издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я не заставляла тебя убивать…»

Процесс по делу об убийствах пенсионеров близок к завершению

В Иркутском областном суде продолжается процесс по делу об убийствах пенсионеров, в которых обвиняется целое семейство: муж с женой, ставшие после развода сожителями, а также мать и бабушка гражданской супруги. По мнению стороны обвинения, в январе прошлого года Елена Лузина и Сергей Высоцких создали устойчивую организованную группу для совершения особо тяжких преступлений. Сожители договорились, что будут нападать на стариков, которые не в состоянии оказать сопротивление, убивать их и забирать денежные сбережения. С 3 февраля по 5 марта 2015 года супружеская пара совершила четыре разбоя, лишив жизни пятерых пенсионеров в возрасте от 76 до 88 лет.

Не по понятиям

В этом семейном бизнесе на Елену Лузину была возложена обязанность подбирать объекты для нападений из числа знакомых и родственников. После чего в дело вступал Сергей Высоцких: душил престарелых людей руками и верёвкой, резал ножом, колол шилом, разбивал головы металлической трубой. Иногда справлялся с этой кровавой работой один, иногда ему помогала сожительница, а один раз и тёще пришлось удерживать подругу детства за руки, чтобы зятю было удобнее её душить. В двух случаях в квартиры пенсионеров супруги-убийцы проникли с помощью матери и бабушки Елены Лузиной. Такова версия следствия, изложенная на первом заседании суда прокурором отдела гособвинителей областной прокуратуры Татьяной Желбановой. 

Сейчас судебное следствие близится к завершению. Пока давали показания свидетели обвинения (их было заявлено около тридцати), подсудимые вели себя спокойно. Женщины, по мнению потерпевших, даже нагло: то зевали во весь рот, то жевали жвачку. Единственный в этой компании мужчина, 29-летний Сергей Высоцких, держался скромненько: сидел с опущенной головой, поправлял очки с круглыми, как у школьника, стёклами, на вопросы отвечал тихим голосом. Избранная подсудимыми с помощью адвокатов линия защиты была ясна и понятна сразу: женская часть «трудового» коллектива решила валить всю вину на главу семейного предприятия Сергея Высоцких, которому всё равно грозит пожизненное лишение свободы. 

На первом в новом году заседании по делу тихий убийца вдруг устроил представление. Судья уже объявил перерыв в процессе и вышел из зала, когда Высоцких неожиданно полоснул себе руку возле локтевого сгиба невесть откуда взявшимся лезвием. Хлынула кровь, публику попросили побыстрее покинуть зал заседаний, превратившийся в место происшествия. Вы­звали скорую помощь. На следующее утро процесс продолжился, и Высоцких, живой и здоровый, как ни в чём не бывало, занял своё место на скамье подсудимых. Только теперь «клетку» главного обвиняемого взяли в плотное кольцо вооружённые офицеры полиции, явно получившие приказ не спускать с него глаз. 

– Попытки самоубийства не было, – уверяет руководитель пресс-службы ГУ ФСИН по Иркутской области Ольга Хинданова. – То, что произошло в суде, можно назвать демонстративно-шантажным поведением. Подсудимый лишь слегка порезал кожу, сделал это достаточно аккуратно, не задев основных сосудов. По возвращении в следственный изолятор пострадавшего осмотрел доктор, сделал заключение, что его состояние не вызывает опасений. Высоцких здоров, в стационарном лечении не нуждается, может принимать участие в процессе. 

Сам Сергей Высоцких, у которого психолого-психиатрическая экспертиза в ходе следствия выявила органическое расстройство личности, на судебном заседании объяснил свой поступок тем, что к нему плохо относятся сокамерники. «Унижают», – сказал он и попросил перевести его из общей камеры в одиночку. Сидит он вместе с обвиняемыми по статье 105 Уголовного кодекса (умышленное убийство), до сих пор никаких жалоб на соседей по нарам от него не поступало ни начальнику СИЗО, ни в прокуратуру. С Высоцких, которому при обвинительном вердикте действительно грозит пожизненное лишение свободы, работают психологи. Достоверно известно, что сокамерники его не избивают и не насилуют, хотя, естественно, относятся с презрением: зверски убивать беспомощных стариков ради десяти тысяч рублей – не по понятиям уголовного мира. 

Любовь и бизнес

В конце прошедшей недели Сергей Высоцких изъявил желание дать на суде показания. Отвечая на вопросы государственного обвинителя, он подробно рассказал о том, что предшествовало созданию убойного бизнеса. С будущей женой Высоцких познакомился более десяти лет назад. Увидел в школе старшеклассницу, которая произвела на него сильное впечатление. «Она была красивая, курила и материлась», – рассказывал подсудимый. К тому времени у бойкой девицы уже был грудной ребёнок. А ещё у неё имелась отдельная жилплощадь в доме № 37 по улице Марата, где и начиналась их супружеская жизнь. Нельзя сказать, чтобы в семье царил мир. «Мы ссорились, потому что я пил, разбил стекло. Мать и бабушка Елены жили в доме напротив, воспитывали её дочку. Тёще я был не по душе, она со мной не разговаривала. А Лена меня ревновала, потом вообще вы­гнала с вещами из дома, – делился подсудимый. – Но к тому времени у нас уже было двое совместных детей. Я пытался дозвониться, Лена трубку не брала, в дом меня не пускала. С детьми я виделся только по её желанию», – говорил брошенный муж. И тут же рассказывал, как жил на пилораме в Урике вместе с четырёхлетним сыном: «Я работал, а он мне помогал – гвозди заколачивал куда попало. Оттуда меня увезли в больницу с язвой, сделали операцию, вот до чего допился. А ребёнка брат мой забрал, отправил к матери».

Материальные проблемы в семье существовали всегда. Сергей Высоцких, по его словам, окончил профессиональное училище № 1 в Иркутске и получил специальность газоэлектросварщика. Но из-за проблем с глазами предпочёл работать в бригаде шабашников, которая брала заказы на строительство дачных домиков и загородных коттеджей. «Я зарабатывал от 10 до 50 тысяч в месяц и содержал семью, а Лена дома сидела. Один раз только ей захотелось поработать – устроилась мойщицей посуды, но почти сразу и уволилась», – продолжал Высоцких. Кроме пьянства, с которым пришлось «почти завязать из-за язвы», он имел и другую вредную привычку: «Курил гашиш, чтобы расслабиться». С хранением наркотиков в крупном размере связана, кстати, одна из его судимостей – за это преступление Сергей Высоцких получил условный срок. 

После того как семейная жизнь разладилась, оба супруга угодили под суд. Елена Лузина стала воровать. Сначала её привлекли к уголовной ответственности за покушение на кражу – и прекратили дело за деятельным раскаянием. На следующий год за очередное хищение суд назначил молодой женщине 2,5 года лишения свободы, но от наказания спасла амнистия. В то же время Сергея Высоцких мировой судья приговорил к ограничению свободы за угрозу убийством и причинение лёгкого вреда здоровью потерпевшей – жалоба на него поступила от бывшей жены. Парочка продолжала встречаться – сожители гуляли по улицам, сидели в кафе, делились своими проблемами. Оба нуждались в деньгах. Елена рассказывала, что набрала в банках кредиты и не знает, как теперь рассчитываться. Сергей задолжал за комнату, которую снимал с товарищем. Тогда и родилась идея – заняться криминальным бизнесом вместе. 

В ходе предварительного следствия подельники признавались: мысль о нападении на стариков пришла в голову представительнице слабого пола, сожитель же одобрил такой способ заработка, взяв на себя руководство «бизнесом». Они сообща разработали типовой план совершения преступлений, сразу договорились, что потерпевших будут убивать, чтобы не оставлять следов. Но, выступая в суде, Высоцких по­стоянно твердил, что именно он был инициатором всех нападений. «Я не заставляла тебя убивать», – успела сказать сожительница, когда ей дали возможность задать подельнику вопрос. И бывший муж повёл себя благородно, пытаясь выгородить мать своих малолетних детей, оказавшихся в детдоме. 

«Чтобы не мучился»

Врать у него не очень получалось – концы не сходились с концами. «Говорите правду, чтобы не запутаться», – посоветовал судья Павел Носков, добавив, что это зачтётся при назначении наказания. Сергей Высоцких заявлял, что жертв ограблений подыскивала Лена, но тут же добавлял: «По моей просьбе». Однако, когда доходило до подробностей, выяснялось, что именно Лузина показала ему во время прогулки «жадного» дворника, который одет был плохо, но «точно имел деньги, чуть ли не на двух работах пахал, получал пенсию». Она же рассказала, что дед-скупердяй живёт один. И нисколько не удивилась, когда сожитель попросил её приехать ночью к дому по улице 5-й Армии, где живёт случайно встретившийся дворник, и до утра дожидаться в подвале, когда тот спустится за метлой. «Лена не знала, зачем я её позвал. Я просто попросил привезти мне покушать. Она приехала на такси, привезла, кажется, сок. Потом мы посидели в пиццерии «Домино», поели и часов в пять утра вернулись в подвал дожидаться, когда дворник выйдет на работу. Я поставил её перед фактом», – оправдывал Высоцких сожительницу, которая, вооружившись металлической трубой, подстраховывала его в подъезде. Щуплый напарник Лузиной не справился с крепким полным стариком, сумевшим вырваться. Дед побежал наверх, но 26-летняя девица с такой силой стукнула его по голове, что он покатился вниз по ступенькам, увлекая за собой и Высоцких. После чего верная подруга схватила старика за ноги и без лишних слов помогла затащить его в подвальное помещение. 

– Я не хотел убивать, собирался только ограбить, – неумело врал подсудимый. – Как-то само собой получилось, что убил. Я отдал Лене ключи от квартиры дворника, чтобы она поискала там деньги. Дед был ещё живой, но в отключке. Тогда я ударил его шилом в сердце.

– Сколько раз? – поинтересовалась прокурор. 

– Точно не скажу, но больше десяти.

– С какой силой наносили удары?

– Да нормально бил, – пояснял подсудимый. – Когда брызнула кровь, мне стало уже всё равно, умрёт старик или нет. 

– А зачем били шилом, если не хотели убивать? Он же находился без сознания, помешать вам не мог, – добивалась прокурор.

– Так чтобы не мучился, – отвечал «жалостливый» подсудимый. 

Он и за подругу, по его словам, сильно переживал. Елена Лузина страдает эпилепсией, и сожитель волновался, не случился ли у неё в ответственный момент приступ. Подельница слишком долго была в чужой квартире, искала там деньги. Засыпав песком лужи крови на месте преступления, Высоцких вышел на улицу, звонил жене на сотовый, напоминал, чтобы посмотрела в глазок на двери, прежде чем выходить в подъезд. Сколько денег они заработали на этом убийстве, Высоцких вспомнить не смог: то ли восемь, то ли десять тысяч рублей. Он так перенервничал, что сразу после преступления под ангарским мостом выпил чекушку, купленную в ближайшем магазине. «И тогда мне стало уже пофиг», – сказал он. Но выбросить в Ангару ключи от квартиры дворника и шило убийца не забыл. 76-летний пенсионер умер от черепно-мозговой травмы (у него была раздроблена голова) и многочисленных колотых ранений в сердце.

Лиха беда начало

На первом в новом году заседании по делу тихий убийца
полоснул себе руку лезвием

Потом убивать стало, по-видимому, легче, появилась сноровка. Через три недели сожители выдвинулись на очередное дело. Объект нападения опять предложила Елена. На этот раз отправились втроём, с женой и тёщей. «Зачем понадобилась Ольга Анатольевна?» – спросила гособвинитель. Подсудимый, забыв, видимо, что обязался брать вину в организации всех преступлений на себя, только пожал плечами: «Без понятия. Наверное, чтобы помогла попасть в квартиру». Действительно, женщины повели его к 80-летней бабушке, которую тёща знала с детства, они дружили. Одинокая старушка не побоялась в ночное время открыть дверь, услышав голос близкой подруги. На это и был расчёт.

– Хозяйка повернулась спиной, чтобы налить Ольге Анатольевне чай, – рассказывал подсудимый. – Я подошёл сзади, зажал ей нос и рот. Ольга Анатольевна помогала, держала её за руки, Лена стала удерживать за ноги. Потом мы втроём обшарили квартиру и нашли деньги.

Сколько их было, он опять затруднился ответить. Буркнул: «Не знаю». После чего прокурор заметила: «Складывается впечатление, что женщины пришли за деньгами, а вы – чтобы убить». Тогда Высоцких признался, что нашёл у бабушки две купюры по пять тысяч рублей, сколько нарыли его спутницы, не спрашивал. На следствии обвиняемые рассказывали, что Ольга Лузина согласилась на это преступление, потому что знала: подруга продала дом, и был шанс взять у неё действительно большую сумму. Она только просила зятя убивать аккуратно, без крови, не пуская в ход нож. Но, перерыв на сто рядов все вещи в квартире, подельники обнаружили лишь 13 тысяч. Старушка сильно разочаровала «заботливую» приятельницу, которая, получается, вляпалась в «мокрое» дело ради такой мелочи. Покончив с «обыском», осторожный Высоцких уничтожил улики. Его сожительница упарилась, пока искала деньги, и сняла шапку. Глава семейного предприятия, имевший кое-какие познания в криминалистике, стал ругаться, что на месте преступления могут найти её волосы. Для надёжности он облил кровать какой-то жидкостью типа самогона, которую нашёл в комнате, и поджёг квартиру. Ущерб от поджога, причинённый наследнику, сыну убитой пенсионерки, потянул почти на 64 тысячи рублей. 

В начале марта прошлого года сожители опять гуляли по набережной Ангары, и Елена показала Сергею старушку, ставшую их следующей жертвой. С 85-летней Виталиной Георгиевной, жившей на улице Карла Маркса, она лет восемь назад познакомилась в поликлинике. По словам подсудимого, Елена пыталась потом обокрасть бабку, но не получилось. «А деньги у старухи есть по-любому», – заверила она сожителя. Тот сразу приступил к делу. Старушка возвращалась домой из магазина, несла пакет с продуктами. И была благодарна мужчине, который следом за ней заходил в подъезд. Высоцких представился сантехником, проверяющим батареи в доме, и помог пожилой женщине донести сумку до её квартиры на втором этаже. Когда доверчивая бабушка впустила убийцу домой, он с деловым видом постучал по батареям, изображая сотрудника ЖЭКа. Потом напал на хозяйку сзади и перерезал ей горло ножом. Обшарив квартиру, нашёл в сумке хлеб и что-то сладкое. Все сбережения пенсионерки составили, по его словам, «то ли тысячу, то ли полторы». Из-за них убийца заляпал в крови штаны, пришлось снять их прямо на улице, под аркой, и сунуть под куст. Было уже не холодно, и до дома добирался в подштанниках.

Виноват тот, кто заложил бомбу

Игорь Вологжин, признанный по делу одним из потерпевших, потерял в одночасье и мать, и отца. Он ходит на все заседания суда. Когда говорит о смерти родителей, его глаза наполняются слезами, хотя после убийства прошёл почти год. Вологжины вырастили троих детей, Игорь был в семье младшим. В чудовищной смерти стариков он в первую очередь винит Елену Лузину, считая её организатором преступления. 

– Когда разбивается самолёт, не лётчика объявляют ответственным за смерть пассажиров, а того, кто заложил бомбу. Высоцких – всего лишь исполнитель преступления, которое задумала Елена Лузина, – уверен потерпевший. 

Его возмущает, что дальняя родственница теперь отказывается от прежних показаний, которые её якобы заставили подписать на следствии. 

– Я знал, что идём грабить каких-то родственников Лены и у них много денег. Кто они такие, не спрашивал. Убивать никого не собирались. Евдокию Алексеевну Горячкину, бабушку Лены, взяли с собой для того, чтобы она только провела меня в квартиру. 

У Вологжиных действительно водились деньги. Михаил Николаевич был участником Великой Отечественной войны, заслуженным строителем России, а при советской власти – персональным пенсионером. Анна Васильевна получала доплату за инвалидность: пострадала в результате производственной травмы, работая на стройке. Их общая пенсия составляла 60 тысяч рублей в месяц. Сбережения были «спрятаны» в сейфе, а ключ от него старики положили рядом, на полочку шкафа. 

– Горячкина знала о предстоящем убийстве? – уточняла её адвокат. 

– Нет, конечно, мы ехали на трамвае и ни о чём таком не говорили. Лена сидела рядом со своей бабушкой, они были спокойны. Да я и сам не думал, что так получится. Хотел только ограбить стариков, пока они будут на кухне пить чай. Спрятался в ванной, выкрутил там лампочку. Но тут дед вышел из туалета и направился в ванную, я наотмашь ударил его ножом по горлу. Всё вышло спонтанно. Старик закричал что-то, попытался выскочить в подъезд. Пришлось его убить, потом старушку. Обшарил квартиру, нашёл деньги. Толстую пачку. Выскочил с балкона. С Леной и её бабушкой встретился на Центральном рынке. Они ушли из квартиры ещё до убийства.

На сей раз Высоцких назвал точную сумму украденного: 307 тысяч рублей. Видимо, в такой добыче признаваться ему было не стыдно. 

– Если бы такую сумму удалось взять после первого преступления, стали бы убивать дальше? – спросила прокурор. 

– Не знаю. Наверное, нет, – не­уверенно ответил подсудимый. 

Родителям Игоря Вологжина было 88 и 85 лет. Но, судя по тому, как они сопротивлялись убийцам, у них хватало ещё физических сил и крепости духа. Ветеран войны сумел вырваться из рук молодого парня, открыть дверь в подъезд, привлечь криком внимание соседей, которые вызвали полицию. 

– Мы ухаживали за стариками, заботились как о детях, они могли бы ещё жить и жить, – говорит Игорь Вологжин. 

Скорую помощь пришлось вызывать в суд не только для Сергея Высоцких. Уже на следующем заседании Ольга Лузина заявила, что у неё «схватило желудок». Врачи и на этот раз не нашли ничего серьёзного: ­обычный гастрит, который не мешает участвовать в процессе. Подсудимые чувствуют: развязка приближается.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное