издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не достоин новоселья

Получив, наконец, жильё в собственность, недееспособный Леонид Ромин не может поселиться в своей квартире

Четыре года подряд «Восточка» пишет об истории Леонида Ромина, недееспособного парня, которого насильственно выселили из собственной квартиры в Иркутске. Взамен Леонид получил от своих опекунов помещение без окон и дверей в полуразрушенном бараке в Черемхове. Органы опеки, прежняя администрация Иркутска, полиция – органы, которые обязаны были защитить нездорового человека, оказались глухи к его нуждам 10 лет назад, когда Ромин приходил к чиновникам и просил помощи. Мало что изменилось, когда спустя несколько лет факты о совершённом преступлении стали достоянием общественности. И только благодаря вмешательству депутата Законодательного Собрания первого созыва Андрея Швайкина и мэра Черемхова Вадима Семёнова Леонид всё-таки получил собственное жильё. Ему выделили новую квартиру в центре Черемхова. Конечно, это не недвижимость в Иркутске, но лучше, чем совсем ничего. Но, как ни печально, и сейчас, получив жильё в собственность, Леонид не может вселиться в свою квартиру.

Нельзя сказать, что Леониду Ромину везло в жизни. Парень рано остался без родителей и, когда умерла бабушка, мальчика отвезли в интернат. Как он узнал позже, его квартирой активно пользовались люди, которые обязаны были следить за сохранностью жилища. Сначала там бесплатно жил милиционер, позже пустившийся в бега. Затем жилплощадь под видом собственной сдавала начальник юридического отдела Октябрьского округа города, того самого, на балансе которого квартира находилась до совершеннолетия хозяина. Когда Леонид вернулся домой из интерната, обнаружил, что там живут посторонние люди. Целый год Ромин прожил в подъезде, прежде чем через суд добился выселения незаконных жильцов.

Но и после этого спокойно пожить Леониду не удалось. Городская администрация через суд добилась признания его недееспособным и назначила ему опекуна. Странно, что приглядывать за молодым человеком, а заодно и за его квартирой поручили человеку, замешанному в аферах с недвижимостью. К моменту вступления в права опекуна было известно, что Зульфия Богачкова фигурирует в нескольких решениях суда. Женщина обязана была вернуть крупные суммы потерпевшим, которых она обманула. Желающим арендовать жильё женщина показывала квартиры, которые сама снимала на короткое время, и брала деньги вперёд. Вот такого человека подобрали в опекуны сотрудники администрации человеку, которому нужна помощь.

Стоило ли удивляться: спустя какой-то месяц после назначения опеки Леонид Ромин оказался на улице. Сначала несколько крепких мужиков заявились к нему в квартиру, его, как щенка, погрузили в грузовой фургон и отвезли в полуразрушенный барак в Черемхове. По отчёту, который Богачкова представила в органы опеки, выходило, что она переселила парня в уютную, благоустроенную, обставленную всей необходимой мебелью и техникой квартиру. Как отмечает Вадим Семёнов, на самом деле квартира уже к моменту переселения была непригодной для проживания. В этом помещении вообще 15 лет никто не жил. Не смог там жить и Леонид. После того, как опекун оформила сделку, его перестали удерживать во вновь приобретённой квартире, и молодой человек отправился куда глаза глядят. С мая 2006 года Леонид Ромин живёт в психоневрологическом интернате.

Газета проводила собственное расследование, редакция располагает аудиозаписями разговоров с самим Леонидом, Зульфиёй Богачковой, Вадимом Семёновым, сотрудниками опекунского совета, полицейскими, знакомыми с ситуацией, имеются также официальные ответы из полиции и прокуратуры. Доказательства, собранные воедино, дают достаточно полную картину происходящего беззакония.

Мы готовились к битве и рассчитывали на результат. Материалы, изложенные в газете, стали основанием для депутатского запроса к прокурору области, который подал Андрей Швайкин, будучи парламентарием. В правоохранительные органы также обратился уполномоченный по правам ребёнка. Выступая перед депутатами Законодательного собрания, в 2012 году начальник ГУ МВД России по Иркутской области Александр Обухов лично пообещал довести дело до конца. 

И ничего. Единственным положительным результатом в этой истории можно назвать обещание Вадима Семёнова передать в собственность Леониду квартиру в новостройке. Мэр Черемхова своё обещание выполнил. Теперь у Ромина есть собственное жильё. Ему рассказали, что квартира светлая, чистая, с хорошим ремонтом, и Лёня очень рад этому. Сотрудники отдела опеки побывали в доме и убедились, что жильё пригодно для жизни.

Наверное, никогда ещё Леонид Ромин не приближался настолько близко к своей мечте – иметь собственную крышу над головой. «Я хочу жить в своей квартире. Думаю, у меня получится. На работу хочу устроиться – не сильно тяжёлую, по силам. Обещаю содержать квартиру в чистоте, приводить никого не буду», – строит планы на жизнь Лёня. Единственная загвоздка – у парня нет опекуна. Первоначально эта проблема не выглядела неразрешимой. Если постараться, наверное, можно найти благонадёжного человека, готового опекать новоявленного жителя Черемхова. 

Плохая новость состоит в том, что до тех пор, пока Ромин недееспособен, он никогда не сможет жить в своей квартире. Закон об опеке и попечительстве не указывает никакой разницы между ребёнком, нуждающемся в кураторстве, и недееспособным взрослым человеком. Правила едины: среди всего прочего опекун должен подтвердить, что имеет жильё достаточной площади, чтобы взять опекаемого. 

Закон запрещает опекуну жить в квартире своего подопечного. Это значит, что кто бы ни был опекуном Ромина – главврач интерната или доброволец, согласный помочь парню, – в своей квартире он жить не сможет. Невольно задаёшься вопросом – нужна ли была эта борьба, стоило ли «огород городить», если в итоге главный герой всей эпопеи даже переночевать не сможет в собственном доме. Совсем не новогодняя история получается. Без чудес.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное