издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Загадка деревянных часов

Три года назад «Иркутский репортёр» писал о хранящихся в Ангарском музее часов деревянных артефактах. Часы, изготовленные мастерами Бронниковыми, практически полностью сделаны из дерева, за исключением оси и винта крепления моста баланса, которые изготовлены из слоновой кости, а также стальных пружины и волоска баланса. Всегда интересно, когда история экспоната получает продолжение. Так случилось и с одним из экземпляров часов Бронникова. Известно, что этот экспонат передал в 1998 году Ангарскому музею часов иркутянин Сергей Малых, ему они достались от деда. Однако совершенно случайно в подшивках иркутских газет за 1941 год нам удалось обнаружить сообщение, что когда-то очень похожие часы иркутянин Николай Малых, отец Сергея, передал Иркутскому областному краеведческому музею. Как часы опять оказались в семье – загадка.

Два деревянных хронометра

Два экземпляра деревянных часов вятских мастеров Бронниковых хранятся сегодня в Ангарском музее часов. В музее много интересных экспонатов, но эти часы, конечно, неизменно вызывают особенное восхищение. В середине – конце XIX века, да и по сей день, мастерство Бронниковых в изготовлении деревянных хронометров не превзойдено. «К особенно замечательным ремесленным произведениям по искусству и изяществу отделки следует отнести карманные часы из дерева и слоновой кости, каповые вещи и деревянные ящики, и портфели с секретами, – отмечается в «Памятной книжке Вятской губернии» за 1870 год. – Токарь в Вятке мещанин Бронников делает обыкновенные карманные открытые и глухие часы от одного вершка с четвертью до трёх четвёртых вершка в диаметре, в которых кроме шестерни и пружины всё пальмовое и отчасти костяное, впрочем, он делает и все часы из кости. Обыкновенно часы делаются с секундной стрелкой, которая, как и другие, тоже деревянная». В книжке особо отмечено, что часы «по большей части работаются по заказам из разных концов России», и нередко заказы бывают дюжинами. На месте часы продаются по 15 рублей, у них имеется деревянная цепочка и ключик. «Нужно удивляться искусству старика Бронникова и его двоих сыновей, которые почти ещё первобытным инструментом вытачивают с изяществом самые мельчайшие принадлежности часов, у них нет порядочного токарного станка, а старик, по словам детей, преимущественно точит с помощью журавца или оцепа». Династию мастеров Бронниковых, по-видимому, нужно вести с мастера Ивана Тихоновича Бронникова (о более старших умельцах этой семьи упоминаний, к сожалению, пока не найдено). Чудесные деревянные часы изготовлял его сын Семён Бронников, внуки Михаил Семёнович и Николай Семёнович, а также правнук Николай Михайлович. 

В 1837 году в Вятке проходила Первая губернская выставка промышленных и сельскохозяйственных изделий, где Семён Иванович и представил «малую штуку» – деревянные часы, которые приобрёл император Александр II. С тех пор слава деревянных часов гремела по России и за рубежом до конца XIX – начала ХХ века. Большое исследование истории бытования бронниковских часов было проведено Г.С. Черняховским, заведующим отделом истории Кировского областного краеведческого музея, а в 1961–1965 годах – сотрудником Государственного архива Кировской области. В 2010 году в альманахе «Герценка. Вятские записки» была напечатана его ранее не публиковавшаяся статья, подписанная октябрём 1960 года. Называлась она «Часы вятских мастеров Бронниковых. Что рассказывали об этих часах». Она очень любопытна, и даже сегодня, вероятно, это одно из наиболее полных исследований работы мастеров Бронниковых над деревянными хронометрами. Черняховский ссылается на исследованный им «Реестр о предметах, бывших на Вятской губернской выставке изделий в 1837 году». Под номером 914 в реестре есть запись, что Семён Бронников представил на выставку деревянные карманные часы в единственном экземпляре по цене 25 рублей, и «для карандашей станок», 1 штука – 1 р. 80 коп. «Справа в реестре сделана отметка, что обе вещи: часы и станок – по этим ценам проданы «его величеству», – пишет Черняховский. 

История с деревянными часами в Ангарске началась в 60-х годах. В 1967 году «Восточка» опубликовала сообщение А. Хамзина о том, что в домашнем музее ангарского коллекционера Павла Васильевича Курдюкова появились деревянные карманные часы мастеров Бронниковых. По имевшейся тогда, в 1967 году, у Хамзина информации Бронниковы изготовили за свою жизнь 10 таких часов (сегодня говорят о намного большем количестве экземпляров). Со ссылкой на Павла Васильевича Хамзин сообщал, что на 1967 год одни такие часы хранились «в Кировском музее», другие – в Томске. «Третьи я видел в Оружейной палате в Москве и четвёртые – в Женевском музее», – цитировал Курдюкова корреспондент. Это перечисление музеев важно, поскольку в нём нет иркутских музеев. Почему это важно, об этом – ниже. Сегодня существует предположение, что династия Бронниковых изготовила около 500 часов, половина из которых сохранилась, они находятся в музеях и частных коллекциях мира. По другим источникам, задокументированы и описаны около 40 экземпляров. Часы хранятся в Оружейной палате Кремля, Эрмитаже, Русском музее, Политехническом музее, Этнографическом музее, Государственном Историческом музее, физико-математическом салоне Дрездена. 

Те, приобретённые в 1967 году часы, были не на ходу, но Павел Васильевич намеревался их починить, несмотря на то что задача была очень трудной. Позже в книге «Жил-был волшебник», написанной в 1995 году, А. Хамзин сообщит, что Курдюков таки заставил часы работать. Ныне часы, находящиеся в коллекции Ангарского музея часов, не идут, механизм хрупкий, они спокойно хранятся в витрине как «ветераны» часового дела. Часы без надписей. Известно, что мастера Бронниковы обычно подписывали свои часы на внутренней стороне крышечки. Если приглядеться к крышечке этих часов, то видны какие-то потёртости. Вполне возможно, что надпись была по какой-то причине затёрта. Может быть, что крышечка и вовсе не от этих часов, поскольку к Павлу Курдюкову они поступили сильно разрушенными. Так или иначе, сегодня эти часы безымянные, Павел Васильевич не оставил сведений, где их приобрёл. 

Второй экземпляр деревянных часов появился в музее в 1998 году от иркутянина Сергея Николаевича Малых, музей выкупил у него раритет. Этот экземпляр был в хорошей сохранности, с футляром. Как рассказал музейщикам Сергей Малых, его дед по материнской линии работал когда-то в антикварном магазине, с тех времён эти часы и остались в семье. На внутренней стороне крышки на часах была выгравирована надпись «М.С. Бронниковъ въ Вятке», это позволило предположить, что их создатель – вятский мастер Михаил Бронников, один из сыновей знаменитого Семёна Бронникова. Однако история на этом не закончилась. Оказалось, что в Иркутске о часах знали ещё в 1941 году.

«М.С. Бронниковъ въ Вятке»

В центре – Семён Бронников, основатель династии мастеров, изготавливавших деревянные часы

В начале 1941 года в «Восточке» появилось сообщение, что в Музее художественной кустарной промышленности в Москве выставлены необычные карманные мужские часы. У них, как сообщала газета, оболочка, циферблат и все механические детали за исключением пружины и волоска выточены из дерева. «Цепочка к часам выточена из одного куска берёзы», – сообщала «Восточка» со ссылкой на информацию ТАСС. Особо указывалось, что редчайший экспонат изготовлен мастером народного творчества Н. Бронниковым. В газете приводилось и фото ТАСС, где часы были показаны во всей красе. Судя по фото, они очень похожи на те, что хранятся в Ангарском музее часов. 

Однако эта газетная заметка имела неожиданное продолжение. Видимо, кто-то из иркутян прочитал её и понял, что дома у него хранится уникальный экземпляр часов. Спустя несколько месяцев «ВСП» сообщила: «На днях в Иркутский областной краеведческий музей сотрудник института эпидемиологии и микробиологии Н.Л. Малых принёс часы, доставшиеся ему от деда». Сделаны они были из дерева. «Коробка, циферблат, крышка, колёсики, винтики, стрелки, все другие самые мельчайшие детали – деревянные, – сообщала газета. – Металлические только пружинка и волосок. Дерево прочное, светло-коричневого цвета». Со слов газеты, товарищ Малых вспоминал, что, по рассказам отца, часы были куплены дедом лет 70 назад за 50 рублей. То есть дед должен был приобрести их примерно в 1870 году. Надо сказать, что эти сведения расходятся с теми, что сообщил в 1998 году Сергей Малых. Он утверждал, что часы были куплены его дедом. Если верить заметке 1941 года – дедом его отца, прадедом. 

Весили часы 16 граммов, помещались в изящном деревянном футляре, имели цепочку, вырезанную из целого куска дерева. Цепочка весила 5 граммов, а весь гарнитур (часы, цепочка и футляр) – 57 граммов. «Часы представляют собой ценный и редкий экземпляр работы русских изобретателей, мастеров прошлого века», – писала газета. Примечательно, что в заметке указывается: на крышке часов с внутренней стороны выгравирована надпись: «М.С. Бронников, г. Вятка». То есть практически такая же, что на тех, что ныне хранятся в Ангарском музее часов. (М.С. Бронников – внук прославленного вятского мастера Ивана Бронникова). В газетной заметке была и фотография, на которой легко читается надпись: «М.С. Бронниковъ въ Вятке». В эти же месяцы 1941 года газета «Кировская правда» напечатала информацию, что на 1941 год одни из часов хранились в Кировском облпромсовете, одни – в Иркутске. И, судя, по сообщению ТАСС, ещё одни – в Москве, в музее художественной кустарной промышленности. Часы с надписью Михаила Бронникова на внутренней стороне крышечки, скорее всего, можно отнести к концу XIX века. Согласно статье Г.С. Черняховского, «вторым рождением» деревянных часов Бронниковых можно назвать промышленную выставку 1896 года в Нижнем Новгороде. Там Михаил Бронников после долгого перерыва с 1887 года впервые снова выставил уникальный предмет, свидетельствующий, что семейная диковинка не исчезла, мастерство передано по наследству. Это были «карманные каповые часы с пальмовым ходом и цепочкой в ореховом футляре» ценой в 15 рублей. «За красоту и изящество каповых часов, за изумительно тщательную работу Михаил Семёнович получил от комитета выставки серебряную медаль», – писал Черняховский. Вероятно, ангарские часы как раз из этой партии, сделанной ориентировочно в конце XIX века – от 1870 до 1896 года. Вероятно, материалы при их изготовлении могли варьироваться. И какие-то часы вполне могли попасть в Иркутск. 

Экземпляр деревянных часов появился в музее в 1998 году от иркутянина Сергея Николаевича Малых, музей выкупил у него раритет

Как сообщили в Ангарском музее часов, Н.Л. Малых упоминается в переписке Павла Курдюкова. В 60-х ангарский собиратель получил письмо от Василия Пленкова, краеведа, журналиста, собирателя, автора книги «Вятские умельцы». Из письма было ясно, что Пленков хорошо знал: в Иркутске живёт некий Николай Львович Малых, у которого есть экземпляр бронниковских часов. Пленков просил Павла Курдюкова съездить к нему и попытаться приобрести для него часы. Со слов Василия Пленкова, Николай Малых сам предлагал ему приобрести эти часы. Тогда сделка по каким-то причинам не состоялась, однако можно предполагать, что, по крайней мере, в 1967 году, которым датировано письмо Пленкова, какой-то экземпляр часов находился не в иркутском музее, а дома у Николая Львовича Малых. Тот ли это экземпляр, что в 1941 году был передан в ИОКМ, или другой, – неизвестно. Но очевидно: Николай Львович был тем самым Н.Л. Малых, который в 1941 году передал некие часы в ИОКМ. И он же являлся отцом Сергея Николаевича Малых, в 1998 году продавшего Ангарскому музею часов деревянный хронометр Михаила Бронникова. 

После публикации в «ВСП» 1941 года была ещё одна короткая заметка, датированная тем же месяцем 1941 года. Она называлась «Ещё раз о часах Бронникова». Интересно её начало: «На днях мы сообщали о деревянных карманных часах, при­обретённых Иркутским областным краеведческим музеем…». Если журналисты не ошиблись, то часы у Н.Л. Малых были музеем куплены, то есть перешли в государственную собственность. Но тогда встаёт вопрос: каким образом позже они вернулись в семью Малых? В Иркутском областном краеведческом музее ознакомились с заметкой 1941 года, однако ничего пояснить не смогли – никто из ныне работающих сотрудников об этой коллизии с часами ничего не знает. Есть ещё одно интересное свидетельство, опять же Георгия Черняховского. Как помним, его неопубликованное до 2010 года большое исследование династии Бронниковых и их часового промысла было подписано «октябрь 1960 г.». И в нём есть такие строчки: «Часы, сделанные Бронниковыми, хранятся в таких музеях мирового значения, как Оружейная палата в Москве, Эрмитаж в Ленинграде, есть они в Кировском, Иркутском, Ивановском, Тбилисском и, возможно, в других местных музеях, а также у отдельных лиц». В 1960 году Черняховский упоминает некий Иркутский музей. Вероятно, это музей краеведческий? Конечно, можно сослаться на ошибку кировского краеведа. Однако, судя по исследованию, Черняховский к работе подходил скрупулезно. При работе над статьёй им было исследовано несколько крупных фондов ГАКО, архив газеты «Вятские губернские ведомости» и имевшиеся на тот момент современные источники. Вряд ли человек, столь тщательно относившийся к своей работе, допустил бы, чтобы упоминание Иркутска возникло в статье случайно, со слухов. Если верить Черняхов­скому, по крайней мере, в 1960 году в современных ему источниках упоминалось, что деревянные часы Бронниковых хранятся в Иркутске, причём не в частных руках, а в музее. После этого идёт информационный провал, и вот в 1967 году возникает письмо Пленкова о часах в семье Малых и статья Хамзина о том, что в частной коллекции Курдюкова появились бронниковские часы. О чём мы уже писали. 

В Ангарском музее часов пояснили, что по имеющейся у них информации экземпляры деревянных бронниковских часов хранятся только в Ангарске, другие музеи региона такими раритетами не располагают и публично не заявляли о том, что у них могут храниться уникальные часы. Сотрудники Ангарского музея часов предположили, что в 1941 году в текст заметки могла вкрасться журналистская ошибка. Николай Львович Малых мог действительно принести часы в музей. Но ИОКМ мог их не приобрести, а, к примеру, взять на временное хранение. Или же с Малых велись переговоры о последующей покупке, которая не состоялась, однако на тот момент в газете это было подано как полноценное приобретение. Тогда становится понятно, почему часы, сфотографированные в газете 1941 года как экспонат ИОКМ, снова оказались в семье Малых. Но это не объясняет упоминания в статье Г.С. Черняховского 1960 года некоего «Иркутского музея», где находились бронниковские часы. Значит, в этой истории ещё много неясных мест, и загадка деревянного хронометра по-прежнему ждёт своего настырного исследователя. С момента продажи хронометра в Ангарский музей часов прошло 18 лет. Может быть, есть надежда, что если не сам Сергей Малых, то его дети, внуки до сих пор живут в Иркутске, и они смогли бы дать ответ на эту загадку и чуть больше рассказать о семье, которая сохранила для Иркутской области экземпляр уникальных часов. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное