издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нефтяное преступное сообщество

13 похитителей нефти получили от 20 до 2 лет тюрьмы

«Это становление новой судебной практики», – отмечают следователи. «Это заказное расследование», – уверены подсудимые. На протяжении всей прошедшей недели в Ангарске зачитывался приговор по делу о хищении нефти. Он оказался уникальным – всего лишь третий случай в России, когда удаётся доказать создание ОПС (организованного преступного сообщества) в теневом нефтяном бизнесе. Его организатор получил 20 лет тюрьмы, но в последний день оглашения приговора в суд не явился. Об уникальностях и парадоксах этого дела – в материале «Конкурента».

Дело о нефтяном преступном синдикате, создать который удалось ангарчанину Игорю Грищенко, в суд поступило в начале 2014 года. Пресс-служба ГУ МВД по Иркутской области (региону, считающемуся одним из лидеров в России по масштабам хищения «чёрного золота») тогда поспешила сообщить: «С февраля 2010 по апрель 2012 года 40-летний житель города Ангарска сформировал три функционально обособленные группы, состоящие из нескольких человек каждая. Бригады занимались хищением нефти из врезок в магистральный нефтепровод на территории Иркутской области».

Примерно год длился процесс. В 50 с лишним томов уместилась история создания и работы ОПС, описанная следствием. Практически полгода потребовалось, чтобы определиться с приговором и датой его оглашения. Практически неделя ушла на то, чтобы зачитать его полностью. На скамье подсудимых ждали решения своей дальнейшей судьбы 13 человек.

Приговоры предполагается вручить осуждённым в среду, 20 мая.
После чего адвокаты планируют обжаловать решения Ангарского суда

По версии следствия, на протяжении двух лет (с 2010 по 2012) ОПС занималось нелегальным, но прибыльным бизнесом. За этот период было похищено 52,359 тонны нефти, сумма материального ущерба компании «Востокнефтепровод» составила 2,8 млн рублей.

Деловые качества предпринимателя Грищенко, который имел в Ангарске собственную нефтебазу, раскрылись в полной мере при создании сообщества. Как отмечается в материалах дела, он лично подбирал основной «персонал» – людей, которые обременены кредитами и недовольны своим материальным положением. Каждый из них имел определённую квалификацию, полезную для общего дела, – от сварщика до водителя автомобиля. Один из сотрудников команды Грищенко оказался также по совместительству работником предприятия «Востокнефтепровод», которому принадлежит магистральный трубопровод. Естественно, факт этот оказался неслучайным совпадением. Сотрудник предприятия был хорошо осведомлён о передвижениях патруля охраны, дежурившего на магистрали ВСТО, и таким образом мог информировать об этом своих коллег из ОПС. Члены синдиката регулярно встречались со своим идейным вдохновителем Грищенко, «планёрки» проходили на промплощадке, где располагалась его нефтебаза.

Хорошо были обеспечены преступные группы и с материально-технической точки зрения – сотовые телефоны, зарегистрированные на подставные фамилии, машина, станки для бурения как в горизонтальном, так и в вертикальном направлении, автомобили, в том числе для транспортировки сырья, манометры, которые позволяют поддерживать давление в магистральной трубе при врезке, и так далее. Нашли следователи даже оружие и боеприпасы.

Предприниматель, судя по всему, имевший стартовый капитал, вложился в новое дело и при приобретении целого ряда новых дачных участков, на которых разместились потом своего рода  нефтехранилища. Стоимость участков, по материалам следствия, составляет от 50–80 тыс. до 150–250 тыс. рублей. 

Схема хищения оказалась классической. Многокилометровые подземные лабиринты (до нескольких метров глубиной) соединяли импровизированные размещённые в обычных дачных домиках промышленные площадки с местами врезок в магистральную трубу.

Зачитывая материалы дела практически всю неделю, судья Виктория Агаева к окончанию этого процесса – вечеру пятницы – уже сбивалась, срывала голос и теряла нить рассуждений, изложенных следователями:

– О ком я сейчас читала? Об Огневе?

Но выслушать её пришли в пятницу не все подсудимые. Сам организатор ОПС Игорь Грищенко, которого сочли уместным отпустить под залог (сумма составила 1,5 млн рублей), проигнорировал день икс. «Наверное, его объявят в розыск», – пояснили «Конкуренту» в пресс-службе ФСБ по Иркутской области.

Зато остальные подсудимые, которые находились зале, вместе со своими родственниками с нетерпением ждали решения. 

– Ты свой гороскоп сегодня не читал? – поинтересовался один у другого  во время обеденного перерыва.

Однако в итоге удача улыбнулась лишь Андрею Огневу и Николаю Горбатюку, которые получили по 3 и 2 года общего режима (по статье 158 – кража). Сам Игорь Грищенко осуждён на 20 лет исправительной колонии строгого режима со штрафом в 500 тыс. рублей (в том числе по статье 210 – организация преступного сообщества и 158 – кража). Остальные должны выплатить штрафы в размере от 100 до 300 тыс. рублей. Сроки у них также оказались внушительными. Наказание удивило, судя по всему, даже некоторых судебных приставов, которые не без сочувствия покачивали головой после каждого решения, зачитываемого судьёй. Так, Дмитрий Соколов и Олег Романченко получили по 10 лет общего режима, Сергей Чудный и Захар Брежнев – на один год меньше, Максим Фиузов – 8, Дмитрий Смирнов, Владимир Луньков, Виктор Мирончук – по 6 лет общего режима, Константин Царёв (сотрудник «Востокнефтепровода») и Виталий Кривчук – 4 года общего режима.

Естественно, осуждённые с решением суда не согласились. 

– Это был заказ на Грищенко. Из-за него «полетело» очень много чинов в полиции, – поделился с «Конкурентом» своим мнением Виталий Кривчук. –  Все материалы дела полностью искажены, доказательств никаких нет. Даже телефонные разговоры, на расшифровку которых ссылается следствие, следователи толкуют в своих интересах. Так, например, со статьёй 158-я согласен. Но 210-я (преступное сообщество) ко мне неприменима, так как я сам ушёл из сообщества 6 мая 2011 года. Об этом я лично объявил своему начальнику (Грищенко) – популярно сказал, отправил его коротко и ушёл. После чего он запретил появляться на базе, и я даже не мог забрать оттуда свои вещи. Но следователи перевернули дело на свой лад: якобы я хотел продолжать работу, но меня «уволили».

Приговоры предполагается вручить осуждённым в среду, 20 мая. После чего адвокаты планируют обжаловать решения Ангарского суда.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное