издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Когда приспичит уколоться

В Ангарске осуждён наркоман, нападавший на пожилых женщин

Пенсионеры всё чаще становятся объектами разбойных нападений со смертельным исходом. В областном суде ещё не завершился процесс по делу целого семейства, поставившего на поток убийства стариков ради наживы. Молодая пара с помощью мамы и бабушки успела за три месяца, пока их всех не задержали, отправить на тот свет пятерых престарелых людей в возрасте от 76 до 88 лет. Однако фигурант уголовного дела, рассмотренного в конце прошлого года Ангарским городским судом, едва не превзошёл и эту семейку монстров.

На скамье подсудимых оказался 42-летний Алексей Гаврилов (фамилия изменена), героиновый нар­коман без определённого места жительства, который всего за несколько дней декабря 2014 года совершил шесть разбойных нападений на старушек. Одна из них стала инвалидом, а двое умерли. Кроме того, его признали виновным в грабеже и краже. На предварительном следствии и в суде Гаврилов пояснял: преступления совершал, потому что еже­дневно требовалась доза наркотика. А взять деньги было негде: работу потерял, от сожительницы, после того как он её обокрал, пришлось уйти. Вот и решил нападать на бабушек – они ведь не смогут оказать сопротивление. 

На охоту наркоман выходил в разное время суток – когда приспичит уколоться. Облюбованного места для совершения преступлений у него тоже не было. Жертв присматривал, гуляя по окрестностям: ходил по улицам 10, 17 и 22 микрорайонов, заглядывал во дворы кварталов «Б», 177 и 210. Увидев беспомощную старушку, плетущуюся из магазина или поликлиники, провожал её до дома и вместе с ней заходил в подъезд. А потом обгонял и бил кулаками по голове, вырывал из рук сумку, из ушей – серьги. И убегал. Из-за страха перед надвигающейся «ломкой» соразмерить силу своих ударов он, видимо, был просто не в состоянии. Вот и получалось, что все жертвы после встречи с разбойником попадали либо на больничную койку, либо сразу в морг. А выручал наркоман при этом копейки: в кошельках из кожзаменителя у бабушек наличкой было обычно рублей 100, а то и меньше. Продукты, которые они волокли из магазина, преступник не брал, документы выбрасывал. Весь его навар составляли средства, вырученные в ломбардах, куда приходилось сдавать золотые украшения. Но и с «цацками» у пенсионерок было не густо. Обвиняемый так и говорил на допросах: «Из указанной сумки ничего не взял, даже сотовый не взял, он слишком дешёвый, денег за него не выручишь. Сумку выбросил». 

Лишь одна из потерпевших отделалась синяками и ушибами, не причинившими, по мнению медиков, вреда её здоровью. При этом бабушка лишилась трёх пластиковых карт на скидки в магазинах, социального проездного билета на общественный транспорт и золотых серёжек. Ещё две старушки получили сотрясения головного мозга и рваные раны, что было оценено как лёгкий вред здоровью. У одной из них пропали удостоверение ветерана труда, расчёска, носовой платок и калькулятор, с помощью которого она подсчитывала будущие траты в магазине. Понятно, что всё это добро полетело в мусорку. Зато другая жертва оправдала ожидания преступника, ставшего владельцем золотых серёжек со вставкой и налички в полторы тысячи рублей. Меньше повезло пенсионерке, получившей переломы костей лицевых отделов черепа и ушиб головного мозга: из-за  похищенных пакета молока, пачки крабовых палочек и сотенной купюры она лечилась около месяца. Но хотя бы осталась жива. А вот пожилой женщине, выгуливавшей собаку во дворе, хватило одного удара тыльной стороной ладони по голове. Пенсионерка скончалась в больнице скорой медицинской помощи Ангарска после нейрохирургической операции: спасти пациент­ку с размозжением вещества головного мозга врачи не смогли. Во время нападения денег при ней не было ни копейки, и преступник удовольствовался серёжками, выдранными из ушей. 

Смертью закончилось и следующее ограбление. Для Гаврилова оно оказалось самым удачным: у бабули, до пенсии работавшей санитаркой в медсанчасти, в кошельке нашлись три тысячи рублей, да ещё он отнёс в ломбард золотую серьгу. Из второго уха украшение, наверное, выпало при ударе, искать его Гаврилов не стал: старушка валялась на лестнице в подъезде с разбитым черепом, и ему следовало торопиться. Было ещё нападение на жительницу Саянска, которая не оправилась после травмы до сих пор, хотя прошло больше года. Но врачи сказали, что ей ещё повезло: такая травма вообще-то считается несовместимой с жизнью, однако из-за особенностей черепа пациентка всё-таки выжила. Всё это рассказывал в суде сын потерпевшей. Это к нему приехала пенсионерка, чтобы приглядывать за квартирой и поливать цветы, пока он отдыхал за границей. Женщина прихватила с собой все необходимые мелочи: ночную сорочку, носки, таблетки от сердца и давления, зубную щётку. Само собой, не забыла и о документах, положив в сумку паспорт, пенсионное удостоверение, СНИЛС, сберкнижку, медкарту из поликлиники. Всё это преступник, раздосадованный отсутствием денег, выбросил, конечно, в первой же попавшейся подворотне. Однако сумку подобрала случайная прохожая, она не поленилась позвонить в полицию и по адресу в паспорте разыскать квартиру, оказавшуюся на замке. Находка была вручена  дворнику. Сыну пострадавшей пришлось прервать отпуск и вернуться в Ангарск, чтобы ухаживать за матерью. По его словам, курс реабилитации не привёл к полному выздоровлению – пенсионерка плохо ходит, у неё кружится голова. Эксперты сделали заключение, что травма повлекла тяжкий вред её здоровью по признаку опасности для жизни. 

Материалы этого уголовного дела убеждают: от таких отморозков, как Гаврилов, не спасёт ничто. Жертвы нападений проживали, как правило, в подъездах с металлическими дверями, оборудованными электромагнитными замками. Но кому придёт в голову, что вошедший вместе с тобой в подъезд человек зрелых лет, нисколько не похожий на хулигана, вдруг ни с того ни с сего обрушит на твою голову тяжёлые кулаки, позарившись на сумку с пакетом молока? Пенсионерки были уверены, что из-за скудного содержимого кошельков не представляют для грабителей никакого интереса. Однако преступник в суде признался: пожилой возраст, золотые серьги в ушах, сумка, в которой могли оказаться хоть какие-то деньги, – при выборе объектов для нападений этих критериев ему было достаточно.

И ещё одно обстоятельство не оставляет равнодушным при знакомстве с этим уголовным делом. Какую же совесть надо иметь работникам ломбардов, чтобы покупать у мужика по дешёвке явно краденые женские украшения! Ведь Гаврилов сдавал выдранные из ушей серёжки в одни и те же ломбарды. Разбойник ходил туда несколько раз, и нетрудно было вычислить криминальное происхождение ценностей. В ломбарде «Новэк» у него вообще приняли одну серьгу, а в ходе следствия заведующая заявила, что вещь­ уже продана. Кому же она понадобилась без пары? 

В этом уголовном деле есть также эпизод, связанный с менее тяжким преступлением – тайным хищением имущества. Но его подробности тоже поражают: нар­коман полгода жил с женщиной, её маленьким ребёнком и родителями и потихоньку обворовывал этих доверчивых людей. Бывшая сожительница рассказала в суде, что отношения в семье были хорошие, она даже не могла понять, по какой причине Гаврилов вдруг её бросил. Очень удивилась, когда, решив надеть золотые серёжки, не обнаружила их в шкатулке на обычном месте. Она так доверяла наркозависимому сожителю, что ей и в голову не приходило прятать от него ценности или хотя бы время от времени проверять, на месте ли они. А то бы заметила, что содержимое шкатулки в форме сердца постепенно тает. В ноябре 2014 года Гаврилов отнёс в ломбарды «Качество» и «Алмаз информ» обручальное кольцо, перстень, браслет и серёжки – одним словом, все ювелирные изделия, которые нашёл в квартире. После чего исчез из семьи без объяснения причин и начал «зарабатывать» на дозы уже не тайными хищениями, а разбойными нападениями с применением насилия. Сожительнице и её семье ещё повезло, что склонный к агрессии нар­козависимый их не тронул. 

Психолого-психиатрическая экспертиза признала Алексея Гаврилова вменяемым. Органическое расстройство личности и синдром зависимости от опиоидов не лишили его способности осознавать свои действия и руководить ими. Было учтено, что подсудимый не только признал вину и активно помогал в расследовании установленных оперативниками преступлений, но и сообщил о неизвестных правоохранителям эпизодах, написав явки с повинной. Если бы можно было сложить сроки лишения свободы, назначенные за каждое злодеяние, за колючей проволокой наркоману пришлось бы сидеть более полувека. Однако суд отправил разбойника в колонию строгого режима на 13,5 года, применив закреплённое в законе правило частичного сложения наказаний. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное