издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Вокруг вырублено всё»

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

Лесное беззаконие в Иркутском районе приобрело угрожающие масштабы. В ситуацию вынуждена вмешаться региональная власть. По факту вырубки леса в пойме реки Кая губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко попросил правоохранительные органы провести проверку. Административная машина начала ход на прошлой неделе, хотя уничтожение леса у самого уреза воды – в защитной зоне – гражданский активист Любовь Аликина обнаружила еще 15 февраля. И сразу забила тревогу.

«В лесу работали пятеро»

Когда Любовь Аликина, председатель ТОС «Рубин», известная в Иркутске своей активной гражданской позицией, увидела, что творится на берегу речки Каи недалеко от садоводства «Изумруд», её взяла оторопь. «Это было нечто, – рассказывает Аликина. – Я шла по лесу, увидела дым, удивилась и пошла посмотреть. Подходя, услышала работающую технику и пилы». Вскоре обнаружился вагончик на берегу реки, из трубы которого и шёл дым. В лесу работали пятеро: двое при технике – тракторами складировали лес в штабеля, один пилил деревья, а двое убирали сучья. Несмотря на явный перевес сил, женщина потребовала, чтобы лесорубы прекратили валить реликтовый лес. «Они остановились. Смеялись, правда, сильно: спросили, кто я такая, я ответила, что я – гражданин Российской Федерации – мол, «гражданка нашлась». Но люди, видимо, подневольные – испугались, когда с ними жёстко разговаривала». 

Любовь Аликина вызвала полицию, инспектор прибыл быстро. А вот начальство лесорубов им пришлось подождать. Сначала приехал подрядчик, объяснивший, что владелец участка Сергей Стелькин заключил с ним договор подряда на технику для вырубки леса. Рабочие сначала говорили, что заготавливают лес и планируется вырубить 40 гектаров, но когда приехал хозяин, легенда изменилась: территорию расчищают под дачи. «Стелькин привёз копии двух свидетельств о праве собственности на земли сельхозназначения, – говорит Любовь Аликина. – Он говорил немного, веско, приказом». Поскольку оригиналов документов у Стелькина с собой не было, сотрудник лесной полиции арестовал технику на сутки – пока не будут представлены бумаги. Но 17 февраля уничтожение леса продолжилось, свидетельствует Любовь Аликина. 

По документам Сергей Стелькин не делает ничего противозаконного: земли на берегу Каи он получил из специального фонда совхоза «Кайский» в 1992 году. В постановлении администрации Иркутского района сказано, что  под дальнейшее освоение под пахотные земли передаются 75,3 га, в том числе  4 га пашни, 41 га заболоченных сенокосов и 30 га лесных угодий. Надел Стелькина на этом участке составлял 19,5 га (в том числе 7,5 га леса). Участок попадает в защитную зону реки Каи (для рек протяжённостью до 50 км это 100 м), но для Марковского муниципального образования и администрации Иркутского района, видимо, нет ничего невозможного – чиновники доказывали это уже не раз, раздавая участки под дачные товарищества даже в охранной зоне Ершовского водозабора.    

Впрочем, обзаводиться хозяйством фермер не спешил – это видно невооружённым глазом. Пашня здесь если и существовала, то только на бумаге. А вот от вполне реальных сосен, которым было под двести лет, теперь остались только пни. Такое невнимание фермера к своему хозяйству влечёт за собой ещё один вопрос: почему муниципалитет не изъял участки, ведь по закону он должен был это сделать?

В октябре прошлого года Управление Росреестра по Иркутской области зарегистрировало право собственности на землю, с разрешённым использованием  под дачные строения, садоводства, огородничество  и объекты инженерной инфраструктуры.

Приняли меры

Второй раз с фермером Стелькиным Любовь Аликина встретилась, когда стояла в одиночном пикете у здания правительства 24 февраля, пытаясь привлечь внимание властей к ситуации. «Заместитель председателя правительства Павел Безматерных создал межведомственную комиссию, они вышли ко мне, и с ними вышел Стелькин», – рассказывает Аликина. Выехав на место и увидев вакханалию, которая творилась в лесу, представители «Серого дома» настойчиво попросили его прекратить вырубку, но и тут он настаивал на законности своих действий. 

Не нашли ничего противоправного в них и в полиции: 25 февраля ОМВД по Иркутскому району отказало в возбуждении уголовного дела. Как следует из документа, на земельном участке ведётся расчистка просек для строительства дорог. 

Но обращением в полицию активистка не ограничилась. «Я никогда не работаю в одном направлении, стараюсь действовать веерно», – объясняет она. Аликина обратилась с письмом к губернатору области, в администрацию президента. С депутатским запросом на сессии Законодательного Собрания региона выступил депутат Владимир Матиенко. Своей обеспокоенностью вырубкой Любовь Константиновна поделилась и с сопредседателем центрального штаба ОНФ Александром Бречаловым во время его визита в Иркутск в феврале. «Благодаря Бречалову пришла помощь из Москвы. Всё закрутилось. Иначе всё было бы как обычно», – уверена собеседница издания. На ситуацию обратили внимание и правоохранительные органы, и прокуратура, и губернатор. 

В конце прошлой недели в правительстве региона прошло специальное совещание с участием начальника Главного управления МВД России по Иркутской области Андрея Калищука, первого заместителя председателя правительства региона Николая Слободчикова, руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области Андрея Бунева,  и.о. прокурора области Александра Воронина, Павла Безматерных и Игоря Наумова.

Александр Воронин пообещал дать предварительную правовую оценку ситуации, в том числе и деятельности должностных лиц, к 24 апреля. Как стало известно коррес­понденту «Конкурента», прокуратура Иркутского района отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Следственное управление Следственного комитета по Иркутской области проводит доследственную проверку материалов, подтвердили в пресс-службе ведомства. 

«Основанием для нас стало требование прокурора, который привёл определённый аргумент, – по­яснил глава района Игорь Наумов в понедельник. – Буквально сегодня заканчиваем писать исковое заявление и на этой неделе обратимся в суд за истребованием земель. Попытаемся доказать, что Стелькин не был фермером. Есть моменты, на которые можно обращать внимание. Этому вопросу двадцать два года. Когда товарищ Стелькин этот участок получил и положил документ к себе в шкаф или в сейф, мы об этом не знали».

Администрация Иркутского района стремительно навёрстывает упущенное. В минувшую пятницу стало известно, что мэр Игорь Наумов росчерком пера отменил постановление о выделении земель.

Администрация Марковского МО и вовсе оказалась пострадавшей стороной. Муниципалитет попросил суд принять обеспечительные меры в виде запрета дальше рубить лес, а также потребовал от гражданина Стелькина возместить материальный ущерб от уничтожения леса. 

Но, несмотря на это, деревьев на берегу Каи становится всё меньше. 22 апреля мы побывали вместе с Любовью Константиновной на месте и обнаружили свежесваленную сосну и несколько пней, которые на снимках Аликиной ещё недавно были живыми деревьями. 

На поляне по-прежнему стоят два трактора и тот самый вагончик. Навстречу нам с лаем выбегают две тощие собаки. Дверь вагончика приоткрывается и снова закрывается. Через пару минут из его тёмного нутра появляется неопределённого возраста мужчина, который утверждает, что лесорубы ушли ещё 

1 апреля, а он охраняет технику. Кто рубил деревья на берегу, ему неведомо: «Это к дачникам вопросы». Похоже, охранять лес в его обязанности не входит. 

По подсчётам Любови Аликиной, с середины февраля в лесу срублено 120 больших деревьев. 

Выпилить всё

Увы, вырубка на берегу Каи – далеко не единственный случай, который требует внимания властей и правоохранительных органов. Число нарушений закона, связанных с незаконной лесозаготовкой, растёт ужасающими темпами. Только по официальным данным ГУ МВД Иркутской области, количество незаконных рубок в прошлом году выросло на 18%, при этом 66% – это преступления в крупном и особо крупном размере. Фактически каждое второе – тяжкой категории. Статистика показывает не только рост преступности, но и неспособность правоохранительных органов с ней бороться. Количество уголовных дел, попадающих в суды, растёт, в том числе по тяжким составам, сумма ущерба исчисляется десятками миллионов рублей. Лесная сфера сегодня – одна из наиболее коррупционных, отметил Ринат Ильясов, эксперт комиссии по правам человека, общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и силовых структур, выступая в четверг на заседании Общественной палаты региона. «Только за прошлый год было выявлено более 20 фактов коррупционных явлений, в том числе взяток. Мне достоверно известно, что в 2015 году два подобных факта тоже уже зафиксировано», – заявил эксперт.

В прошлом году области удалось выйти в лидеры не только по площади лесных пожаров, но и по площади скрытого горения: региональные власти представляли на федеральный уровень недостоверные данные, из отчётов скрыто 257 тыс. га пожаров, приводит данные Ильясов. «Агентства, службы работают, принимается огромное количество планов, не все из них эффективны. Простой пример прошлых лет: авиация есть, взлётные полосы отремонтировали, а топливо в бюджет не заложили», – отметил он и предложил разработать межведомственный план взаимодействия для предотвращения пожаров и незаконных рубок. 

За прошлый год в суд переданы дела по 11 организованным преступным группам, в этом году – ещё по трём, долгое время занимавшимся незаконными рубками на территории области, сообщил заместитель начальника межрайонного отдела по борьбе с преступлениями в лесной отрасли Александр Маркатюк. Сложная криминальная обстановка в Куйтунском, Иркутском и Нижнеудинском районах. Как правило, попадаются на незаконных рубках сельские жители, у многих незакрытые судимости по аналогичным преступлениям. К реальным наказаниям лесорубы практически не привлекаются – за последний год большинство виновных осуждены условно, хотя санкции по статье предусматривают до семи лет лишения свободы. 

Любовь Аликина недоумевает: как можно уничтожать реликтовый лес
и почему это не противоречит закону

И «чёрные лесорубы» пользуются безнаказанностью по полной. По информации председателя ТОС «Падь Мельничная» Юлии Карельченко, на территории садоводства «Отрадное» в том же Марковском МО работают четыре пилорамы. До этого они стояли в районе садоводства «Жарки» на водоразделе рек Каи и Большая Хея. Но если прежде лесопилки работали на дизельном топливе, то теперь они подключены к центральным электросетям. «Вокруг вырублено всё, оставлены завалы обзола и вершинника. Предприятие укрывается за трёхметровым забором. Лес на прилегающих территориях полностью вырублен. Выпилены деревья по берегам Каи и Большой Хеи, чем полностью уничтожена водоохранная зона. По дороге на поле Михалёва полностью уничтожен лес в кварталах 194, 204, 208, активная валка леса продолжается в других кварталах. В верховьях залива Угольный, Падь Косачёва намечена новая рубка в кварталах 194, 195, 174, 175», – заявила Юлия Карельченко.  

За последние годы по Мельничному тракту вырублены десятки гектаров сосняка, значительная часть которых находилась на водосборной площади Иркутского водохранилища. «Хотелось бы узнать, кто согласовывал установку пилорам на территории ДНТ, подключил электроэнергию и выдал разрешение на вырубку, и кто контролирует этот процесс. Прошу Общественную палату области взять под ответственный контроль проверку этой информации и доведение её до конца», – говорит Карельченко. 

Не лучше ситуация в водоохранной зоне Иркутского водозабора. Земли, попадающие в эту зону, ­ограничены в обороте и не должны предоставляться в частную собственность. Федеральных законов, защищающих их, вполне достаточно. Если бы их только исполняли. Берега Иркутского водохранилища застроены коттеджами, похожими на дворцы, и перегорожены заборами, больше напоминающими Великую китайскую стену. На фото, которые Юлия Карельченко приводит в качестве доказательства, явно незаконные пирсы и сточные трубы из бань, которые напрямую выходят в залив. 

«Администрация Марковского муниципального образования, нарушая федеральное законодательство, меняет разрешённое использование земельных участков, Правила землепользования и застройки, администрация Иркутского района продолжает выдавать правоустанавливающие документы, а Росреестр – регистрировать право собственности на участки зоны санитарной охраны. Регистрация права собственности влечёт за собой нецелевое использование этих земель, уничтожение зелёных зон. Прокуратура нарушений не устанавливает», – заявила Карельченко и в заключение попросила считать свой доклад официальным запросом в Следственный комитет и прокуратуру Иркутской области.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер