издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дисбаланс в перспективе

Почему данные по Байкалу из госдоклада о состоянии окружающей среды в России не внушают особого оптимизма

Антропогенная нагрузка на Байкальскую природную территорию остаётся сравнительно низкой. Такой вывод содержится в государственном докладе о состоянии и об охране окружающей среды в Российской Федерации в 2019 году, который опубликовало Министерство природных ресурсов РФ. Констатируя невысокое влияние «человеческого фактора», его составители отмечают: активное экономическое освоение побережья Байкала несёт в себе угрозу для экологического баланса, а в будущем проблема загрязнения озера будет обозначаться всё острее. Внимательное изучение цифр, содержащихся в докладе, вызывает опасения за «здоровье» крупнейшего в мире источника питьевой воды и участка Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

В государственном докладе о состоянии и об охране окружающей среды в России в 2019 году, который был опубликован под занавес 2020-го, впервые нашлось место разделу о Байкальской природной территории. Всего 30 страниц, посвящённых состоянию и загрязнению БПТ, воздействию отдельных отраслей экономики на неё и мероприятиям по уменьшению вредного влияния на озеро и его окрестности. Прочитав их, можно узнать хорошую новость: площадь загрязнённой акватории Байкала в 2019 году незначительно сократилась по сравнению с 2018 годом. Положительное впечатление несколько омрачает ремарка о том, что она испытывает сезонные и годовые флуктуации.

Лукавый норматив

Ситуация к тому же сильно зависит от конкретной территории. Как следует из доклада, гидрохимические исследования поверхностных вод проводились по продольному разрезу протяжённостью 633 км (иными словами, через весь Байкал) и в нескольких районах, испытывающих антропогенную нагрузку. В числе последних – территория в 250 квадратных километров вокруг выпуска коммунальных стоков Байкальска, 234 квадратных километра Селенгинского мелководья и 162 квадратных километра северной оконечности озера, прилегающих к Северобайкальску и Байкало-Амурской магистрали. Плюс район портов Южного Байкала.

Район выпуска коммунальных стоков Байкальска, к примеру, охватывает часть акватории протяжённостью 40 км при максимальном удалении от берега до 15 км. Внутри этого участка более подробные наблюдения проводятся на площади 35 квадратных километров и в контрольном створе, расположенном в 100 метрах восточнее места сброса сточных вод. В последнем, в частности, в 2019 году было проведено семь съёмок, во время которых воду отбирали через каждые 10 метров глубины. В течение года изучили 147 проб воды. Ни одна из семи съёмок не показала превышение предельно допустимых концентраций по водородному показателю (ph, он же кислотность воды), сумме минеральных соединений, сульфатам и хлоридам. Однако в двух случаях обнаружилось превышение ПДК взвешенных веществ, во всех семи – «перебор» летучих фенолов. При этом предельно допустимая концентрация взвешенных веществ была превышена в полтора раза против двух с половиной в 2018 году, а летучих фенолов – в три раза против четырёх.

«Нормативы, конечно, не превышены, – комментирует директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов. – Но в докладе взяты рыбохозяйственные нормативы, которые установлены для водоёмов, где водится рыба. Они действительны для Волги, для других рек страны, но вы сами понимаете, что такое качество воды в Волге и в Байкале. Да, этот норматив строгий, но его нельзя брать за основу для сравнения – вода в Байкале ещё чище. Поэтому надо сравнивать с фоновыми концентрациями, с глубинной частью или пелагиалью». Подобное сопоставление в государственном докладе не приводится. Но в нём же сказано, что помимо максимальных значений цветности и высокого содержания взвешенных веществ, летучих фенолов и сульфат-ионов в районе выпуска очищенных стоков Байкальска остальные показатели «находились на уровне среднемноголетних значений как в сравнении с предыдущими периодами наблюдений, так и в сравнении с фоновыми значениями».

Магия цифр и объёмов

То же написано и про большинство показателей качества воды в северной оконечности озера, которая испытывает наибольшую антропогенную нагрузку. Здесь в три реки в зоне БАМа, впадающие в Байкал, – Верхнюю Ангару, Кичеру и Тыю – в 2019 году сбросили почти 1,1 млн кубометров недостаточно очищенных сточных вод. Наибольший вклад внёс Северобайкальск – 1 млн «кубов» стоков в Тыю. В целом в той части озера, которая примыкает к Байкало-Амурской магистрали, по сравнению с 2018 годом зафиксировано повышение в 4,5–5 раз средних и максимальных концентраций нитратного азота. В два раза выросла и концентрация аммонийного азота. Иными словами, питательная среда для фитопланктона и фитобентоса, в том числе и для спирогиры – нитчатой водоросли, которая в начале прошедшего десятилетия начала буйно разрастаться в районе Северобайкальска и впоследствии проявилась вблизи других населённых пунктов с высокой антропогенной нагрузкой, не только никуда не делась, но и стала ещё более питательной.

«Проблема кроется в этой магии цифр, – замечает директор Лимнологического института СО РАН. – Если разделить этот условный миллион кубометров [недостаточно очищенных сточных вод], который даёт Северобайкальск, и концентрацию загрязнителей на весь объём Байкала (23 тыс. кубических километров, то есть 23 трлн кубометров. – Авт.), вы получите цифру со множеством нулей после запятой. Казалось бы, что с этого может случиться с такой огромной махиной? Но возникает вопрос: Тыя была рекой, где вода по минерализации была ниже байкальской, почему там спирогира так разрослась? Выше точки сброса стоков Северобайкальска её нет, а вот ниже она и другие водоросли «пышно цветут». Сейчас она распространяется практически по всему побережью Байкала, мы видим медленную экспансию, но вспышки начались локально». Учёные из Лимнологического института СО РАН, в частности заведующий лабораторией биологии водных беспозвоночных Олег Тимошкин, связывают последнюю с эвтрофикацией, то есть насыщением прибрежной полосы биогеннными элементами из-за большой антропогенной нагрузки и сброса органических загрязнителей. В Научно-исследовательском институте биологии при Иркутском государственном университете обращают внимание на глобальное потепление, которое создало относительно благоприятные условия для разрастания спирогиры, и без того присутствующей в Байкале, пусть и в незначительном объёме.

Как бы то ни было, проблема антропогенной нагрузки на экосистему Байкала, особенно в популярных у туристов местах, и сброса в озеро недостаточно очищенных сточных вод стоит остро. Никуда не делась и спирогира, о которой в последние годы стали меньше писать на фоне других информационных поводов вроде высокой водности в байкальском бассейне. Экспедиция научно-исследовательского судна «Академик В.А. Коптюг», проходившая с 15 по 30 сентября, подтвердила: массовое разрастание водоросли продолжается. Лимнологи, которые участвовали в этом плавании, обследовали 32 района Байкала и отобрали 270 проб на участках от уреза воды до глубины 6-7 метров. Массовые заросли спирогиры не удалось обнаружить только в северо-западной части побережья – от дельты Томпуды до посёлка Давша. Дальше на север они встречаются практически повсеместно.

Выбросы перегнивших нитчаток и спирогир поколения 2020 года, зарегистрированные в сентябре напротив Заречного – посёлка-спутника Северобайкальска, оказались, по мнению учёных, самыми массовыми за все годы исследований. При этом с 2016 года лимнологи регистрируют массовые выбросы водорослей значительно южнее, в прибрежной зоне Большого Ушканьего острова. То есть на территории, считающейся эталоном «истинного» Байкала. После годичного перерыва спирогира стала доминировать и в бухте Большие Коты, расположенной на восточном берегу озера. В то же время деградация растительных сообществ прибрежной зоны наблюдается практически вдоль всего побережья Байкала. Ярче всего она выражена там, где есть населённые пункты.

«Буквально в прошлое воскресенье, 24 января, я погружался в районе Листвянки, – рассказывает Федотов. – У мыса Рогатка, куда приходит паром из Порта Байкал, спирогира цветёт пышным цветом. Южнее, в середине Листвянки, она тоже растёт, но не так интенсивно. Возникает вопрос: почему спирогира процветает ближе к истоку Ангары? Потому что прибрежное течение собирает все нечистоты вдоль береговой зоны и концентрированно несёт их в эту точку». В отобранных лимнологами пробах прибрежных вод Листвянки, к слову, обнаружилось значительное превышение санитарно-микробиологических нормативов по термотолерантным колиформным бактериям и энтерококкам. èèè

Последнее обстоятельство среди прочего свидетельствует о фекальном загрязнении. Высокую численность термотолерантных колиформных бактерий выявили и в пробах, взятых вблизи Култука. Авторы государственного доклада о состоянии окружающей среды в России отмечают, что вода в районе посёлка является самой загрязнённой среди портов Южного Байкала. Напомним, что в этом районе планировалось осуществлять забор воды для бутилирования.

Кроме того, в 2019 году на Селенгинском мелководье было зафиксировано повышенное содержание общего, органического, нитратного и аммонийного азота, органического углерода, сульфат-ионов и кремния. «Это свидетельствует об ухудшении качества воды в данном районе», – сказано в государственном докладе. В целом по Байкалу содержание сульфатных ионов в воде в 2019 году осталось достаточно высоким по сравнению с 2014-2015 годами. Хотя по отношению к 2018 году оно снизилось.

Под знаком переноса

В государственном докладе также приведены данные по загрязнению атмосферы в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Они взяты по итогам наблюдений на пяти станциях на Хамар-Дабане, в Байкальске, у истока Ангары, в Большом Голоустном и Хужире. В каждой пробе специалисты определяли 12 показателей, характеризующих содержание растворённых минеральных веществ и органических соединений, а также труднорастворимых веществ. Рост практически по всем из них зафиксирован на станциях в Байкальске и на Хамар-Дабане. Единственное исключение – поступления минерального азота, которые регистрировали на второй из них. Больше всего выросла концентрация органических и труднорастворимых веществ. Значительную их часть принесли июльские дожди, вызвавшие паводок в Байкальске и Слюдянском районе.

На станции у истока Ангары также зафиксировали увеличение концентрации труднорастворимых веществ и суммы минеральных и органических загрязнителей. Остальные показатели остались на уровне среднемноголетних значений. То же касается Большого Голоустного, где увеличилось только поступление органических веществ. В Хужире среднемноголетние показатели превышены не были. «Никто не отменял глобальный и региональный перенос, – объясняет директор Лимнологического института СО РАН. – У нас в Листвянке стоит такая же автоматическая метеостанция, и мы прекрасно понимаем по составу атмосферы, когда подул ветер со стороны Шелехова или даже Черемхова. Если мы представим карту, то увидим две «трубы» – долины Ангары и Голоустной, по которым всё очень хорошо выдувает. Ухудшение качества воздуха, которое было зафиксировано в 2019 году, может быть связано с тем, что пробы были взяты в то время, когда дул устойчивый северо-западный ветер».

По данным из государственного доклада о состоянии и об охране окружающей среды в Иркутской области в 2019 году, выбросы промышленных предприятий в зоне атмосферного влияния Байкальской природной территории снизились. Их, в частности, сократили ОАО «Ангарская нефтехимическая компания», Иркутский алюминиевый завод и ТЭЦ южного куста ПАО «Иркутскэнерго», которые являются основными «поставщиками» эмиссии. Однако это обстоятельство не отменяет влияние фактора времени – того дня или даже часа, когда проводились замеры. Вдобавок на состояние атмосферы над Байкалом влияют и глобальные процессы, в том числе перенос лёгких фракций из Монголии и Китая. Они точно так же могли сыграть свою роль в том, какие показатели были зафиксированы в 2019 году.

Есть цель, но пока нет движения

«Мы не наблюдаем каких-либо существенных изменений в лучшую сторону, – заключает Федотов, говоря об экологической обстановке на Байкале. – Мы видим, что ситуация не улучшается». Составители государственного доклада о состоянии окружающей среды в России, в свою очередь, указывают на то, что в настоящее время влияние антропогенных факторов на экосистему озера относительно невелико, но в «будущем проблема загрязнения Байкальской природной территории будет обозначаться всё острее». По их мнению, угрозу экологическому балансу несёт активное экономическое развитие прибрежных территорий.

Из того, что должно отвести её от Байкала, пока сделано немногое. В том же государственном докладе за 2019 год упоминаются биологическая рекультивация терриконов и отвалов горных пород Холбольджинского угольного разреза и ликвидация подпочвенного скопления нефтепродуктов в районе Улан-Удэ и посёлка Стеклозавод, загрязняющих Селенгу, а также «принятие решения о снижении нормативов сбросов в озеро Байкал и строительстве 21 очистного сооружения». Новые нормативы Министерство природных ресурсов России установило в 2020 году. Проектирование и создание очистных сооружений пока только «требуют принятия оперативных мер», как заявил глава Республики Бурятия Алексей Цыденов в ходе видеоконференции с президентом России Владимиром Путиным 30 ноября. Федеральный проект «Охрана озера Байкал», в свою очередь, предполагает, что к 2024 году объём сбросов загрязнённых сточных вод сократится на 28,2% по сравнению с 2018 годом. Времени на достижение этой цели остаётся всё меньше.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное