издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Седьмая вода на киселе

Это обычная житейская история с повышенным градусом страстей, когда речь идёт о спорной квартире. Все началось в 1997 году: сын привёл к родителям свою избранницу Ольгу. Они не были в восторге от его поступка, но потеснились. Брак молодые зарегистрировали в 1999 году. Но чуть позже отношения Ольги со свекровью и свёкром безнадёжно испортились, и родители сына переехали на дачу. А дальше события развивались драматично: два мужчины ушли из жизни. Ольга потеряла мужа, а её свекровь – мужа и сына. Отношения двух вдов так и остались напряжёнными: забыть былые обиды и съехаться женщины не смогли.

Пришёл день, когда свекровь подумала: а почему она, получившая когда-то ордер на эту квартиру в микрорайоне Первомайский и единственная, кто там зарегистрирован, должна жить на даче? Уже не те годы, надо перебираться в родное неприватизированное жильё. Но как это сделать, когда там находится бывшая невестка? Тем более что та подала исковое заявление в Свердловский районный суд Иркутска. Цель была понятной: если её признают членом семьи нанимателя, она получит законное право пользования квартирой и сможет встать на регистрационный учёт по месту жительства.

Когда суд стал детально разбираться в обстоятельствах дела, то высветились подробности, которых не было в исковом заявлении. Ольга действительно прожила в спорной квартире 19 лет, но оказалось, что на правах собственности имела ещё и квартиру в Байкальске, которая потом была продана. Насчёт аккуратной оплаты за жильё тоже не всё точно. Долг по коммунальным платежам составил свыше 200 тысяч рублей.

Но самая главная неприятность для истицы заключалась в другом. Жилищное законодательство диктует обязательное условие для возникновения права на жилое помещение: необходимо получить в письменном виде согласие всех совершеннолетних членов семьи нанимателя на вселение и проживание. За прошедшие годы такой документ в этой семье составлен не был. Взвесив все приведённые доказательства, суд отказал истице в удовлетворении иска. Она не добилась права пользования этой квартирой со всеми вытекающими последствиями. Истица хотела, чтобы её признали членом семьи через суд. Но, если рассуждать чисто по-человечески, все эти годы у неё была возможность самой скрепить отношения, вложив в них немного сердечной заботы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер