икее». Но полуметровой длины чек из продовольственного, где гречка дешевле на 10 рублей, а туалетная бумага на 25, уже не редкость в нашем обиходе. 

Поэтому те, кто думает, что кризис – это отличное время начать новое дело, должны чётко сознавать: ваш товар или услуга должны быть жизненно важными для максимального количества потенциальных клиентов. Некий красноярский бизнесмен, например, придумал пять универсальных вариантов выхода из кризиса. Отбросив четыре первых ввиду очевидной глупости и неэффективности, он делает роскошное, по его мысли, предложение: «5. Бросить пить, курить, заняться спортом, привести голову в порядок, найти что-то новое в своей жизни. Если вы собрались выходить из кризиса по 5 пункту, «Тайга» ждёт вас. Школы плотников, малого судостроения и парусная. У нас можно научиться строить дома, яхты и ходить под парусом». Ну разумеется! Яхты – самый ходовой товар в кризис, как вы могли подумать иначе! А дома? Расходятся как горячие пирожки! 

И ведь нельзя сказать, что человек издевался над читателями. Напротив, он был полон энтузиазма и хотел дать голодающему не рыбку, но удочку. Молодец. Ещё бы логики побольше, и получилось бы прекрасно. Можно, например, учиться у руководителя Росмолодёжи Сергея Поспелова, явившего обществу пример рассуждения, учитывающего разом и сложившуюся обстановку, и возможности отечественной экономики, и невысокие трудовые навыки значительной части населения: «На сегодняшний момент вопрос импортозамещения на государственном уровне поднимается, решение его будет в наращивании объёмов сельскохозяйственного производства. Соответственно, сезонные работы получат новый импульс. А с учётом того, что сельское население не везде большое, как раз привлечение студентов могло бы стать фактором, который помог бы решить проблему».

Дармовая рабочая сила действительно решает многие проблемы, кто бы спорил. Господин Поспелов уже видит мысленным взором стройные колонны студентов, марширующих по просёлкам с транспарантами «Молодёжь – на целину!» навстречу гостеприимным фермерам, встречающим стударбайтеров хлебом-солью и хитрой кулацкой усмешкой. Если студент не дурак, а на это есть надежда, то он на единицу произвёденной продукции ещё одну съест за время работы, одну сворует и увезёт домой, а три похоронит в поле, потому что бесплатный труд не бывает производительным. С учётом доставки, кормёжки и непреднамеренного ущерба, который студент обязательно причинит инвентарю и инструментам, картошечка выйдет дороже ананасов. А ведь глава Росмолодёжи ещё и обещает студентам платить… Откуда деньги взять, начальник?! 

Картошка вряд ли заменит весь спектр популярных у россиян продуктов, поэтому мы вряд ли совершим таким способом тринадцатый подвиг «Импортозамещение». Большое количество картошки непременно собьёт цену, поэтому и заработать на ней не удастся. В лучшем случае – пережить кризис, не умерев с голода. Поэтому как весна – все, кто опасается за будущее, на огород – копать и сеять. Пусть продукты не на что купить, кое-что можно вырастить. Так себе стратегия, но другой пока нет. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector