издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Архитектурное вече

Плюсы и минусы нового генплана Ангарского городского округа

  • Автор: Александр АШИХМИН, доцент кафедры архитектуры и градостроительства ИрНИТУ

Помню, году эдак в 1983-м, вооружившись акварельной кисточкой и высунув язык, будучи аспирантом ЦНИИП градостроительства (Москва), я принимал непосредственное участие в проектировании генплана Иркутска и охранных зон памятников архитектуры: как увлекательно было видеть и строить далёкие перспективы родного города, творить его историю… Вот и теперь, когда жизнь и политическая воля объединили город Ангарск и Ангарский район в единое муниципальное образование – Ангарский городской округ (АГО) с огромной разнородной и полифункциональной территорией, многие из ведущих архитекторов, присутствовавших на обсуждении нового проекта его генплана, по-видимому, ожидали увидеть какие-то принципиальные градостроительные перспективы, композиционно-художественные находки, прорывные транспортные схемы и так далее.

Собственно, это и было причиной сбора архитектурного вече: ангарские архитекторы под руководством  Татьяны Павловой хотели бы «оживить» официальный вариант генплана, разработанный институтом «Иркутскгражданпроект» по заданию администрации Ангарского ГО (в соответствии с нормативной базой Градостроительного кодекса РФ), сделать этот документ более подробным, доступным, преемственным по отношению к прошлым генеральным планам, особенно в отношении самого Ангарска.

Неприятие нового вида генплана как канцелярского землеустроительного документа, не решающего собственно градостроительные и архитектурные задачи (вспомним легендарный и гениальный трезубец питерских «прошпектов» руки Петра Великого), свойственно всем архитекторам без исключения, какой бы ни была их сегодняшняя специализация. Именно поэтому сейчас активно готовят новых специалистов – градостроителей, ландшафтников – преимущественно на базе земле- и лесоустроительных вузов, дабы окончательно искоренить «крамолу» разновидения, вывести генпланирование из компетенции архитекторов. При этом, правда, не учитывается человеческий фактор: преподаватели-то учились и работали по-другому, у них нет слепой веры, что именно так и должен выглядеть генплан и вообще градостроительная документация; что вопросы композиции города, художественного и архитектурного его облика, дизайна архитектурной среды обитания, формирования архитектурных ансамблей в сплаве исторических и современных компонентов, т.е. градостроительная идеология, – теперь за рамками первоочередных и актуальных задач. 

На недавнем собрании в региональном Союзе архитекторов обсуждался проект нового генплана Ангарского городского округа, который представляла главный архитектор АГО Елена Культикова, а также проектные предложения коллектива Ангарского горпроекта с несколько иным видением ситуации, основанном на традиционных архитектурно-градостроительных принципах (докладчик – Татьяна Павлова).

Официальный вариант генплана выполнен  согласно действующим нормативам и образцам, он состоит из нескольких графических схем, отображающих транспортную ситуацию, перспективы развития функциональных зон, отдельные аспекты развития городского хозяйства, а также представленным в его составе обоснованием – пояснительной запиской. Учитывая планируемый небольшой прирост населения Ангарска на проектную перспективу (в ближайшие 20 лет примерно на 20 тысяч человек, около 8%), новый генплан, исходя из политической и экономической целесообразности, практически фиксирует сложившуюся в городе и районе ситуацию, не предусматривает каких-либо серьёзных компонентов развития, отражает реальные возможности и планы руководства на рассматриваемую перспективу. Развитие планировочных элементов предполагается выборочное, пре­имущественно за счёт вновь присое­динённых территорий бывшего Ангарского района, то есть в сторону Иркутска: исходя из концепции агломерации.

И следует отметить, что у авторского коллектива и заказчика – администрации Ангарского ГО – другого варианта и не было. Особенно в условиях развивающегося экономического кризиса и при наличии в Ангарске достаточно рыхлой экстенсивной  инженерной инфраструктуры и низкой плотности застройки всех видов – от жилья до промплощадок (что очевидно при сопоставлении показателей общей и полезной площадей территории муниципального образования и самого города Ангарска, и это было отмечено в выступлениях ряда ведущих иркутских архитекторов: Игоря Козака, Андрея Красильникова, Владимира Распутина, Николая Жуковского).

Главный спорный аспект – изменённая в новом генплане 2016 года относительно предыдущих вариантов (даже по сравнению с 2009-м) схема развития центрального жилого района Ангарска. Ранее предполагалось переместить к транспорт­ному узлу на пересечении улиц Чайковского, Ленинградского и Ангарского проспектов, то есть к гео­-

метрическому центру города, новый административно-общественный центр, а также обеспечить мостовой (или подземный) переход Ангарского проспекта и развитие города через реку Китой в сторону Усолья-Сибирского.  Эту же идею продвигает  «ангарская команда» Татьяны Павловой, предлагая сохранить данное направление развития  Ангарска в качестве основного и наиболее перспективного. 

Однако, ими не учитываются реалии сложившейся ситуации, когда в условиях частной собственности на землю и объекты недвижимости уже перекрыто направление перехода застройкой города через Китой: как с «ангарского» берега (малоэтажные дачно-коттеджные планировочные образования), так и со стороны Усолья. К тому же юридически закреплены территориальные права на левый берег Китоя (рекреационные зоны и участки для строительства привилегированных жилых малоэтажных поселений для своих жителей). 

Перенос же административно-общественного центра с улицы Карла Маркса в геометрический центр города представляется сейчас нереальным, и не только по причине экономической, но и потому, что город Ангарск фактически был и остаётся почти моногородом (при промышленном предприятии АНХК), на котором занята или завязана большая часть ангарского населения, а близость административного аппарата города и управляемость его дирекцией АНХК (читай – «Роснефти») обеспечивается именно расположением административного ядра в буферной части между жилой и производственной зонами. Этот, изначально заложенный в проект города принцип «военного коммунизма» СССР конца 1950-х годов, остаётся незыблемым и поныне.

В процессе обсуждения генплана по Ангарску докладчиками были озвучены многократные превышения над жилыми промышленных площадей, отрезающих город от Ангары и делающих невозможными рекреационные зоны по левому берегу реки и мостовой переход через неё на правый берег с целью перспективного развития. И, естественно, возникли предложения о необходимости исследований эффективности использования занятых промпредприятиями  земель, взимания «штрафной» земельной ренты с ведомств и корпораций в пользу города за бросовые и захламлённые промышленные территории и принуждения их, таким образом, к освобождению и последующей рекультивации ценных в градостроительном отношении участков. Однако здравый смысл нам говорит, что в условиях монопольно-капиталистической собственности как на собственно производственные мощности, так и на фактически  обслуживающие их все городские структуры, когда даже электро- и водоснабжение осуществляются через подстанции и водозаборы промплощадок, такие акции могут быть быстро и жёстко пресечены собственниками всего и вся, не доводя даже дело до судебных разбирательств.

Получается, что созданные при Советской власти комплексные промышленно-жилые соцгорода, которые раньше, при централизованной плановой системе, были неоспоримым благом во всех отношениях, ныне выглядят как атавизм, мешающий нормальному функционированию и взаимодействию городских систем. Собственник, особенно в условиях кризиса, стремится максимально освободиться от забалансовой «социалки» и зафиксировать свою прибыль, переложив затраты на содержание жилого фонда и другие коммунальные расходы, а также социальные статьи городского развития,  на плечи федерального и местного бюджетов.

Поэтому-то, в сложившихся условиях, новый официальный вариант генплана Ангарского ГО, несмотря на политические тонкости и противоречия и не являющуюся секретом борьбу региональных элит, продолжает успешно проходить общественные слушания и согласования в министерствах и ведомствах областного правительства: в нём есть какие-то технические недоработки, но в принципе это – легитимный, необходимый и достаточный на данном этапе для административного управления документ.

Не стало исключением и обсуждение вариантов генплана  в  Иркутском региональном отделении Союза архитекторов РФ (ИРО СА РФ): архитекторы, которые больше других, по сути своей, архитекторы-художники – Елена Григорьева, Владимир Стегайло, Игорь Логванов (представлявший, что интересно, авторский коллектив «Иркутскгражданпроекта») – склонились скорее к поддержке варианта группы Павловой. Другая группа специалистов, больше работающих в понятийном и нормативном поле современной градостроительной документации – Владимир Распутин, Руслан Хотулев и автор этих строк – поддержали официальную версию генплана как просто правильную в рамках закона и экономической конъюнктуры с пожеланиями авторам учесть в дальнейшем некоторые моменты – в частности, откорректировать размещение зоны кладбища и других коммунально-складских территорий.

Инна Дружинина отметила большое значение прошедшей дискуссии, призвав все заинтересованные стороны к объединению усилий на следующих этапах разработки градостроительной документации, в частности, Проектов планировки и межевания микрорайонов, Правил землепользования и застройки, когда будут уточняться физические параметры и регламенты застройки, «красные линии» и границы землеотводов.

Председатель правления ИРО СА РФ Игорь Козак подвёл итоги «мозгового штурма» и высказал пожелание сделать системой такие обсуждения в Союзе архитекторов новых, особо значимых и, при этом, неоднозначных градостроительных и архитектурных проектов, и не только ангарских или региональных, но и иркутских, столичных, ставших в последнее время довольно закрытыми.

Резюмировать можно так: закон не совершенен, но он закон. И сегодня роль и задача творческих объединений, специалистов-градостроителей, общественности – внести изменения в действующее градостроительное законодательство, вернуть утраченные позиции в отношении архитектурно-художественных, композиционных и компоновочных принципов застройки, которые раньше учитывались на стадиях проекта детальной планировки и проекта застройки того или иного элемента города. Тогда всё станет на свои места.

Это, спонтанно, уже повсеместно и происходит: в конце 2014-го мне довелось участвовать в разработке Проекта планировки микрорайона «Агроуниверситет» в Красноярске. В трактовке местной администрации данный документ предусматривает проработку и нанесение на чертёж функциональных планировочных зон, проектные предложения по конфигурации и типу застройки – что, на самом деле, превышает требования Градостроительного кодекса РФ, а следовательно, и противоречит закону. Однако их требования нам, как специалистам, понятны – они не противоречат логике: как в интерьере нельзя принимать художественные и технические решения без расстановки мебели, так и на плане района (микрорайона) нельзя проложить дороги, инженерные коммуникации, расставить общественные и социальные объекты в нормируемой зоне пешеходной доступности, не видя перспективной застройки, её конфигурации, этажности и плотности. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное