издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Из радиоэфира – на сцену

  • Записали : Анна Павлова и Анна Ильинская

Лучшие музыкальные традиции Иркутска зародились ещё в 1930-е годы, считают местные исследователи. Именно тогда энтузиасты-любители вместе с профессионалами начали приучать иркутян к классике. Большого успеха им удалось добиться благодаря радиовещанию. Однако росли и постепенно превращались в ценителей не только слушатели, но и сами музыканты, исполнители. О том, каким был Иркутск музыкальный в 30–50-е годы прошлого века, рассказал лектор «Прогулок по старому Иркутску» аспирант исторического факультета ИГУ Иван Колокольников.

Музыка началась с пятницы

С 1920-х и вплоть до 1950-го – до того момента, когда у Иркутской филармонии появился собственный концертный зал, основной музыкальной площадкой города было здание пединститута по улице Сухэ-Батора. Именно здесь начали проводиться публичные мероприятия, которые во многом определили музыкальную жизнь Иркутска на последующие десятилетия. Речь идёт о легендарных музыкальных пятницах – проекте, подобного которому по масштабу, по многочисленности аудитории и исполнителей не было тогда по всей Сибири.

Надо заметить, что музыкальные пятницы только в самом своём начале – год-полтора – носили коммерческий характер. Но потом очень быстро благодаря инициативе энтузиастов они стали проводиться в Иркутске бесплатно, исключительно с просветительскими целями. Причём они не только объединили горожан-слушателей, но и собрали, без преувеличения, весь музыкальный свет Иркутска: и профессионалов, и просто одарённых любителей – певцов, пианистов, инструменталистов.

Так совпало, что примерно в это же время, в 1924 году, силами общества «Друзья радио» в Иркутске началось экспериментальное радиовещание. Сначала эфир заполнялся небольшими сообщениями, текстовой информацией, но уже к 1927 году уровень радиолюбителей настолько вырос, что в эфире удалось транслировать большие театральные и музыкальные блоки, в том числе музыкальные пятницы.

– Это были своего рода лекции-концерты, – рассказывает историк.

Причём музыкальные выступления на радио в тот период шли в прямом эфире: пластинки были очень маленькими и поэтому не подходили для хранения и воспроизведения звука. Только в 1936-м в Иркутск удалось привезти первые тонфильмы, но делать звуковые записи на эти ленты научились в городе лишь в 1940-х. «К сожалению, ни присланные, ни старые иркутские тонфильмы не сохранились. О том, что было в тогдашней фонотеке радио, можно только догадываться или судить по заметкам, проходившим в «Восточно-Сибирской правде», которая иногда публиковала информацию о новых записях», – рассказывает Иван Колокольников.

Первым музыкальным редактором на радио в Иркутске становится Борис Попов, юрист по образованию, но страстный любитель музыки, настоящий её знаток и ценитель. Специального музыкального образования он не имел, тем не менее знания, которыми обладал, позволяли Попову даже преподавать в специализированных музыкальных учреждениях. 

– В Иркутске после революции существовал музыкальный университет, известный как «музон», где Попов занимал ставку профессора. Конечно, по нынешним временам это было всё-таки больше звание, чем должность, потому что диссертацию он не писал. Однако его заслуги впоследствии были оценены на всесоюзном уровне, в советскую музыкальную энциклопедию этот человек вошёл как музыковед, – говорит Колокольников.

В 1931 году для усиления музыкальной радиоредакции в Иркутск приехал ещё один человек – Владимир Сухиненко. Выпускник Московской консерватории, он повёл на радио активнейшую пропаганду музыкальной классики и продолжил дело Попова, уехавшего на тот момент из Иркутска, отмечает историк.

Творческий дух, который присутствовал на музыкальных пятницах, очень быстро распространился и на коллектив радиокомитета. Практически сразу же на его базе формируются собственные музыкальные объединения, отдельные члены которых выступали ещё на музыкальных пятницах. Таким образом, и сам радиокомитет, по сути, начинает выполнять функции городской филармонии (вплоть до 1950 года). Ведь коллективы при радио выступают не только в радиоэфире, но и на концертных площадках. Естественно, популярным по-прежнему остаётся зал, уже известный по музыкальным пятницам. Но кроме этого на концерты собираются иркутяне в здании Дома культуры – будущего театра музкомедии (сейчас ТЮЗ), а также на сцене старого ТЮЗа. Музыкальные постановки радиокомитет проводить начинает даже на сцене городского театра.

Радиобалалайка

С развитием нового жанра на радио небольшие творческие ансамбли постепенно превращаются в полноценные коллективы. Так, крупным коллективом становится оркестр народных инструментов, объединивший лучших музыкантов-народников. Основателем его считается одарённый балалаечник-виртуоз Георгий Заруба. Сохранилось предание о том, что когда-то в Иркутск приезжал легендарный советский балалаечник Борис Трояновский, во время этого визита он вместе с Зарубой соревновался в импровизациях на тему народных песен. Иркутянин в этой творческой дуэли одержал победу над Трояновским.

– Легенду мне поведал исследователь народной музыкальной исполнительской культуры Сибири Владимир Аверин из Красноярска, он записал её со слов свидетелей того самого концерта, – рассказывает историк.

Но в 1933-м Заруба на какое-то время покинул Иркутск, вместо него оркестр народных инструментов возглавил другой талантливый балалаечник – Афанасий Слободынюк. 

Слободынюк был талантливым композитором, и ещё в 1960-е годы рукописи его сочинений пользовались популярностью, «ходили» по Иркутску. В частности, были они в коллекции и некоего иркутского шофёра Павла Ломова, очень увлечённого вальсами и маршами. Он собрал огромное количество нотных изданий. Однако сейчас современным исследователям не удаётся найти эти материалы. К сожалению, и Афанасий Слободынюк и Георгий Заруба печально окончили свою жизнь – оба погибли в годы политических репрессий.

На профессиональный уровень выходит и камерный хор радиокомитета. Под руководством Патрушева с 1935 года коллектив появляется не только в эфирных концертах на радио, но и на открытой сцене, начинает активную концертную деятельность.

Родоначальники Иркутского симфонического оркестра

Симфонический оркестр при филармонии появился только осенью 1958 года

В1930 году при радиокомитете появляется небольшой симфонический ансамбль, который впоследствии перерастает в симфонический оркестр Иркутска. Одним из его сильных дирижёров был Богуслав Врано, чех по национальности, который поднял «творческую закваску коллектива».

Примечательно, что совместно с оркестром в тридцатые годы в Иркутске начала работать и опера. Предприятие носило название Сибгосопера, основано оно, правда, было ещё в Омске, но потом переехало в Новосибирск и, наконец, с 1931 по 1934 год базировалось в Иркутске. Но так как Иркутск и Новосибирск постоянно спорили о правах на Сибгосоперу, и при этом не в пользу Иркутска сыграл факт, что у города постоянно не было средств на содержание организации, то одарённые вокалисты начали разбегаться в другие города.

– Поэтому первый оперный театр появился не в Иркутске, а Новосибирске в 1939-м, но теоретически это могло случиться и в Иркутске. Как это ни печально, но, несмотря на сильнейшие музыкальные традиции, оперного театра в Иркутске нет до сих пор, – констатирует ведущий прогулок.

Уже в 1934-м, когда опера распалась, Богуслав Врано поступил в радиокомитет и один сезон отработал там дирижёром. По некоторым сохранившимся документам тех лет и по жалобе одного из работников оркестра можно сделать выводы, что характер у Врано был очень тяжёлый. Тем не менее он был асом своего дела и немало потрудился для коллектива.

Но к теме отсутствия оперы общественность в Иркутске с этого момента возвращалась не раз – неоднократно об этом писала газета «Восточно-Сибирская правда». Однако в тридцатые годы компенсировало в какой-то степени эту неудачу другое культурное событие. В 1934-м в Иркутске при радиокомитете создана своя театральная труппа (впоследствии она стала основой иркутского драмтеатра).

«Мы создали драматургический коллектив, на оперу денег нет» – примерно так говорило тогда иркутское начальство на страницах печати.

Короткий оперный сезон

Откликнувшись на запросы культурной общественности, в 1936 году иркутский радиокомитет возрождает оперные спектакли. На базе радио создаётся собственная оперная труппа (проработала до 1938 года). Решение открыть оперу при радиокомитете было связано с тем, что там уже существовал необходимый ресурс – симфонический оркестр. Поэтому организовать оперную труппу на радио было проще и дешевле, чем начинать всё с чистого листа.

Возглавил оперу дирижёр симфонического оркестра Константин Брауэр, ученик Николая Римского-Корсакова, ранее он трудился в Мариинском театре. В первой половине ХХ века в Иркутске не было более сильного дирижёра, чем он. Ведущие роли в довоенных оперных спектаклях исполняли оперные солисты, приглашённые из других городов. Причём некоторые из них работали в Большом театре. Размещали в Иркутске приехавших на гастроли артистов оперы, балета, радиодирижёров в гостинице, до революции носившей название «Коммерческое подворье», затем – «Красная звезда» (дом купца Вульфа Храмченко на улице Сухэ-Батора).

Появляется при оперной труппе и балет. Руководил им опытнейший балетмейстер Александр Монковский.

За годы работы оперы в Иркутске удалось поставить восемь спектаклей на сцене городского театра: «Евгений Онегин», «Чио-Чио-Сан», «Пиковая дама», «Демон», «Риголетто», «Паяцы» и т.д. Во втором сезоне была намечена постановка четырёх опер и одного балета, но планам не суждено было сбыться. К 20-летию Октябрьской революции коллектив успел лишь поставить оперу «Тихий Дон» и «Русалка», но через несколько дней после премьеры был арестован и впоследствии расстрелян Константин Брауэр. Далее политические аресты в радиокомитете пошли один за другим. Расстреляны как «враги народа» были практически все дирижёры, за исключением лишь одного человека. В конце 1937-го та же участь постигла ведущую солистку Нину Климовскую, балетмейстера Александра Монковского, ведущего артиста, драматического тенора Николая Оржельского. «Этого одарённого певца иркутяне знали очень хорошо. Современники давали ему высокую оценку. Некоторое время он жил в Харбине и способствовал созданию там Харбинского оперного театра», – рассказывает лектор.

Оркестр народных инструментов и симфонический оркестр радио остались без присмотра. Дирижёрскую палочку в симфоническом оркестре был вынужден взять Патрушев, параллельно продолжавший возглавлять хор.

Представитель династии Монковских

– Несколько лет назад в Интернете я нашёл информацию, что в Петербурге проживал бывший артист балета, уже находившийся на пенсии – Здислав Александрович Монковский. Я подумал: неужели сын? Нашёл телефон его дочери, через неё узнал, что отец её жив. В прошлом году встретился с ними в Петербурге. Несмотря на почтенный возраст – 96 лет, память у Здислава Александровича оказалась отменная. Он рассказал об Иркутске, Брауэре, Оржельском, режиссёре Буторине, который осуществлял постановки некоторых опер. Мой собеседник стал ценнейшим свидетелем тех времён. Причём не только рассказал о них, но и показал фотографии из семейного архива.

Александр Монковский, перед тем как перебраться в Иркутск, занимался концертной деятельностью в Перми. В Иркутск же, по рассказам сына, решил уехать, так как был откровенный интерес – в этом городе у Монковского когда-то жили ссыльные родственники-поляки. Кроме того, Иркутск был известен как культурный центр, трудиться здесь было даже престижно. Работа в оперной труппе Монковского-старшего не разочаровывала, но, по словам его сына, к сожалению, так произошло, что культурные начинания совпали со временем политических репрессий.

Певица экстра-класса

Работала при иркутском радио ещё и целая команда певцов. Это были люди, которые практически ежедневно участвовали в каком-нибудь из концертов. Их музыкальная деятельность в Иркутске была настолько интенсивной, что даже сложно подсчитать, какими были их нормативы выступлений. Причём помимо эфирных концертов проводилось также большое количество концертов на открытых площадках. Имена многих исполнителей впоследствии стали легендарными. Так, ещё в первые годы существования штата солистов на иркутском радио вспыхнула молодая звёздочка, в будущем известная на всю страну Надежда Казанцева, народная артистка РСФСР, камерная певица, дебютировавшая на сцене Большого театра, но решившая, что концертная деятельность ей ближе и дороже.

– Вряд ли кто-то будет спорить: это была певица экстра-класса. Воспитала её Евгения Городецкая – одна из лучших иркутских пианисток, педагог, выпускница Санкт-Петербургской консерватории, – делится Колокольников.

Любопытно, что Казанцева начала выступать в Иркутске как пианистка. Как раз в таком качестве она участвовала в радиопятницах. А потом вдруг прорезался голос.

– Сначала она пробовала заниматься с Верой Томиловской – ещё одним известным иркутским педагогом, но та увидела, оценила способности Казанцевой и побоялась их загубить, поэтому настоятельно рекомендовала ей ехать обучаться в Москву. Впоследствии Казанцева вняла советам иркутских педагогов, – продолжает рассказ историк.

Лебединая песня иркутского радиокомитета

До того момента, когда у Иркутской филармонии появился собственный концертный зал,
основной музыкальной площадкой города было здание пединститута по улице Сухэ-Батора

После репрессий музыкальная жизнь в Иркутске, до этого бившая ключом, замерла. Только перед самым началом Великой Отечественной войны в город приехали три ярчайших человека, начавшие работу в радиокомитете и поддержавшие музыкальные традиции Иркутска. Это музыкант Лев Рештейн, бас-вокалист Александр Авдеев, человек с огромным исполнительским опытом, один из крупнейших исполнителей на Кубани; пианистка Татьяна Бендлин, долгое время проработавшая потом в Иркутском музыкальном училище и в течение десятилетия – основная исполнительница крупных фортепианных сочинений в Иркутске.

– Они стали ключевыми персонами в музыкальной жизни города в последующие 12-13 лет. Кроме того, в годы войны в Иркутске находился в эвакуации Киевский театр оперы и балета. Уникальные яркие личности киевского театра тоже выступали в эфире иркутского радио. Музыкальная жизнь ожила, – рассказывает Иван Колокольников.

В послевоенные годы в Иркутске также начинают появляться, оживать музыкальные площадки. Происходит значимое для иркутян событие – открывается концертный зал филармонии. В 1951–1953 годах аудитория получает возможность услышать огромное количество музыкальных произведений. Знаменитым, например, стало исполнение симфоническим оркестром, хором и солистами радио произведения Дмитрия Шостаковича «Песнь о лесах». За него Василий Патрушев, дирижировавший исполнением, получил благодарственную телеграмму лично от самого Шостаковича.

– И таких работ в Иркутске было немало, – отмечает исследователь.

Лебединой же песней коллективов радиокомитета стала постановка «Евгения Онегина» на сцене драмтеатра в 1953-м. Как и во времена оперной труппы при радиокомитете, привлечены были на «Евгения Онегина» в том числе профессиональные артисты. А вскоре после этого, в апреле 1953-го, творческие коллективы при большинстве радиокомитетов страны были распущены, та же участь постигла и Иркутск. В итоге в городе несколько лет вообще не было своего полноценного симфонического оркестра и постоянного камерного хора. 

– Симфонический оркестр при филармонии появился только осенью 1958 года. А такого коллектива, который бы вёл интенсивную деятельность, как камерный хор иркутского радио, не было, на мой взгляд, вплоть до 2012 года, когда, наконец, в Иркутске появился хор при Губернаторском симфоническом оркестре. Таким образом лучшие традиции того времени продолжаются и сегодня, – заключает рассказчик.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер