издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Природа проводит чистый эксперимент»

Маловодье на Байкале оказалось сильнее прошлогоднего

Приток в Байкал в 2015 году может оказаться минимальным за 115 лет непрерывных гидрометеорологических наблюдений. Уже до конца декабря уровень озера может опуститься ниже отметки в 456 м над уровнем моря, которую правительство РФ в 2001 году установило в качестве минимально допустимой, а к апрелю 2016 года – снизиться ещё на 30–40 см. Природа в очередной раз доказывает: происходящие в ней процессы невозможно ограничить искусственными рамками.

Карта температурных аномалий июня–августа 2015 года в водосборном бассейне Байкала окрашена в тревожные цвета: по большей части здесь было на 1,5–2 градуса жарче нормы, а где­-то речь шла о превышении в 2,5–3 градуса. Задержавшийся обширный устойчивый антициклон привёл к тому, что оказалось существенно меньше, чем обычно, и осадков на территории, реки которой дают приток в озеро. Гидрометцентр России констатирует: в июне в Республике Бурятия выпала лишь половина месячной нормы осадков, в июле такая же картина наблюдалась в Забайкальском крае. Август выдался засушливым и в Монголии, а обильные осадки в Забайкалье в этот период погоды не сделали. 

Ведущий научный сотрудник лаборатории физической океанографии Тихоокеанского океанологического института имени В.И. Ильичёва ДВО РАН Владимир Пономарёв подтверждает: маловодье вызвано изменениями климата в Азиатско­-Тихоокеанском регионе, затронувшем бассейн Байкала. Во всём регионе зафиксировано значительное летнее потепление, а в его континентальных районах, в том числе Восточной и Центральной Сибири, в течение последних нескольких лет уменьшились летние и годовые суммы осадков. В меньшей степени сказались антропогенные эффекты в Бурятии и Монголии, которые вкупе с изменения климата привели к экстремальному уменьшению стока Селенги.

Уровень воды в Байкале к 5 июня вернулся к минимальной отметке в 456,0 м в Тихоокеанской системе высот (ТО), регламентированной правительством России. За лето озеро «прибавило» всего 29 см. Иными словами, водохранилище Иркутской ГЭС, более 99% которого относится к Байкалу, было наполнено всего на 29% полезного объёма, несмотря на то что с сентября 2014 года станция работает с минимально возможными сбросными расходами в 1300 (некоторое время – 1250) кубометров в секунду. Это не замедлило сказаться на работе всего Ангарского каскада гидростанций. Согласно данным регионального диспетчерского управления энергосистемы Иркутской области, за три квартала его первые три ступени выработали немногим более 27,6 млрд кВт­ч – на 20,3% меньше, чем за девять месяцев 2014 года. В относительном выражении больше всех потеряла Иркутская ГЭС – 25,2%, или 536 млн кВт­ч. Выработка Братской ГЭС, наиболее мощной из каскада, снизилась на 21,5%, то есть 2,7 млрд кВт­ч. В случае Усть-­Илимской ГЭС сокращение составило 18,1% (2,26 млрд кВт­ч). 

Трёхсантиметровый август

«Природа, что называется, проводит чистый эксперимент, – замечает главный специалист Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН Вячеслав Никитин. – Мы имеем дело с природно-­технической системой и не можем игнорировать пропускную способность Иркутской ГЭС и возможности регулирования её работы, но при естественном режиме мы бы оказались на ещё более низких отметках». Арифметика проста: среднемноголетний  годовой сток Ангары составляет около 60 кубокилометров, или около 1900 кубометров воды в секунду. В то же время полезный приток в озеро за 2014 год составил около 40 кубических  километров. «Скорее всего, 2015 год будет иметь ещё меньший приток и установит рекорд за весь период наблюдений», – говорит Никитин. Август, по крайней мере, уже стал рекордным – полезный приток в озеро находился в пределах 1300–1400 кубометров в секунду, что составляет около 35% нормы. Такого не было даже в 1903 году, когда зафиксировали минимальное значение. За последний месяц нынешнего лета уровень Байкала, по информации Федерального агентства водных ресурсов, поднялся всего на три сантиметра. В июле прибавка составила 11 см, в июне – 19 см, но и приток тогда был больше – 60% и 71% от средних многолетних значений. 

Осенью ситуация с наполнением Байкала изменилась даже в худшую сторону: в сентябре средний уровень озера практически не колебался, а к 13 октября, сообщает Енисейское бассейновое водное управление, его средний уровень понизился на 2 см и составил 456,27 м ТО (год назад – 456,5 м ТО). Ранее заместитель руководителя Росводоресурсов Матвей Тарасов, выступая на оперативном совещании у министра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Донского, обнародовал прогноз о том, что в целом за третий квартал приток в озеро составит 42–67% от нормы. В сценарии, подготовленном экспертами из ИСЭМ СО РАН, говорится, что уже в последней декаде декабря уровень Байкала может пересечь отметку в 456 м ТО – минимально допустимый уровень при осуществлении на его берегах хозяйственной деятельности, который правительство России установило в 2001 году. А к концу апреля 2016 года, когда должно начаться сезонное наполнение озера, он может опуститься до 455,6–455,7 м ТО. «Если не произойдёт ничего сверхъестественного, мы увидим отметку в пределах этого диапазона, – уточняет Никитин. – Точнее сказать мы не можем». 

Практически таким же прогнозом поделился и старший научный сотрудник лаборатории гидрологии и гидрофизики Лимнологического института СО РАН Валерий Синюкович: в апреле 2016 года уровень Байкала может достигнуть отметки 455,6 м ТО. «Хочу ещё обратить внимание, что в 2015 году Байкал замёрз необычайно поздно: если раньше это происходило в январе, то нынче – на месяц позже, – добавляет учёный. – Если мы посмотрим на внутригодовой ход элементов водного баланса, то мы увидим, что в ноябре­-декабре испарение с поверх­ности достигает трёх кубических километров в месяц. То есть лишний месяц без ледостава – это минус 10 сантиметров от уровня Байкала». Но даже тот минимум, о котором говорят иркутские учёные, оказывается на 6 см выше уровня мёртвого объёма (отметки, ниже которой по техническому проекту не допускается эксплуатация гидроузла в нормальных условиях) Иркутской ГЭС, составляющей по проекту 455,54 м ТО. И существенно больше минимального значения, достигнутого за время существования станции – 455,27 м ТО, зафиксированного в 1982 году. Рекорд за всё время наблюдений за Байкалом, к слову, составляет 454,92 м ТО. Он был установлен в самом начале прошлого века – в 1900 и 1904 годах. Для сопоставления с современными условиями следует учесть, что после заполнения водо­хранилища и начала эксплуатации Иркутской ГЭС средний уровень озера поднялся на 80 см.

Неизбежный выход за рамки

«Если брать периоды-аналоги, то наиболее близким к ситуации 2014–2016 годов является период  1977–1979 годов – часть памятного  экстремального маловодья 1976–1982 годов, – добавляет главный специалист ИСЭМ СО РАН. – Это не внушает оптимизма: после 1978-го были ещё три маловодных года, так что в ближайшем будущем мы вполне  можем увидеть те же или более близкие к ним отметки». Кульминацией маловодья тридцатипятилетней давности стал упомянутый выше 1982 год. Что касается минимальных  расходов воды через ГЭС, то в период прохождения экстремального паводка в Иркутске 28 августа 1971 года среднесуточный расход через гидроузел сокращался до 840 кубометров в секунду.  Но в условиях, сложившихся в этом году, уложиться в установленные правительством России требования не поможет ни такой шаг, ни даже полная остановка станции. Равно как и снижение попусков станции до 1050 кубометров в секунду – минимума, учтённого в техническом проекте 1951 года, но пересмотренного в процессе эксплуатации гидроузла ещё в начале восьмидесятых. В настоящее время минимально допустимый   расход через гидроузел составляет 1300 кубов в секунду (1250 по завершению ледостава). Ниже этих значений перестают работать водозаборные сооружения в нижнем бьефе станции, от которых зависит снабжение не только водой, но и теплом жителей и предприятий Ангарска, Усолья-Сибирского, Свирска и Черемхова. Но, если бы даже установили пониженные расходы (1050 кубометров в секунду) на время осенне-зимнего максимума нагрузок с сентября 2015 года по апрель 2016 года включительно, отметка 456 м всё равно была бы пройдена в конце  января 2016 года, а к весеннему половодью уровень водохранилища опустился бы до 455,80–455,84 м ТО. 

В свою очередь руководитель Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Александр Фролов, выступая на заседании правительственной комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности, заметил, что маловодье может продлиться ближайшие четыре-­пять лет. «Мы можем ­утверждать, что в следующем году лето будет крайне тяжёлым, так как в прошлом году уровень воды в Байкале опустился на 13 сантиметров, нынче этот показатель составит ещё 30–40 сантиметров, – приводит его слова пресс-­служба МЧС России. – Наш прогноз состоит в том, что это циклическое колебание, и в ближайшие четыре­-пять лет будет маловодье». Практика, впрочем, показывает: природа может обмануть ожидания метеорологов и нехватка воды резко сменится её избытком, как это было в 1972-1973 и 1987-1988 годах. 

Ждём зелёного сигнала

В обоих случаях удержаться в рамках метровой «призмы» регулирования, заданной федеральным правительством, возможным не представляется. Маловодье 2014 года это доказало, экстремально низкий приток в Байкал в 2015 году подтвердил. «В 2001 году правительство решило провести эксперимент, который 13 лет был успешным: природа «подарила» умеренное маловодье, когда диапазон колебаний уровня озера составлял в среднем 74 сантиметра, – отмечает Никитин. – Можно, конечно, продолжать его по «правилу светофоров»: светофор устанавливают на перекрёстке после четырёх-­пяти аварий с летальным исходом, так и тут можно дождаться ещё двух­-трёх лет, когда Байкал выйдет за регламентированные отметки. Но зачем это делать, когда у такого рода эксперимента могут быть заведомо тяжёлые последствия для населения, социальных и промышленных объектов в нижнем бьефе Иркутской ГЭС, где живут сотни тысяч людей и расположены десятки крупных предприятий, в том числе стратегических?».

До запуска станции, когда уровень Байкала не регулировали, амплитуда его колебаний достигала 2 м: минимум 1900 и 1904 годов составил 454,92 м ТО, максимум 1932 года – 456,87 м ТО. Средняя многолетняя амплитуда в пределах одного года при этом не превышала 93 см. Но природу нельзя загнать в жёсткие рамки средних значений, и в прошлом было немало отклонений от нормы как в ту, так и в другую сторону. Так, если в маловодном 1903 году разница между минимальным и максимальным уровнями Байкала составила 48 см, то в 1932 году она достигла 1,62 м. И, как показывает практика, удержаться в искусственном метровом диапазоне, который установило правительство, при всех возможностях регулирования сбросных расходов Иркутской ГЭС не представляется воз­можным. «Необходимость в таком огр­а­ничении фактически отпала уже в 2005 году после создания Федерального агентства водных ресурсов. С этого времени его территориальное под­разделение – Енисейское бассейновое водное управление – ежемесячно жёстко устанавливает режимы работы всех гидроэлектростанций и уровенный режим их водохранилищ с учётом интересов всех водопользователей и складывающейся гидрологической обстановки», – подчёркивает Никитин. 

Между тем ещё в декабре про­шлого года на совещании под руководством министра природных ресурсов РФ было принято решение о необходимости проведения научно-исследовательской работы по обоснованию допустимого диапазона колебаний уровня Байкала с учётом экологических и социально-экономических требований, технических возможностей и ограничений в условиях нормальной, экстремально высокой и экстремально низкой водности. Ответственным исполнителем работы является Институт водных проблем РАН, среди со­исполнителей – Иркутский научный центр и Институт систем энергетики СО РАН. Проведённое исследование доказало, что в условиях чрезмерно большого или малого притока неизбежно происходит выход за верхнюю или нижнюю отметки, обозначенные в постановлении № 234. Что касается этого документа, то межведомственная комиссия по вопросам охраны озера Байкал ещё летом приняла решение о том, что необходимо подготовить его корректировку. Этим сейчас занимается экспертная группа, которую возглавляет руководитель Федерального агентства водных ресурсов Марина Селивёрстова. Об итогах  работы экспертной группы станет известно в ноябре-декабре 2015 года. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное