издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не сдать невозможно. К сожалению

Что ждёт выпускников на базовом ЕГЭ по математике

  • Автор: ЕЛЕНА КОРКИНА

Вторник, 9.33. Пробный единый экзамен для журналистов начался вовремя, а вот я опоздала. Опоздание незначительное, но неприятное. Ругаю себя: какие-то наверняка важные пояснения я пропускаю. Спешно выполняю всё, что требуется: вещи оставляю за дверью, в обнимку с ручками и паспортом предстаю перед охранником с металлоискателем. Этот «обыск» – причина нешуточного возмущения родителей: многие говорят, что процесс унизительный. Организаторы парируют: металлоискатели – оружие защиты, а не атаки. Если вовремя избавить ребёнка от телефона, он не воспользуется им в нашпигованной камерами аудитории и не будет удалён с экзамена, лишившись возможности поступать в вуз в текущем году. А это проблемы – для детей, родителей, организаторов и статистики. А кому нужны проблемы?

Из лучших побуждений

В итоге возникновение  неприятных случаев призваны предотвратить такие  спорные меры, как металлоискатели и камеры. Также в ходу страшные истории из реальной жизни. Организаторы рассказывают их журналистам под запись с наказом предостеречь аудиторию. Один мальчик из скромной, с точки зрения доходов, семьи мечтал об айфоне. Мама пообещала: если хорошо закончит школу, получит долгожданный девайс. Аттестат с пятёрками, обещанный подарок, искренняя радость, а потом один из обязательных ЕГЭ, на  время которого счастливый отличник не  смог расстаться с дорогим сердцу подарком.  Дальше всё по наклонной: роковой звонок будильника (мальчик, конечно, был честный и телефоном не пользовался), пеленгация (камеры, конечно, всё равно засекут), выдворение из аудитории (всем, конечно, очень жаль, но что поделать) и армия вместо института (и снова всем, конечно, очень жаль).

Подобные истории случаются и транслируются не первый год. И вроде бы они делают статистику нарушений менее печальной. Вкупе с  достижениями техники, наблюдателями или, например, водяными знаками  на бланках (говорят, по ним  в течение нескольких минут будут установлены город, место сдачи ЕГЭ, аудитория и сам нарушитель, рискнувший сделать и выложить фото любой, даже самой незначительной, части листа). 

К сожалению,  меры, не имеющие охранительного оттенка, пока то ли недейственны, то ли отброшены как требующие воли, сил и времени. Воспитание поколений  в духе «экзамен должен быть честным» – дело долгое, да и кому воспитывать, если девиз «на экзамене все средства хороши» в сочетании с мантрой «от этого зависит будущее»   – норма гораздо более старая, чем какой-то ЕГЭ. В итоге действительно неприятное обыскивание  металлоискателем чувствуется унизительным совсем по другой причине: оно как бы утверждает идею, что выпускник неполноценен, он не может принять решение и не может за него отвечать. Потому за ним присмотрит система. Во имя его же блага.  Получается, что школа ежегодно выпускает в мир миллионы людей, неспособных даже на то, чтобы самостоятельно исполнить элементарное правило или сознательно пойти на риск и, в случае чего,  признать и принять заслуженное наказание. 

Чёрная ручка, белый лист

Спешно приземляюсь на своё место под номером 2А, вскрываю конверт и обнаруживаю, что ЕГЭ вовсе не по русскому, как вроде бы анонсировалось. Не по литературе, истории или обществознанию или, на худой конец,  географии или биологии. Это математика, один из двух обязательных экзаменов. Как опоздавшая, я, конечно, пропустила мимо ушей, что  экзамен базовый (а значит, состоит всего из одной части и 20 вопросов), так что мой ужас перед косинусами и графиками порядочно затянулся.  И зря. У журналистов, в отличие от реальных выпускников, на математические игры разума в рамках базового экзамена было не 180, а всего около 30 минут. А значит, в среднем не девять, а полторы минуты на задание. 

Положа руку на сердце, скажу: уровень некоторых задачек таков, что  и одной минуты для них многовато. Предлагалось сопоставить величины и их возможные значения. Сложно перепутать объём (пусть даже указанный то в литрах, то кубических метрах-сантиметрах) тюбика зубной пасты, кастрюли и багажника автомобиля, не правда ли? Посчитать, каков процент скидки на телефон, если в январе он стоил 2400 рублей,  а в ноябре – 1200, тоже, мягко говоря, не составляет труда. 

Конечно, таких задач, имеющих отношение скорее к общему развитию, чем к математическим способностям старшеклассника, раз-два и обчёлся. И всё же элементарного хватает. «В пачке 500 листов бумаги формата А4. За неделю в офисе расходуется 800 листов. Какого наименьшего количества пачек бумаги хватит на семь недель?» Умеешь считать столбиком? Молодец. Есть здесь и несложные примеры с десятичными и обычными дробями, в которых, как и в жизни, главное – найти общий знаменатель. Никуда не делись уравнения с одной неизвестной, которые в школе натренировали так, что и спустя 11 лет решаются в уме. Пусть спустя годы перекидывание чисел, иксов, плюсов и минусов через знак равенства  или ликвидация скобок происходят не так изящно и быстро, как раньше. Но вполне эффективно.

И всё-таки иногда мозг начинает поскрипывать (скажем, на извлечении корня), пару вопросов я и вовсе пропускаю: тригонометрию не помню и на всякий случай ставлю единицу (в бланке ответов могут быть только целые числа, их последовательности и десятичные дроби), в функции погружаться тоже не стремлюсь – долго. А ответы уже собирают. Взбудораженные журналисты начинают обсуждать стратегию: одни решали всё подряд, не успев даже просмотреть задания полностью, другие начали с конца, третьи пробежались едва ли не по всем примерам. 

Лучшие среди худших

Результаты столь же разнообразны, сколь и тактика экзаменуемых. Минимум один балл, максимум – шесть. Интересно, что оценки достижений коллег в местных СМИ тоже разбросаны от полюса до полюса. Одни говорят: «Провал! Максимум 6 из 20». Другие считают пять правильных ответов уверенной четвёркой, имея в виду, что если бы над черновиками просидели все три часа, то наверняка решили бы почти всё. Однако стакан ни наполовину пуст, ни наполовину полон.

Назвать провалом экзамен, критериев оценки по которому до сих пор нет, нельзя. Сегодня известно, что введённый в 2015 году базовый ЕГЭ по математике будет оцениваться не по сто-, а по пятибалльной системе. Но какая оценка будет соответствовать тому или иному числу правильных ответов, пока не сообщалось. Критерии вряд ли будут строгими, учитывая явственно высказанное желание дать шанс на поступление в вуз тем, кто освоил школьную программу по математике не то на  два с четвертью, не то на два с плюсом (а именно так можно трактовать появление базового уровня).

С другой стороны, именно элементарность целого ряда заданий, а также отсутствие требования об обязательном решении более сложных должны избавить от ложного оптимизма тех, кто способен справиться с базовой математикой. То, что я справилась бы, сомнений нет: шесть баллов за полчаса, дома я для полноты эксперимента прошла полный цикл. Результат – 14 правильных ответов. Но то статистика. А что в реальности?

Мне хватило полтора часа, чтобы решить и трижды проверить то, что я могу, и отказаться от попыток справиться с тем, на что я не способна в принципе. Наверняка именно этим сегодня занимаются сотни тысяч школьников под руководством своих учителей по всей стране. Они тренируются на кошках, щёлкают как орешки элементарные задачки для пятиклассников, вполне вероятно, вообще не приступая к более сложным разделам, мотивируя это «слабостью». Эти школьники, как и журналисты, придут на экзамен и посчитают площадь прямоугольного земельного участка за вычетом площади прямоугольного же дома, на нём стоящего. И получат свои положительные оценки.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер