издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кинопремьеры

  • Автор: Евгений Новицкий

Бракованный дроид

Третий фильм режиссёра из ЮАР Нилла Бломкампа «Робот по имени Чаппи» не оставит равнодушными любителей фантастики.

«Робот по имени Чаппи» (Chappie) (16+).

Режиссёр Нилл Бломкамп.

США, Мексика, 2015.

В кои-то веки в Йоханнесбурге (ЮАР) стало всё спокойно. Почти всех преступников переловили, а те, что остались на свободе, затаились где придётся и ежеминутно дрожат за свою шкуру. Всё оттого, что защитой правопорядка в городе занялись так называемые дроиды – умные полицейские роботы. Разработал этих дроидов местный гений инженерии Дион (Дев Пател), ввиду чего корпорация, в которой он работает, спешно обогатилась. 

Однако своими дроидами Дион совсем не гордится – ему интересно другое: создание настоящего искусственного интеллекта, сравнимого с человеческим, а то и превосходящего таковой. Для соответствующих экспериментов Дион забирает с работы одного бракованного дроида и наделяет его сознанием. Увы, не успел первый в мире обладатель искусственного интеллекта начать развиваться, как его похитила некая мелкая банда (хип-хоп-группа Die Antwoord), резонно полагающая, что противостоять полицейским дроидам можно, только заимев собственного робота. Хулиганы наделяют «искусственного интеллектуала» собачьим именем Чаппи и принимаются учить его взламывать замки и угонять машины. И ясно, что такая авантюра способна навсегда подорвать доверие общественности к самому институту роботов-полицейских. 

Уроженец того самого Йоханнесбурга Нилл Бломкамп прославился шесть лет назад, когда прогремела на весь мир его дебютная кинолента «Район № 9», сатира в формате фантастического боевика, спродюсированная Питером Джексоном, режиссёром «Властелина колец». Бломкамп снимал свой первый фильм в родной Южно-Африканской Республике – она же вдохновила постановщика на тот сюжетный ход, который так всем понравился в 2009 году. «Район № 9» рассказывал о похожих на креветок инопланетянах, потерпевших крушение около крупного земного мегаполиса и оставшихся там жить. Постепенно их поселение превратилось в типичное гетто, которое стали третировать власти и недолюбливать местные жители. Аналогия с расовой дискриминацией, по-прежнему гложущей страны третьего мира, была налицо. 

Свою вторую картину («Элизиум – рай не на Земле», 2013) Нилл предсказуемо выпустил уже в Голливуде, а бюджет её столь же ожидаемо превысил сумму, затраченную на «Район № 9», почти в пять раз. И это, конечно, сказалось на бломкамповском творчестве далеко не в лучшую сторону. В Штатах «Элизиум» фактически провалился, и общественное мнение пришло к выводу, что режиссёра явно перехвалили за его первый фильм. И то правда, «Рай не на Земле» оказался чуть ли не копией «Района № 9», но только копией парадоксально бледной. 

Что ж, после «Робота по имени Чаппи» и поклонники Бломкампа, и просто любители фантастики могут вздохнуть свободно – Нилл всё ещё остаётся многообещающим автором, способным развиваться и совершенствоваться. Нет, пожалуй, «Району № 9» его третий фильм всё-таки уступает. Но зато недостатки «Элизиума» преодолены, а главное, что «Чаппи» – это уже совсем другая история, отнюдь не повторение пройденного. 

Впрочем, то, что ещё не проходил Бломкамп лично, давным-давно «прошли» такие столпы мировой фантастики, как писатель Азимов и режиссёр Спилберг. «Робот по имени Чаппи» – вещь абсолютно в русле азимовских экранизаций «Двухсотлетний человек» и «Я, робот», а также знаменитого спилберговского фильма «Искусственный разум». Всё новое, что привнёс Бломкамп в тему робототехники, её хрестоматийных трёх законов и парадоксальных проблем, с ней связанных, заключается лишь в «местном колорите». То есть Бломкамп в «Чаппи» вновь пропагандирует свою малую родину. 

Но вот теперь необходимо отметить то главное, чего точно не было ни в прежних работах Бломкампа, ни вообще в высокобюджетной фантастике. Нет, это отнюдь не голливудские суперзвёзды Хью Джекман и Сигурни Уивер в мини-ролях сослуживцев главного героя-инженера. Речь о группе Die Antwoord из Кейптауна – второго по известности города ЮАР. Этот харизматичный супружеский дуэт привнёс в фильм своё резкое, своеобразное обаяние и сделал из рядовой истории про робота, мечтающего стать человеком, что-то совершенно оригинальное. По сути, подлинные главные герои этого фильма – вовсе не Чаппи и не гений инженерной мысли Дион (пусть и очень хорошо сыгранный индийцем Девом Пателем, звездой «Миллионера из трущоб»), а именно Die Antwoord в лице трогательной альбиноски Йоланди и скелетоподобного татуированного фрика по прозвищу Ниндзя.

 

Лучший стрелок

Военная драма Клинта Иствуда«Снайпер» – добротная экранизация мемуаров морпеха, наделавшая шуму в Штатах. 

«Снайпер» 

(American Sniper) (18+).

Режиссёр Клинт Иствуд.

США, 2014. 

Чтобы убедительно перевоплотиться в «морского котика», Брэдли Куперу пришлось набрать почти двадцать килограммов мышечной массы

Крис Кайл (Брэдли Купер) родился в Техасе и до тридцати лет считал, что лучшее времяпрепровождение для мужчины – это родео и охота. Однако затем он пригляделся к новостям из телевизора и осознал, что его призвание – быть патриотом и стоять на защите родины. Решив, что лучше поздно, чем никогда, крепыш Кайл записывается во флот, куда его охотно принимают и даже зачисляют в элитное подразделение «морских котиков». А вскоре Крис отправляется в Ирак, где становится самым эффективным снайпером за всю историю разгула американской военщины. 

Экранизация мемуаров реального морпеха могла бы оказаться скучнейшим фильмом сезона, кабы за неё не взялся полувеликий Клинт Иствуд собственной персоной. «Снайпер» – уже тридцать четвёртая режиссёрская работа знаменитого кинематографиста, сорок пять лет кряду умудряющегося придавать разнообразной банальности изрядную долю величия и мощи. 

Кумир не одного поколения, звезда полицейских боевиков и глумливых вестернов, великолепный Клинт на сегодняшний день и впрямь является одним из наимощнейших американских постановщиков. Положим, первые двадцать лет своей режиссёрской карьеры Иствуд больше притворялся самостоятельным киношником, нежели действительно был им. На протяжении семидесятых-восьмидесятых Клинт напоминал этакого голливудского Джеки Чана, который тоже самостоятельно поставил добрую половину боевичков с собственным участием. 

Зато в 1992 году, когда вышел иствудовский «Непрощённый», завоевавший пригоршню самых главных «Оскаров», в Клинте действительно проснулся выдающийся режиссёр – и пошло-поехало: восторги интеллектуальной аудитории, одобрение взыскательной критики, почести, награды, пресловутые «Оскары» (всего их у Иствуда к настоящему моменту пять штук)… Короче, режиссёрская карьера удалась, да и с актёрской всё оставалось в порядке, ибо в большинстве своих фильмов Клинт продолжал-таки исполнять главные роли. 

Но когда Иствуду стукнуло восемьдесят лет, он твёрдо сказал самому себе и миру: с лицедейством покончено. В своих последних пяти фильмах, включая «Снайпера», Клинт уже не исполняет никаких ролей. И поначалу это охладило интерес публики к иствудовским постановкам, но прошлогодний «Снайпер» неожиданно «выстрелил» так, что никому мало не показалось. К сегодняшнему дню эта картина заработала невероятные для подобного кино (а тем более для фильмов Иствуда) 500 миллионов долларов. Всё оттого, что в родных Штатах Клинту устроили за «Снайпера» самую настоящую обструкцию. Причём возмущались и те, кто посчитал фильм «Снайпер» наглой милитаристской агиткой, и те, кто, наоборот, увидел в нём сплошные антивоенные (и, следовательно, антиамериканские) настроения. 

Клинта, однако, так просто не сломишь – этот восхитительный старикан ещё многих из нас переживёт. А ерунду он, кстати, сто лет уже не снимает. Это нынче прямо закон такой: за что бы Клинт ни взялся, всё у него выйдет добротно, увесисто, монументально. И «Снайпер» – никоим образом не исключение из этого правила. 

Ленте выделили сравнительно скромный бюджет – ничто ведь не предвещало такого успеха. Иствуд давно пристрастился к постановке тягучих, неспешных, задумчиво-невзрачных драм, однако под прицелом его камеры вся эта вроде бы театральщина враз превращается в материал для полноценного кинополотна. И это не зрительский пиетет по отношению к вековому голливудскому дубу – это элементарная способность видеть то, что перед глазами. 

«Снайпер» умудряется сочетать в себе отсутствие пафоса и значительность, эпическое спокойствие и подлинный трагизм, кажущуюся простоту главного героя с его непостижимой двойственностью. Что касается «военных» или «антивоенных» элементов повествования, то по этому поводу лучше бы никому не заморачиваться. «Снайпер» – осознанно бесстрастный фильм; это кино не за и не против войны – это просто кино про войну. Про то, как оно было на самом деле, исходя из мемуаров столь же прославленного, сколь и простодушного вояки. Не верить первоисточнику причин нет, а уж не доверять Клинту Иствуду – тем более.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное