издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дом для фолиантов

В Иркутске хотят создать музей книги

В Иркутске может быть создан собственный музей книги. Обсуждение проекта прошло на круглом столе «Книжная культура Восточной Сибири: история и современность». Музей предполагается создать на базе библиотеки имени Молчанова-Сибирского. В основе музейной концепции – архетип путешественника, образ странника, который пересекает огромные расстояния с запада на восток и обратно, неся с собой книгу. В онлайн-обсуждении проекта приняли участие эксперты из Москвы, Новосибирска, Иркутска, Томска и других городов.

«Музей книги? Зачем он вообще нужен?» – первая мысль, которая возникает в голове, ведь книжные полки в домах стремительно освобождаются и всё больше книг переходит в электронный формат. Что это будет? Музей уходящей натуры? Попытка законсервировать то, что уже утратило свою актуальность, но почему-то нам дорого как воспоминание о прошлом? Или это будет мост возврата к пока ещё не утраченной культуре, где будут возникать новые смыслы, интересные идеи? Зачем в такой музей могут приходить люди? Что стоит за словами «Современный музей книги» – непонятно, требует изучения. «Молчановка» пригласила для обсуждения этого вопроса экспертов из разных городов России. Круглый стол на платформе Zoom длился более трёх часов. Как рассказала директор «Молчановки» Лариса Сулейманова, идея создать в Иркутске музей книги возникла после того, как она побывала в музее и лофт-пространстве «Книжный шкаф» в Новосибирской государственной областной научной библиотеке.

Книжный лофт

Новосибирский музей и лофт «Книжный шкаф» – это попытка объединить и собственно музей, и пространство для общения, творчества. Как рассказал начальник отдела ценных и редких книг Новосибирской государственной областной научной библиотеки Станислав Ермоленко, задача стояла очень непростая. Нужно было рассказать о первой в Сибири научно-технической библиотеке, созданной на основе библиотек Колывано-Воскресенских горных заводов. Естественно, для профессионального библиотекаря эта история крайне интересна. А для обычных людей? Как ввести простого человека в историю об этом? Рассказать и, главное, показать, как в первой половине 18 века Акинфий Демидов создал свои заводы, как при них росли маленькие библиотеки. Как эти книги описывал и систематизировал потомственный горный инженер, изобретатель, «библиотекарь, ставший губернатором», Пётр Фролов. И как всё это потом стало Барнаульской казённой библиотекой. Что придумать, чтобы не заставлять читать длинный скучный текст у витрины, как показать масштаб – большое книжное собрание зародилось из библиотечек при заводах. «Это требовало какого-то интересного решения, – говорит Станислав Ермоленко. – Но какого?» В распоряжении были только стены и ниши. Во всю стену и была создана витрина-ниша, в которой появилась копия аутентичной карты Колывано-Воскресенского горного округа приблизительно того времени, когда создавалась библиотека. И на самой карте были размещены книги. Каждая книга легла на специальную подставку на карте в той географической локации, откуда она когда-то пришла. Рядом с витриной – планшет, где загружена всё та же карта, можно кликнуть на каждую книжку, открыть её, полистать старопечатное издание, увидеть шрифты, печати, владельческие надписи.

«Полёт нашей фантазии, с одной стороны, ограничивали, а с другой – направляли само помещение, данность, которая у нас была, – говорит Станислав Ермоленко. – Конструкция стен библиотеки, построенной в первой половине 20 века, нишевое устройство было выбрано нами как сквозной мотив, который организовал пространство музея». Как знакомятся с раритетами в этом музее? Например, с факсимиле Атласа Великого курфюрста Фридриха Вильгельма Бранденбургского? Сам атлас хранится в государственной библиотеке в Берлине, оригинал весит около 200 кг, а в библиотеке факсимиле – уменьшенная копия, 60 кг. Но её нельзя листать посетителям. И вот рядом с факсимиле атласа появляется интерактивная панель, на которой ты можешь «листать» атлас.

– На самом деле наш музей не заканчивается, потому что он создан в формате музея-лофта, – рассказывает Станислав Ермоленко. – Он работает как проходное пространство в лучшем смысле этого слова. После того как человек прошёл музей, он попадает ко входу в музейно-библиотечный лофт «Книжный шкаф». И этот вход обрамлён небольшими витринами. Одна из них – миниатюрная библиотека, маленький кабинет с библиотекой из натурального дерева, он был выполнен художником-декоратором Новосибирского театра кукол. В этой витрине хранится коллекция миниатюрных изданий библиотеки. «Мы решили представить эту коллекцию именно так: небольшие шкафы, стульчики, столик, – говорит Станислав Ермоленко. – Дети очень втягиваются и вместе с экскурсоводом начинают фантазировать, что это был за маленький владелец библиотеки, что он читал… А затем мы попадаем в библиотечный лофт «Книжный шкаф», где можно отдохнуть, поработать, включиться в мастер-классы. Например, вместе с детьми по старинному рецепту приготовить чернила из железного купороса, дубовой коры и других ингредиентов, сделать мраморированную бумагу, которая использовалась для изготовления форзацев старопечатных книг 18-19 веков… Я надеюсь, что тот опыт, который есть у нас, поможет в создании будущего музея книги «Молчановки».

«Музей человека, путешествующего с книгой»

– Такое решение просто напрашивается – в Иркутске должен быть музей книги, – говорит Лариса Сулейманова. – Мне очень понравилась идея музея книги как проходного пространства, которое само вовлекает людей в какое-то взаимодействие с ним. Естественно, сразу же возник вопрос: каким должен быть наш музей? Копировать музей книги РГБ, в котором линейно рассказана история книги от первых форм до современной электронной книги, не представлялось мне верным, поскольку фонд у нас небогатый. Да и зачем повторять? У нас нет такого ядра в коллекции редкого фонда, как коллекция Колывано-Воскресенских заводов Новосибирской областной библиотеки… Отправной точкой стало географическое положение Иркутска и Байкала как места пересечения дорог с востока на запад и с запада на восток».

В сентябре 2019 года Лариса Сулейманова вместе с кандидатом филологических наук, доцентом факультета искусств МГУ имени М.В. Ломоносова, заместителем заведующего отелом редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ Ириной Великодной отправились в Улан-Удэ, чтобы посмотреть на восточные коллекции книг, посетили Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. «Мы знали, что в музее книги «Восток-Запад» не может быть не представлена восточная книга – китайская, японская, монгольская, тибетская, – говорит Лариса Сулейманова. – И по дороге назад в моей голове возникло одно слово – «архетип». Это был некий типаж человека, который путешествовал в разные эпохи с запада на восток и обратно. Возникли типы православного священника, государственного чиновника, политического ссыльного, декабриста, буддийского монаха, купца. Мы остановились на людях, личностях, носителях определённой книжной культуры. Такой подход позволяет показывать различные исторические события через людей и их книги. И это позволит нам не привязываться исключительно к своему редкому фонду. Часть экспозиции будет постоянной, чтобы можно было продемонстрировать характерные для того или иного типа образцы книжной культуры. В зависимости от того, какой период истории мы хотим показать особенно ярко, можно будет использовать и издания, которые находятся в фондах других держателей в нашем регионе, в частных коллекциях, в фондах федеральных и других регионов.

Для чего нужен музей книги в 21 веке? Мы говорим, что наша задача – популярным, но не популистским языком рассказывать о том, какими сокровищами мы обладаем. Музеи книги должны работать именно на эту задачу. Во многих регионах очень серьёзная ситуация со специалистами-книжниками, профессионалами-книговедами. Стоит и прикладная задача – воспроизводство профессиональных кадров. Мне очень понравилось, как владивостокские музеи способны погрузить современного человека в историю с помощью художественных, технических приёмов построения экспозиции. Истории придаётся актуальный контекст. Если мы эмоционально человека не зацепим тем, о чём рассказываем, вряд ли мы можем рассчитывать, что это оставит заметный след в его душе».

Музей книги предполагается разместить в холле шестого этажа «Молчановки». Большие холлы библиотеки и сейчас используются как выставочные пространства. Это перекликается с концепцией музея книги в Новосибирске. «Идея путешествия, которое мы совершили вольно или невольно с Ларисой Сулеймановой, подтвердила нашу мысль сделать музей человека, путешествующего с книгой в сторону востока, – сказала Ирина Великодная. – На самом деле в мой первый визит в «Молчановку» меня потрясло то, что там этого музея нет. Мне казалось, что вот-вот мне что-то ещё покажут, какие-то пространства, и я пойду в музей. Этого не произошло. Но когда я стала понимать градус включённости Молчановской библиотеки в жизнь региона, города… Это бесконечные книжные фестивали, это огромный поток посетителей, это погружение в книжную культуру, местную и российскую. Стало ясно, что рано или поздно мы придём к этому музею. В нашем путешествии меня потрясли два факта, которые подтвердили идею с архетипами. В Улан-Удэ мне показали ксилографические доски, на которых до 1990-х годов в далёких бурятских сёлах делали ксилографы и распространяли на своей же письменности свои духовные книги. С другой стороны, мне показали огромное количество частных собраний, содержание и состав которых сильно отличаются от того, что я привыкла видеть до Урала. Это действительно такой микс западноевропейской книги с восточными изданиями. И самого разнообразного уровня – от рукописей до книг последних лет. Это заставило мозг работать в данном направлении. Я придумала для себя такой тезис: люди открывали книгу, а книга открывала в этом регионе людей. И от этого тезиса я отталкивалась, когда размышляла, что нас ждёт впереди. Для меня музей – это многослойная структура. Есть тот слой, что представлен в экспозиции, есть слой, который отражён в компьютерных историях. Есть третий, он совсем для специалистов, которым можно его приоткрыть. Чаще всего мы выстраиваем музеи на своих фондах, но мне кажется, что нужно отойти от этой идеи. В городе огромное количество книжных сокровищ. Есть университетская библиотека, которая мне близка и в которой хранятся совершенно уникальные вещи, есть потрясающий библиофильский союз, есть замечательный антикварный сегмент, есть краеведческий музей, в котором великолепные фонды». Молчановская библиотека, по задумке авторов, должна собрать все островки книжной культуры Иркутска, сделать единый экспозиционный центр, а для этого нужны хорошая команда, хорошая дизайнерская работа и достойное финансирование проекта.

«Это просто мечта какая-то»

По мнению Ларисы Сулеймановой, работа в онлайн-режиме во время эпидемии коронавируса принесла пользу, поскольку удалось собрать, пусть и не очно, крупных экспертов библиотечного и музейного дела, чтобы обсудить проблему современного музея книги. И мнения оказались разными, часто – критическими. Это понятно: если делать проект на коленке, со слабой научной базой, невеликими художественными силами – лучше вообще его не делать.

«В музейных библиотеках редкие книги находятся на музейном хранении, что не предполагает никакого касательства этих изданий посетителями музея, тогда как редкие книги в библиотеке предполагают, что они остаются доступными читателям. Это дилемма, если создаётся музей редкой книги, что мы там выставляем? – сказала искусствовед, независимый эксперт в области музейного и библиотечного проектирования, международного культурного сотрудничества, представитель Фонда Михаила Прохорова, долгое время работавшая заместителем директора Библиотеки иностранной литературы, Ольга Синицина. – Это будут электронные копии, факсимиле? Или подлинные экземпляры? Надо всерьёз подумать. Мне очень приятно было услышать, что в концепции «Молчановки» идёт заход через людей, которые несли с собой книги, и что вы не ограничиваетесь своим фондом. Но такой музей делать нужно на очень хорошем дизайнерском уровне, иначе труды не стоят того».

Ольга Синицина напомнила о библиотеке и музее Честера Битти и библиотеке Тринити-колледжа в Дублине, призвав взять какие-то идеи. «У вас выбрано очень точное направление, очень точный фокус», – подчеркнула она. «Идея «Молчановки» великолепная – идти от человека, тут можно включить фантазию и подумать, что читали врачи, что – городские обыватели. Однако я бы обратил внимание на проблемы комплектования фонда, а если вы готовы работать с партнёрами – на вопрос, как без системы страхования книжные памятники будут покидать стены учреждения, где они хранятся, чтобы оказаться в вашей экспозиции», – заметил ведущий научный сотрудник Государственной публичной научно-технической библиотеки СО РАН Андрей Бородихин.

«Возникают вопросы о сохранности экспонатов в витринах – световой среде, температуре и влажности, – сказала заместитель генерального директора по внешним связям и выставочной деятельности Российской государственной библиотеки Наталья Самойленко. – Это очень серьёзный вопрос, и с ним мы, как хранители, должны жить с самого начала». Наталья Самойленко предложила создать курс для тех, кто собирается делать книжные музейные экспозиции, чтобы показать, как это делается в РГБ. Она напомнила, что, если нужно использовать мультимедиа в экспозиции, это должно быть средство, максимально раскрывающее объект – книгу. Недостаточно просто поставить небольшой экранчик с возможностью «полистать» .

«Коллеги, не надо вообще делать проект, если нет нормального дизайнера, – заявила Самойленко. – Если мы хотим эмоционального вовлечения людей, визуальная культура должна быть на первом месте. Очень важно, чтобы концепцию прорабатывали и те, кто даёт идеи, и те, кто в конечном итоге даёт решения. Нужно думать, как вплавить дизайн-проект сразу же при создании музея. Иначе получится неизвестно что». Наталья Самойленко назвала концепцию иркутского музея очень интересной, поскольку сибирские типы людей дают возможность как отталкиваться от конкретного героя, так и использовать обобщённые образы. «Это ход очень хороший, неожиданный, интересный, который, вероятно, даст раскрыть коллекцию полностью. Современную публику можно заинтересовать подлинниками и грамотным использованием всех возможностей мультимедиа», – подчеркнула она.

Иркутянам готовы помочь коллеги из Музея книги Научной библиотеки Томского государственного университета. В музее сейчас можно увидеть и сами уникальные книжные памятники на витринах, и 3D-модели печатных станков, посмотреть анимацию, как работают станки, через QR-код получить на собственный телефон текст книжного памятника, рассказала заведующая сектором хранения фонда отдела рукописей и книжных памятников Наталья Гончарова. Сейчас два музея – истории города и научной библиотеки ТГУ – запускают квест на основе мобильного приложения «Загадки города Томска».

«Я абсолютно согласна с тем, что для того, чтобы идея не была девальвирована, необходимо достойное её воплощение», – резюмировала Лариса Сулейманова. Она отметила, что хотела бы использовать опыт коллег из Владивостока, чтобы поучиться погружать исторический материал в актуальный контекст. «Это просто мечта какая-то – чтобы в Иркутске наконец-то появился музей книги», – заявил председатель Союза библиофилов Иркутской области Григорий Хенох. Он предложил разработать для музея книги свои штампы, печати, экслибрис. Хенох считает, что можно было бы и включить в концепцию музея огромный пласт русской эмиграции на восток, и заняться тамиздатом.

«Мне очень понравилось, что в Музее книги в Новосибирске бывают дети, надо и сюда привлекать детей. Именно в таком музее дети смогут увидеть, что книга первична, Интернет вторичен. А то они сейчас все уверены, что в Интернете есть всё. Как пишет Умберто Эко, что там с вашими электронными носителям будет, неизвестно, а бумажная книга пережила несколько тысячелетий», – сказал он. «У каждой книги есть своя судьба, которая, как в зеркале, отражает эпоху. И в этом смысле визуальное восприятие может послужить толчком для интереса, более глубокого изучения, – считает заместитель министра культуры и архивов Иркутской области Олеся Полунина. – Я уверена, что министерство культуры будет поддерживать этот проект, он отвечает задачам и целям, которые ставятся перед современной библиотекой. Концепция стоит того, чтобы её развивать и реализовывать на качественном и высоком уровне».

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер