издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дом преткновения

Депутаты завернули бизнес-идею регионального правительства

  • Автор: Мария Серебренникова

Построить новое здание правительства, не показывая жителям области, сколько оно будет стоить, намеревались региональные власти. Для этого нужно было всего лишь создать очередное АО с громким названием «Центр недвижимости Иркутской области», завести в его уставной капитал культовые иркутские памятники и продать их. Вырученные средства, минуя бюджет, планировали прямиком направить на улучшение условий работы чиновников. Однако депутаты Законодательного Собрания отказались выносить на сессию сомнительную бизнес-идею, по недоразумению названную законопроектом, даже несмотря на то что она была согласована с губернатором Сергеем Левченко.

Четыре раза комитет по собственности и экономической политике ЗС пытался разобраться в сложной многоходовке, которую региональное правительство пыталось провести через Законодательное Собрание под видом прогнозного плана приватизации на 2017 год. Суть её сводится к созданию акционерного общества, которое получает в качестве уставного капитала культовые памятники Дом Кузнеца и Дворец труда, а также ещё десяток привлекательных областных объектов, предназначенных для продажи. Вырученные средства АО оставляет себе, а затем инвестирует в строительство нового здания правительства. «Из бюджета не потратим ни копейки», – хвастались представители правительства, презентуя проект. Но депутатов это как-то не радовало.

– Для чего создаётся очередное акционерное общество? – на разные лады спрашивали народные избранники в течение четырёх заседаний.

И каждый раз слышали в ответ несколько аргументов правительства. Первый и главный из них заключается в том, что объект культурного наследия Дом Кузнеца находится в неудовлетворительном состоянии. Если продавать его обычным путём, через Фонд имущества Иркутской области, стартовая цена должна составлять один рубль. По мнению министра имущественных отношений Владислава Сухорученко, в итоге объект может уйти слишком дёшево. Если пойти по пути приватизации через АО, памятник можно выставлять на торги сразу по рыночной цене.

– Я не говорю о цене в один рубль, мы предполагаем, что во время аукциона цена поднимется до рыночной, – уточнил зампред правительства Виктор Кондрашов. – Но есть ещё один аргумент. Зачастую объекты продаются, а потом у собственника возникают трудности или желание пропадает заниматься реставрацией. У нас нет реального инструмента, чтобы заставить нового владельца восстанавливать памятник.

Поэтому региональному правительству не даёт покоя механизм, который придумали в Иркутске. В городе успешно работает муниципальное акционерное общество (АРПИ), которое продаёт памятник, заключая с покупателем отложенный договор. По условиям этого документа право собственности переходит к инвестору лишь после выполнения всех обязательств по реконструкции.

Областное правительство решило не просто взять на вооружение этот механизм, но пойти дальше. Продав памятники, областное АО должно не просто следить за их реконструкцией, а заниматься строительством нового здания правительства. И это уже второй этап сложносочинённой схемы. У региональной власти уже есть на примете объект, достойный солидных инвестиций. Это брошенная картографическая фабрика на улице Красноказачьей, 23а, переданная региону Министерством обороны.

Оценка несущих конструкций показала, что здание вполне годится к использованию. Два пятиэтажных блока в сумме дают 8,4 тыс. квадратных метров полезной площади. По оценке предприятия «Иркут-инвест», можно надстроить как минимум два этажа и получить свыше 13 тыс. квадратных метров офисной площади. Правда, нужно как минимум 22,1 тыс. квадратных метров, чтобы разместить 3,3 тысячи чиновников. А сейчас министерства и службы и вовсе занимают 26 тыс. квадратных метров.

 

По данным минстроя, строительство нового здания на 22 тыс. квадратов обойдётся в 1,7 млрд рублей, а реконструкция старого с достройкой – в 677 млн рублей. Эксперты с такой оценкой не соглашаются, утверждая, что цена занижена и в конечном счёте стройка будет стоить региону не менее 1 млрд рублей. При этом проблема всё равно останется, поэтому рано или поздно придётся озаботиться строительством ещё одного правительственного здания на той же площадке. Вот только стройку придётся развернуть прямо во дворе у действующего правительства.

У депутатов такая перспектива большого энтузиазма не вызвала.

– Вы в правительстве хорошо продумали этот вопрос? – всё допытывался у минимущества аксакал региональной политики Геннадий Истомин. – Вы бы сели, ещё раз хорошо всё взвесили. Я проехал, посмотрел это здание. Оно не очень удобно для использования под современные офисы. Вложим деньги, а в результате получим уродство, которое вас же не будет украшать. Реконструкция обойдётся немногим дешевле нового строительства, а самое главное – мы не решим проблему. В перспективе всё равно нужно будет построить ещё 9 тысяч квадратов.

– Вот вы говорите, здание некрасивое, оно не решит все проблемы, давайте его продадим, – парировал Виктор Кондрашов, хотя никто особенно и не предлагал избавиться от фабрики. – Продажа этого объекта невозможна по причинам морального характера. Министерство обороны передавало здание для нужд региона. Если мы его выставим на аукцион и продадим, нам больше никто ничего не отдаст.

Настоятельные просьбы показать письмо министерства обороны, на которое постоянно ссылается правительство, так ни к чему и не привели. Ни на третьем, ни на четвёртом заседании комитета документ депутатам не предоставили.

Зато Виктор Кондрашов пообещал снять панели с недостроя, покрыть его алюкобондом и стеклом, превратив в блестящую конфетку. Наверное, многие ещё помнят, как, придя к власти, губернатор Левченко возмущался качеством строительства детских садов, на которых ему самому довелось только перерезать ленточки. В частности, один из садиков даже закрыли из-за отвратительного запаха химикатов. Лишь позже в СМИ появилась информация, что причиной запаха был линолеум, который в детский сад поставляла структура, возглавляемая родственником Виктора Кондрашова. Остаётся надеяться, что он не будет связан хотя бы с поставками материалов для правительственной стройки.

По словам представителей минимущества, в городе просто нет другой свободной площадки, отвечающей всем требованиям чиновников. Ведь она должна быть достаточно большой, чтобы хватило места на двухуровневую парковку, и располагаться не слишком далеко от центра города. Ещё один важный аргумент – наличие сетей, которые на Красноказачьей как раз имеются.

Чем дальше от «Серого дома», тем хуже дисциплина

– Мы серьёзно нуждаемся в нормальных помещениях, – председатель правительства Александр Битаров на одном из заседаний комитета лично убеждал депутатов поторопиться с принятием решения. – Сегодня половину министерств топит и заливает, они находятся чуть ли не в аварийных зданиях, а другая половина не может разместиться. Я вам откровенно признаюсь, от этого серьёзно страдает управляемость. Чем дальше министерство от «Серого дома», тем хуже дисциплина.

– Проект строительства на Красноказачьей как-то обсуждался с администрацией Иркутска? В нынешних условиях это не вызовет транспортный коллапс? – поинтересовался депутат Эдуард Дикунов и, похоже, нанёс своим вопросом эмоциональную травму членам правительства.

– А завтра у вас появятся вопросы, какое право мы имели разместить какую-нибудь службу в Академгородке, не посоветовавшись с городом? – забеспокоился Виктор Кондрашов.

Александр Битаров пообещал, что никакого коллапса не будет. Но тоже не сдержал эмоции.

– Муниципалитет принимает решение строить «Квартал 21-го века» практически без учёта мнения правительства. Обсуждает его со структурами Дерипаски. А в том районе транспортный коллапс гораздо страшнее. Мы должны своё решение согласовывать с главным архитектором города, что ли? – высказал накипевшее Битаров.

Так или иначе, к четвёртому заседанию практически все депутаты были согласны на реконструкцию с достройкой здания на Красноказачьей. Нерешённым остался только один принципиальный вопрос – создание «Центра недвижимости», который будет заниматься приватизацией, а потом и строительством нового здания власти. Слишком много вопросов вызывала эта схема, на которые правительство не могло дать чёткие ответы.

– С идеей создания АО в своё время выступил Виктор Иванович Кондрашов, – пытался убедить депутатов Битаров. – Я сначала был против, но Кондрашов убедил и меня, и губернатора.

Как ни крутили эту тему депутаты, а получалось, что приватизация через АО затеяна только ради того, чтобы выставить Дом Кузнеца на продажу по рыночной цене во избежание монопольного сговора инвесторов, который, может быть, возникнет, а может быть, и нет. Зато сразу понятно, что денег, вырученных от приватизации, всё равно не хватит на стройку (правительство планирует выручить за все объекты 490 млн рублей, при этом на строительство нужно почти в два раза больше. – Авт.). Это при том, что памятники удастся быстро продать, хотя провернуть быструю продажу таких объектов практически невозможно. Например, в 2016 году планировалось получить от приватизации областного имущества 281 млн рублей, а было получено всего 93 млн – и это лучший показатель за последние три года.

Где брать недостающие средства, какие сроки установлены для строительства, из докладов чиновников было непонятно. Всех смущало также, что юридически процессы создания очередной коммерческой структуры с участием правительства и строительство здания на Красноказачьей никак не связаны. Если что-то случится и начало строительства будет отложено, это не отменит существование АО «Центр недвижимости Иркутской области».

– Зачем создавать новую структуру? Ведь нужно будет опять искать директора, набирать штат, арендовать офис, – задал справедливый вопрос депутат Эдуард Дикунов. – Давайте передадим эти объекты КРИО (АО «Корпорация развития Иркутской области» со стопроцентным региональным капиталом. – Авт.), которая уже работает.

– Я этой структурой не руковожу, официально от неё отказался, написал губернатору, – ответил на это Александр Битаров. – Люди туда назначались без моего ведома и согласования, я не знаю, что они реально делают. Если вы можете взять под контроль эту структуру, давайте вместе это делать.

Депутаты до сих пор не могут взять под контроль «эту структуру» и регулярно пытаются понудить правительство как-то с ней разобраться. Результат пока не очевиден. Но где гарантия, что новая структура не станет клоном неуправляемой КРИО? Если сам председатель правительства публично снимает с себя ответственность за работу одной коммерческой структуры, учреждённой областью, зачем следом создавать ещё одну, депутатам оказалось совершенно непонятно.

Область сама себе заплатит за аренду

– Если все мероприятия будут реализованы через бюджет, то платить налоги со сделок не нужно. Если сделки будет совершать коммерческая структура, она будет платить и НДС, и налог на прибыль, – добавил к вышесказанному Эдуард Дикунов. – Нужно учитывать, что налогообложение будет снижать доходность работы через АО (18% от стоимости объекта составит НДС, ещё 20% – налог на прибыль. Таким образом, 38% вырученных средств «Центр недвижимости» должен будет сразу отдать. – Авт.). Второй вопрос: когда комплекс правительственных зданий будет построен, как он будет передаваться правительству?

У Александра Битарова ответа на этот вопрос не было, но Кондрашов точно знал, что областной «Центр недвижимости» будет сдавать площади в аренду правительству за символическую плату 1 рубль и оплату коммунальных услуг. С этим не согласился зампредседателя областной Контрольно-счётной палаты Константин Янцер, объяснив, что АО – это коммерческая структура, её уставная цель – получение прибыли. И здесь возникает третий участник процесса – налоговые органы. Они сразу усмотрят нарушение и потребуют оперировать рыночными ставками. Тогда на оплату аренды уйдёт не один десяток миллионов рублей, при этом «Центр недвижимости» будет платить налоги с этой суммы. Получается, область сама себе заплатит за аренду, а потом ещё выплатит налоги с этой суммы. Выход из бессмысленной ситуации правительство пока не придумало.

– А давайте строить через бюджет, по обычной схеме, – взялись за своё народные избранники.

Но члены правительства никак не хотели расстаться со своей бизнес-идеей и предложили включить парламентариев в совет директоров нового акционерного общества и даже отдать им большинство мест – три из пяти.

– Мне всё это напоминает старую советскую игру в «Спортлото», где нужно было выбрать 5 из 45, – заявил Эдуард Дикунов. – У нас есть 45 депутатов, а нам предлагают вместо них совет директоров из 5 человек. Это снижение уровня контроля однозначно. Никогда совет директоров не заменит депутатский контроль. Более того, сейчас помимо депутатов существует КСП, которая может надзирать за всеми сделками. Как только мы создаём акционерное общество, его деятельность уходит из-под контроля КСП. Не забывайте, что существует постановление регионального правительства, согласно которому депутат обязан согласовать своё решение с правительством, то есть фактически получить резолюцию. Это делает нахождение депутатов в совете директоров достаточно декларативным.

– Что это за постановление? – удивился Битаров. – Давайте внесём изменения, ведь это же бред!

Но Виктор Кондрашов остудил пыл начальника, заявив, что это как раз очень хорошая норма и не надо её менять. «Мы говорим о депутатском контроле, – напомнил Кондрашов. – Депутаты должны информировать и обращаться в различные органы, а другого способа контроля они не имеют».

– Ну тогда давайте строить через бюджет, – продолжили свою песню депутаты. Правда, в их исполнении предложение звучало более сложно, но смысл был именно такой.

– Сумма-то будет приличная. И вам трудно будет эти деньги прописать, и люди будут задавать очень много вопросов: «Как, чиновники сами себе начинают улучшать условия, когда не хватает денег на сады и поликлиники», – в сердцах Александр Битаров проговорился об истинных причинах нежелания правительства заводить стройку в главный финансовый документ Иркутской области. – Крайне сложно будет донести до населения, почему мы на что-то недодаём, а вот на это в условиях кризиса прописываем такие суммы. Поэтому просьба поддержать наше решение, мы от него вместе выиграем. Получив дополнительные квадратные метры, мы сумеем значительно улучшить условия размещения и депутатского корпуса.

Но депутаты не захотели щадить нежные чувства избирателей, скрывая от них стоимость комфорта чиновников. Народные избранники не купились даже на «улучшение условий размещения». В конце концов, многие из них видали кабинеты и получше.

Аргумент слабаков

– Вы скажите, мы сейчас обсуждаем бизнес-проект или бизнес-идею? – не выдержал депутат Сергей Бабкин.

– Наверное, бизнес-идею пока, – признал председатель правительства.

– Прекрасная бизнес-идея, – согласился Бабкин. – Но вы положите на стол материал, из которого будет понятна вся схема, временной и финансовый лаги, риски и так далее.

Но члены правительства не хотели разрабатывать бизнес-проект. Они хотели добиться одобрения законопроекта в его нынешнем виде, а потом уже заниматься доработкой.

– «Если не так, то вообще никак» – это аргумент слабаков, – парировал Бабкин. – Если мы, руководители области, всё решаем по понятиям, это же неправильно. Давайте создадим рабочую группу, пусть она подготовит бизнес-проект, с ним уже будем выходить на сессию, принимать решение и всё делать по-человечески.

– Вы ищете повод опять всё отложить, – заявил Битаров. – Сделать бизнес-проект надо качественно, на это уйдёт полгода. А у нас всё время то пожары, то наводнения, то ещё что-то. У меня есть ощущение, что есть желание заволокитить решение.

Депутаты не хотели волокитить решение и, чтобы это доказать, постановили провести внеочередное заседание комитета прямо во время обеденного перерыва в первый день работы 50-й, юбилейной, сессии ЗС. Только попросили членов правительства как следует подготовиться и вооружиться более конкретными расчётами. Если бы всё пошло хорошо, законопроект ещё можно было спасти и вынести на рассмотрение сессии в первом чтении.

Но правительство, очевидно, уже пребывало в пессимистическом настроении. Александр Битаров на комитет не пришёл, оставив Виктора Кондрашова в одиночку защищать свою бизнес-идею. Зампред ещё более подробно рассказал о блистательной практике иркутского АРПИ, но не смог предоставить ни письмо министерства обороны с заветными словами «передано под нужды региона», ни даже заключение об аварийном состоянии Дома Кузнеца. Зато признался, что такого заключения нет и не делается оно намеренно.

Аргументы Кондрашова о том, что только продажа через АО даёт правительству инструмент воздействия на нерадивого инвестора, в пух и прах разбил зампредседателя КСП Константин Янцер.

– Наверное, та информация, которая звучала, была представлена в рамках предшествующего законодательства, – тактично заметил аудитор. Конечно, ведь он не мог прямо обвинить зампредседателя правительства либо в лукавстве, либо в невежестве. – В рамках 29 статьи 178 ФЗ имущество должно быть реализовано через конкурс. В конкурсе определяются объём работы и сроки, которые не могут превышать 7 лет. Дальше прописываются существенные условия, за несоблюдение которых договор купли-продажи расторгается и даже деньги приобретателю имущества не возвращаются. Здесь трудностей нет.

Вот это и был последний гвоздь, забитый в крышку гроба законопроекта.

– А если объект выставляется за один рубль, и участники торгов вступают в сговор, как это предотвратить? – поинтересовался Кондрашов.

– На прошлом комитете вы уже ответили, что, скорее всего, в рамках конкурентных торгов цена будет сформирована рыночная, – ответил аудитор. – Скажу свою субъективную точку зрения: объект не монопольный, маловероятно, что здесь возможен сговор. Если конкурс будет открытый, заинтересованных лиц будет достаточно для того, чтобы не допустить сговора.

– Всё-таки давайте строить здание правительства через бюджет, – решили депутаты.

– Давайте, – согласился Виктор Кондрашов. – Только вы же нам денег не дадите.

– Дадим, – пообещала председатель комитета Ольга Носенко. – Сергей Фатеевич (Брилка, председатель ЗС Иркутской области. – Авт.) обещал, что точно предусмотрим в бюджете.

Комитет решил, что законопроект должен быть исправлен и заново внесён на рассмотрение депутатов. При этом народные избранники попросили исключить пункт о создании акционерного общества, а здания приватизировать в обычном порядке. Что касается картографической фабрики, её рекомендовано вывести из списка приватизируемых объектов с прицелом на будущую реконструкцию, но уже через бюджет. «Правда, перед этим я хотел бы получить подтверждение того, что этот объект был передан для нужд региона», – Геннадий Истомин высказал пожелание, к которому присоединились остальные коллеги. Таким образом, вопрос был снят с рассмотрения майской сессии.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер