издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Имущественные ограничения

Объём нарушений, выявленный аудиторами КСП при проверке объектов областной собственности, превысил 1,8 милиарда рублей

Надгробные памятники – в Ангарской городской больнице. Пошив чехлов и автосервис – в Иркутском колледже туризма. Здания областной собственности сегодня используются самым оригинальным образом. Оригинальным и зачастую незаконным. Доходы от подобной аренды, как правило, уходят мимо госбюджета, утверждают аудиторы КСП.

В реестре собственности Иркутской области сегодня 11 637 объектов (из них 1768 – земельные участки, остальное – недвижимость). Некоторые организации, занимающие областные здания, порой находят самые нестандартные и экономически эффективные для отдельных лиц подходы в использовании недвижимости. Об итогах проверки использования областного имущества рассказала 8 декабря председатель Контрольно-счётной палаты Приангарья Ирина Морохоева.

В начале выступления она сразу обратила внимание, что провести ревизию областного имущества – инициатива, исходившая от правительства Иркутской области, возглавляемого на тот момент Сергеем Ерощенко. Однако Контрольно-счётной палате было предложено проанализировать не всё имущество, обозначенное в областном реестре, а по большей части лишь то, которое находилось в муниципалитетах (66% от всего перечня в реестре). По городу Иркутску правительство Иркутской области решило преимущественно изучить ситуацию самостоятельно, без КСП. Заняться этим должно было минимущество (итоги своей проверки не разглашает). «Это предложение от правительства поступило нам 

23 апреля, я не стала задавать вопросов, почему принято такое решение», – сообщила руководитель КСП. Завершилась работа 30 сентября 2015 года.

Благоустроили надгробными памятниками

– Предоставление в аренду или вовсе в безвозмездное пользование (при этом меняется назначение объекта) – одно из распространённых нарушений. Грешат им чаще всего две областные структуры – минобразование и минздрав, в распоряжении которых находятся подведомственные здания, – говорит аудитор.

Так, один из прецедентов произошёл в Ангарской городской больнице (её здания и земля – региональная собственность). Официально её территория в 600 кв. метров предоставлена в бессрочное пользование для благоустройства. Но здесь разместилась организация, занимающаяся организацией похорон – ИП Андросова. Территория (более 400 кв. м) уже огорожена капитальным металлическим заборчиком, а за ним стоят стройные ряды надгробных памятников. Но это не элементы благоустройства города, а образцы, которые могут выбрать и тут же приобрести клиенты ИП Андросова. Ещё 100 больничных квадратных метров Андросова использует для стоянки личного автотранспорта.

– Главврач письменно нас уверят, что Андросова захватила территорию больницы, и сейчас медицинское учреждение якобы обратилось в суд по данному факту, – говорит Морохоева.

Учебно-административный корпус «Иркутского колледжа экономики, сервиса и туризма» (трёхэтажное здание 5,2 тыс. кв. м, областная собственность, находится в распоряжении минобразования) сейчас принимает не студентов – будущих экспертов по региональному туризму, а клиентов мастерской по пошиву чехлов для автомобилей. Там же на постоянной основе работает автосервис. В другом нежилом здании колледжа на 55 кв. метрах – гаражи. Что получает образовательное учреждение от такой непрофильной аренды, выяснить аудиторам не удалось. По бухгалтерии эти доходы не проходят, отмечают в КСП.

Не поделили с Союзом молодёжи 

Ещё более запутанная история приключилась с помещениями, находящимися в центре Иркутска на Чкалова, 39а. Серое здание по этому адресу большинству иркутян знакомо по вывеске «Иркутскстата». Но пятый этаж его, собственность области, сегодня тоже «захвачена». Около 20 лет назад эта часть здания была безвозмездно передана Российскому союзу молодёжи. Но теперь помещения арендуют у РСМ различные фирмы.

– В одном из офисов на момент проверки проживала какая-то женщина, – говорит Морохоева.

Зато, по документам, свои нежилые помещения на 5-м этаже здания на улице Чкалова Иркутская область использует совсем по иному назначению. Здесь якобы размещён центр обработки экстренных вызовов «Системы-112». 

Исполняющий обязанности министра имущественных отношений Александр Курбатов пояснил, что Иркутская область судится с РСМ, который настаивает на том, что здание принадлежит ему.

– Но мы проанализировали накануне картотеку арбитражных дел, в документах сказано, что представители минимущества просто не являлись на суды, поэтому заявление оставлено без рассмотрения, – заметила Морохоева. 

На фоне таких нарушений невинными выглядят повсеместные решения отдельных муниципальных учреждений среднеспециального образования отдать часть своих зданий (тоже являющихся собственностью региона) под установку сотовых тарелок. Фактически, областные учреждения оплачивают коммунальные и охранные услуги этим объектам, делятся результатами проверки аудиторы.

Объекты областной госсобственности используются неправомерно, зачастую передаются сторонним организациям без договорных отношений, причём отдельные решения по передаче приняты явно с превышением должностных полномочий, резюмирует Морохоева. Сумма упущенной выгоды для бюджета Иркутской области ещё не подсчитана, но наблюдатели предполагают – с учётом того областного имущества, ревизию которого делало само правительство по городу Иркутску (эти данные ведомство пока не озвучивает), общая цифра может оказаться внушительной.

Была дорога – теперь не стало

– Подведомственные службы и министерства распоряжаются областной собственностью на своё усмотрение и даже не согласовывают свои решения с минимуществом. При этом и само профильное ведомство не ведёт контроль за областными объектами – их списывают, передают в пользование, – делает выводы председатель контрольной палаты.

Один из подобных эпизодов, достойный чеховского рассказа, произошёл с неким муниципальным филиалом Дорожной службы Иркутской области.

– Мы проверяли документы по одному объекту – участку дороги. Проверили баланс на начало и на конец года. Сначала была дорога, а потом не стало. Стали выяснять, куда делась – выяснилось, что подразделение Дорожной службы взяло и втихую списало этот объект. В этом учреждении, видимо, даже не знают, что такая процедура проходит через официальное постановление правительства.

Сейчас по рекомендации КСП исчезнувший участок дороги необходимо восстановить.

«Мёртвые души» и неликвид разбавляют реестр  

Общий объём нарушений, которые выявила КСП, проверив чуть более 60% реестра, составил 1,87 млрд рублей. Из них нарушения на 1,5 млрд оказались весьма прозаичными: областные властные очень долго (а скорее всего – никогда, предполагают в КСП) не проводили ревизию госимущества, в итоге в реестре госсобственности сейчас значится балансовая стоимость попросту неликвидных объектов. Причём неликвидность эта видна невооруженным взглядом: областные здания сгорели, снесены, разрушены, заброшены либо находятся в аварийном состоянии и никак не используются.

– Порой их даже сложно идентифицировать. Вот, например, на фотоснимке – областное овощехранилище, от него ничего не осталось. И таких случаев – множество, – делится Ирина Морохоева.

Такое, на первый взгляд, не фатальное, нарушение, которое минимущество могло бы при желании устранить, всего лишь «почистив» реестр и списав неликвидные объекты, способно всё же повлечь за собой проблемы, считает аудитор. 

– С 1 января 2016 года  отменяются льготы по оплате налога областными, казёнными учреждениями. И теперь налогобложению подлежит недвижимое имущество, которое стоит у нас на балансе. Но, учитывая наши замечания по областному имуществу, есть большой риск, что областные учреждения будут вынуждены нести неэффективные расходы по уплате этих налогов.

Есть и обратные случаи, когда объекты областной собственности не учтены в реестре – их как минимум 337. Ещё 229 недвижимых объектов и 3 земельных участка – список «мёртвых душ» в областном реестре. Приангарье уже утратило право собственности на это имущество, но оно продолжает числиться за регионом. Часть областного имущества в муниципалитетах практически не используется – как минимум,164 объекта (58 тыс. кв. метров) балансовой стоимостью 125 млн рублей и 25 земельных участков.

– Эти земли в основном захламлены. А неиспользуемые помещения находятся в хорошем состоянии и требуют лишь косметического ремонта, – говорит председатель Контрольно-счётной палаты.

Как вариант, использовать эти офисы в муниципалитетах регион мог бы под многофункциональные центры (МФЦ) по оказанию госуслуг населению. Сегодня большая часть МФЦ (около 25) находится в помещениях, арендованных у федеральных, муниципальных и частных структур. Причём кроме затрат, которые регион несёт теперь по аренде, вложиться пришлось и в капремонт снимаемых помещений. «За областной счёт проведены дорогостоящие ремонты, в отдельных случаях даже с нарушением федерального закона о госзакупках», – отмечает аудитор.

По мнению экспертов КСП, без совершенствования системы учёта областного имущества и без назначения ответственных за имущество лиц (руководителей профильных министерств и управлений) региону едва ли удастся навести порядок в этой сфере.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное