издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Здесь нет ни одной персональной судьбы…»

Геофизики исследуют аномальные зоны вокруг мемориала жертвам политических репрессий

В зоне скорби вокруг мемориала жертвам политических репрессий под Пивоварихой кипит работа. Пока строители завершают первоочередные работы по благоустройству, учёные-геофизики ЗАО «ВостСибТИЗИС» исследуют прилегающий лесной массив. К концу октября они смогут точно указать места, в которых почвенный слой был нарушен. Однако доподлинную информацию о содержимом аномальных зон геофизические исследования не дадут. По информации пресс-службы областного правительства, дальнейшее изучение выделенных зон запланировано на весну 2017 года.

Терра инкогнита

К 30 октября, когда традиционно отмечается День памяти жертв политических репрессий, на мемориале наведут чистоту, поменяют твёрдое покрытие пешеходных дорожек и бордюры, установят новые лавочки. На проведение всех работ выделено 1,7 млн рублей. В будущем планируется организовать круглосуточную охрану мемориала. Может быть, когда-нибудь здесь будет создан музей памяти жертв политических репрессий. Основные работы должны развернуться в 2017 году, когда начнётся реконструкция мемориального комплекса. 

Всё это будет потом. А нынешняя осень должна принести ответ на главный вопрос – где находятся общие могилы расстрелянных в годы сталинских репрессий людей. В 1989 году в рамках уголовного дела, возбуждённого прокуратурой Иркутской области, под Пивоварихой был исследован лишь небольшой участок земли площадью 1,5 га. Сегодня на нём находятся памятный знак и четыре рва-накопителя, которые стали общей могилой для неустановленного количества людей. 

Лишь этот участок земли находится в областной собственности. Окрестный лес, который именуют зоной скорби и который занимает площадь 171 га, – это терра инкогнита, неизученная земля. Достоверно известно, что когда-то участок был обнесён колючей проволокой и входил в границы спецзоны НКВД. В 1937–1940 годах по ночам сюда приезжали грузовики, наполненные телами расстрелянных людей. Трупы хоронили где-то на территории спецзоны. 

Специалисты из ЗАО «ВостСибТИЗИС» должны выделить участки, на которых с большой долей вероятности могут находиться неизвестные братские могилы. Потом эти данные будут переданы археологам для проведения более детальных исследований. По информации пресс-службы областного правительства, это произойдёт весной следующего года. На проведение геофизических исследований будет направлено 5 млн рублей из внебюджетных источников. 

Сопротивление грунта

– Исследования мы проводим при помощи двух специальных приборов, – говорит главный геофизик ЗАО «ВостСибТИЗИС» Виктор Юшкин. – Это ЭМС и георадар «ОКО-2». Приборы позволяют сделать электромагнитное сканирование территории и в итоге создать качественное описание подповерхностной среды. В данном случае нас интересует глубина до 5 метров.  

На деле сложный прибор ЭМС, разработанный Новосибирским институтом геофизики специально для археологов, похож на миноискатель, как его представляют себе люди, далёкие от техники. Встроенный генератор излучает электроволны, которые сканируют почву и принимаются мощной антенной. Умный прибор включает в себя портативную аппаратуру, программное обеспечение и методику обработки и привязки данных. Благодаря этой методике и портативному компьютеру сигнал обрабатывается и приобретает графический вид. В итоге учёные могут построить достаточно точное трёхмерное изображение подповерхностного почвенного слоя глубиной 5 метров. 

– Когда происходят какие-то раскопки, целостность почвенного покрова нарушается, состояние меняется и, как следствие, меняется электропроводность, – рассказывает Виктор Юшкин сложные вещи понятным языком. – Вот на этом принципе и основана работа прибора. Грубо говоря, если где-то раскопать яму и затем засыпать её, даже через сто лет сопротивление грунта в этом месте будет пониженным, мы это зафиксируем и сможем описать, какой формы была яма, какую имела глубину и объём. 

На основе данных, полученных благодаря приборам, составляется карта всей местности. На ней отмечены аномалии с высоким и низким сопротивлением. Аномалии с низким сопротивлением закрашены на карте фиолетовым и синим цветом. Именно они интересуют учёных прежде всего. В дальнейшем эти области более детально исследуются при помощи второго прибора – гео­радара «ОКО-2». Он действует примерно так же, как ЭМС, но позволяет определить границы аномалии более точно. 

Прежде чем приступить к исследованию лесного массива, учёные подробно изучили четвёртый ров-накопитель и составили его схему. Если первые три рва в 1989 году вскрывались более или менее подробно, то четвёртый остался практически нетронутым. Благодаря этому обстоятельству картинку, полученную на четвёртом рве, решено было принять за эталон. Теперь учёные ищут, в каком месте приборы выдадут подобные данные. 

– Я с большой долей уверенности могу сказать, что ямы там никто не копал, – говорит Виктор Юшкин. – Наши исследования показывают волновой характер линии дна четвёртого рва. Сами ямы имеют не квадратную, а неправильную круглую и овальную форму. Скорее всего, здесь просто взрывали снаряды, а в образовавшиеся воронки складывали тела и присыпали небольшим слоем земли. 

На памятной табличке около четвёртого рва указано, что его глубина составляет 5 метров. Геофизики уже установили, что это не соответствует действительности. Согласно их исследованиям, глубина рва не более 2,2 метра. Причём глубина неоднородна, в разных частях рва она колеблется. 

Сейчас изучаемая территория в 171 га условно разбита на 11 профилей. Прежде всего решено исследовать те участки, которые находятся ближе к самому мемориальному комплексу, а также линии вдоль старой дороги, ведущей на Дачу Лунного короля. Именно такое романтическое название когда-то носила местность, в которой располагалась загородная дача НКВД. 

Территория во многом уже потеряла исторические контуры. Однако кое-какие свидетельства минувшей эпохи остались. Например, две чёрные колеи, разбитые тяжёлыми грузовиками, до сих пор отчётливо видны на мягкой лесной земле. Это и есть старая дорога смерти. По ней проезжали машины, в том числе гружённые телами. 

– Видите – провал почвы? – Виктор Юшкин указывает на неглубокий овраг около дороги. – Можно предположить, что это одно из захоронений. Тела привозили на машинах в больших количествах. Маловероятно, чтобы их относили в лес на руках. Скорее всего, хоронили рядом с дорогой, по которой могла проехать машина. Мы ещё не делали окончательный анализ, но пока у нас все участки вдоль дорог отмечены синим цветом. Это значит, что почва здесь была потревожена. 

Провал у дороги выделен на рабочей карте Виктора Юшкина белым цветом на фоне разных оттенков синего. Вся территория вокруг мемориала также раскрашена синим цветом. Это значит, что её нужно изучать более детально. Три рва-накопителя расположены буквально вплотную друг к другу. Только четвёртый ров в отдалении, но территория вокруг него не изучена, поэтому нельзя утверждать, что между тремя первыми рвами и четвёртым нет братских могил. 

Границы аномальных зон

Не стоит ждать, что проводимое исследование даст ответы на все вопросы. Учёные смогут установить, в каких местах почва была нарушена. Кроме того, они с точностью до 10 сантиметров опишут глубину, форму и объём ямы. Но сказать, что именно в ней лежит, геофизики не смогут. Не смогут они и определить время возникновения аномалии. 

– Перед нами поставлена чёткая задача: определить границы аномальных зон, – говорит Виктор Юшкин. – Свою задачу мы выполним. Но точно выяснить, что находится в этой аномальной зоне, можно только методом шурфирования. Этим должны заниматься археологи. Для того чтобы определить срок возникновения аномалии, нужно делать более сложный анализ. Такая задача перед нами тоже не ставилась. Грубо говоря, мы можем обрисовать яму, но не скажем, что в ней лежит. 

Уже проведена детальная топо­графическая съёмка местности с шагом 0,5 метра. К концу октября будет подготовлена подробнейшая топографическая карта. Пока на рабочей карте Виктора Юшкина ещё одна зона отмечена белым цветом. Она находится неподалёку от самой Дачи Лунного короля. Здесь на старых соснах был найден обрывок ржавой колючей проволоки. Его отдали на исследование в археологическую лабораторию. Археолог Евгений Инешин говорит, что проволока действительно относится к 1937-1938 годам и является подлинным свидетелем эпохи. 

– Попробуем взять анализ воды из озерца на территории посёлка, – говорит Виктор Юшкин. – Если на этой горе остались захоронения, био­логических веществ в воде будет много. 

Озеро расположено на территории посёлка, который отстроился на месте бывшей дачи НКВД. Этот участок не включён в границы исследуемой зоны. Земля здесь находится в частной собственности, и зайти на неё не так просто. Учёные предполагают, что захоронения могут находиться и на территории посёлка, но без дополнительных исследований достоверно ответить на этот вопрос невозможно. 

Точного ответа не даст даже шурфирование

Иркутский археолог Евгений Инешин, который занимался вскрытием пивоварихинских захоронений в 1989 году, согласен с тем, что установить содержание аномальных зон можно только одним способом – увидеть его. Для этого нужно выполнить шурфирование. Стоимость работ будет зависеть от многих факторов, в том числе от количества выявленных аномалий и глубины шурфов. 

– Когда мы вскрывали первый ров в 1989 году, останки были засыпаны слоем земли всего 40 сантиметров, – рассказывает Евгений Матвеевич. – В других рвах поверхностный слой земли был немного глубже. Можно ожидать, что все захоронения находятся под слоем почвы не более метра. Это неглубоко. Земля ещё не промёрзла, осень стоит благоприятная. Так что, при желании, можно ещё в этом году выполнить исследования. 

На вопрос, сколько человек покоится под Пивоварихой, точного ответа не даст даже шурфирование. По мнению некоторых историков, на территории бывшей спецзоны похоронено 15–17 тысяч человек. Евгений Инешин, например, не согласен с такой оценкой. 

– Около рвов-накопителей установлены таблички, на которых указано, что глубина этих общих могил 5 метров, – говорит Евгений Инешин. – Это, конечно, не соответствует действительности. Если ширина и длина рвов установлены достаточно точно, то глубина до сих пор неизвестна. Когда вскрывали первый ров, мы пытались добраться до самого дна. Однако мы не укладывались в отведённые сроки. Стояло примерно то же время года, что и сейчас, – вторая половина октября. Погода была плохая, шёл дождь со снегом, и нужно было торопиться. В итоге нам не удалось дойти до дна этого рва. Мы подняли останки 403 человек и перезахоронили их там, где стоит памятник с надломленным камнем. Можно лишь предполагать, что в первом рве осталось ещё около 200 человек. 

Об остальных рвах и говорить не приходится. Их просто оконтурили по периметру, а глубину даже не пытались определять. 

По словам Евгения Инешина, для захоронения использовались две основные площадки – под Пивоварихой и около деревни Старо-Разводной, которая сейчас находится под водами Иркутского водохранилища. Есть предположения, что более мелкие захоронения могут быть в старых каменоломнях в Рабочем. Но там мало места, с одной стороны, а с другой – до сих пор идёт хозяйственная деятельность. Это даёт основания предполагать, что, если бы там и впрямь были захоронения, их бы уже обнаружили. 

«Все эти места упоминаются в связи с общей оценкой репрессий 30–40-х годов, – говорит Евгений Инешин. – Подзахоранивать могли и на Старосолдатском кладбище, которое сейчас застроено в Марата. Могли возить за город, вдоль по Александровскому тракту, но это было далековато по тем временам».

Известно, что в 1937–1939 годах было расстреляно 14 тысяч человек. Если мы согласимся с тем, что хоронили их в основном под Пивоварихой и в Старо-Разводной, значит, это число нужно поделить на два. Даже если в четырёх рвах покоится две тысячи человек, где-то должны быть ещё четыре-пять тысяч. Но это всё очень приблизительные цифры. 

«Все судьбы в единую слиты» 

 – Мы никогда не сможем установить историческую правду во всей полноте, – уверен Евгений Инешин. – Архивы НКВД уничтожены. Здесь в одной могиле покоятся не только осуждённые по 58-й статье, но и настоящие уголовники. Поэтому практически невозможно определить, сколько безвинно репрессированных людей здесь похоронено. 

Другое дело, что можно и нужно точно определить, выделить и зафиксировать границы захоронений, чтобы никто и никогда не покушался на эту территорию. А остальную землю рано или поздно придётся отдать под хозяйственное использование. Кого-то ведь не смущает, что его дом стоит рядом с кладбищем. Можно предположить, что некоторые люди и вовсе мало что знали об истории того места, в котором прикупили себе участок земли. В общем, жизнь идёт своим чередом. Главное, чтобы она прошла мимо места скорби, на котором похоронены наши земляки. 

Сегодня территория зоны скорби относится к землям лесного фонда. Это ещё одна причина, по которой здесь нельзя проводить исследования за счёт средств областного бюджета. Нужно отметить, что строительные работы и научные исследования финансируются из внебюджетных источников. Подчёркивая этот факт, пресс-служба правительства сам источник не называет.

В следующем году на мемориале должны развернуться более масштабные работы. Будет выбран единый проект, который должен объ­единить всех. Сегодня отдельные надгробные памятники, кресты, просто памятные знаки возникают в разных местах как бы сами по себе. Родственники прибивают фотографии погибших во время репрессий отцов и дедов прямо на стволах берёз. 

– Владимир Высоцкий написал очень хорошие строки, – говорит Евгений Инешин. – «Здесь нет ни одной персональной судьбы, все судьбы в единую слиты». Мне кажется, эти слова очень хорошо подходят для иллюстрации нашей ситуации. Мой дед тоже был репрессирован, но я никогда не испытывал потребности приколотить его фото на берёзе. А может быть, он не там лежит, а в Старо-Разводной? Я никогда этого не узнаю, но не в этом суть. Я знаю главное – его судьба стала частью судьбы нашего народа.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное