издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Парад, смирно!»

История Восточно-Сибирского военного округа со штабом в Иркутске

  • Автор: Владимир Ходий

Известный, но редко упоминаемый даже в День защитника Отечества (а до этого – Советской Армии и Военно-Морского флота) факт: через два месяца после окончания Великой Отечественной войны – 9 июля 1945 года – с целью планомерного распределения Вооружённых Сил по территории страны и дальнейшего перевода их на состояние мирного времени вышел приказ наркома обороны СССР И.В. Сталина об организации новых военных округов и изменении границ существующих. В том числе подлежал созданию Восточно-Сибирский военный округ со штабом в Иркутске на основе, как теперь стало известно из засекреченных прежде архивных документов, переведённого с территории поверженной Германии (Восточная Пруссия) полевого управления 50-й армии. Тем же приказом было назначено командование новым территориальным общевойсковым объединением Красной Армии во главе с генерал-полковником Прокофием Романенко.

Вообще-то Восточно-Сибирский военный округ (ВСВО) существовал ещё в царской России – во второй половине XIX века. Тогда он включал в себя территории Иркутской и Енисейской губерний, Амурской, Забайкальской, Приморской и Якутской областей. Поэтому впоследствии его разделили на два округа – Иркутский и Приамурский. Затем – уже в советское время – округ под таким названием был образован в марте 1920 года и охватывал Томскую, Енисейскую, Иркутскую губернии и Якутскую область, но в январе 1923 года его упразднили.

Самый крупный по площади в СССР

На этот раз ВСВО занял территорию Иркутской области, Красноярского края, Якутской АССР, Тувинской автономной области. Размещаясь таким образом на площади в 4,3 миллиона квадратных километров, он стал самым крупным в Советском Союзе.

Осенью 1945-го и весной 1946 года к прибывшим ранее сюда из-под Кенигсберга соединениям 50-й армии добавились передислоцированные из Забайкалья и Монгольской Народной республики после разгрома милитаристской Японии два стрелковых корпуса. В Иркутской области обосновался 18-й гвардейский Станиславско-Будапештский Краснознамённый корпус в составе трёх дивизий – 109-й гвардейской Бериславско-Хинганской Краснознамённой ордена Суворова, 110-й гвардейской Александрийско-Хинганской Краснознамённой ордена Суворова, 124-й гвардейской Звенигородско-Бухарестской Краснознамённой ордена Суворова, а в Красноярском крае также в составе трёх дивизий – 49-й стрелковый Бухарестский Краснознамённый корпус.

В последующее мирное время соединения и части нового округа, как и всей Красной Армии, подверглись значительному сокращению и реорганизации. Так, ещё по мере прибытия войск из Забайкалья и МНР управление 81-го стрелкового корпуса бывшей 50-й армии и все его дивизии были расформированы. Вскоре, к примеру, 110-я гвардейская стрелковая дивизия в Иркутске была свёрнута в 16-ю отдельную гвардейскую стрелковую бригаду, а 124-я гвардейская стрелковая дивизии в Нижнеудинске – в 20-ю также отдельную гвардейскую стрелковую бригаду.

Под размещение штаба и политуправления округа было выделено одно из самых крупных в Иркутске общественных зданий – трёхэтажный бывший доходный дом купца Давида Михайловича Кузнеца, что на улице Дзержинского, 36. Кроме того, отделу контрразведки местные власти передали дом по улице 5-й Армии, 50, издательству и редакции окружной газеты «Советский боец» – здание бывшей канцелярии генерал-губернатора на Вузовской набережной, 36. Статус окружного Дома офицеров получил Дом Красной Армии по улице Карла Маркса, 47.

Сложнее решалась проблема предоставления жилья генеральскому и офицерскому составу командования округом, да и увеличившегося гарнизона областного центра. Вначале оно выделялось на основе долгосрочной аренды в домах, принадлежавших заводу имени Куйбышева и другим предприятиям и организациям, а вскоре были специально задействованы силы строителей. Жилые здания возводились на улицах Ленина, Декабрьских Событий и в других местах.

«От восточных ворот верхом на гнедом коне…»

Итак, перечислим руководство новым общевойсковым объединением на момент его образования.

Командующий – генерал-полковник Романенко Прокофий Логвинович. 48 лет, участник первой мировой войны (за что награждён четырьмя Георгиевскими крестами), гражданской в России, гражданской в Испании, советско-финской. Начало Великой Отечественной войны застало его командующим 17-й армией Забайкальского военного округа. С мая 1942 года – командующий 3-й танковой армией, затем – 5-й и 2-й танковыми, 48-й армиями на Западном, Брянском, Юго-Западном под Сталинградом, Центральном, Белорусском, 1-м Белорусском, 2-м Белорусском фронтах.

Член военного совета – генерал-майор Лобачёв Алексей Андреевич. 42 года, участник гражданской войны, политработник. Встретил Великую Отечественную войну в должности члена военного совета 16-й армии (командующие – генерал-лейтенант М.Ф. Лукин, а затем – генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский), завершил – членом военного совета 3-го Прибалтийского фронта.

Начальник штаба – генерал-лейтенант Пулко-Дмитриев Александр Дмитриевич. 52 года, участник гражданской войны, закончил Академию Генерального штаба. Великую Отечественную войну начал заместителем начальника тыла Красной Армии, в должности начальника штаба тыла Юго-Западного фронта участвовал в Сталинградской битве. С августа 1943 года – начальник штаба 61-й армии. С нею форсировал Днепр, участвовал в Померанской, Берлинской наступательных операциях.

Начальное, хотя и неполное публичное представление до этого совершенно не упоминаемого в прессе нового общевойскового объединения состоялось в дни празднования первой после окончания войны годовщины Октябрьской революции. «Восточно-Сибирская правда» 6 ноября 1945 года поместила текст следующего приказа войскам гарнизона города Иркутска: «7 ноября 1945 года, в день празднования 28-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, на площади имени Кирова назначен парад войск Иркутского гарнизона.

На парад вывести: а) сводную офицерскую роту штаба округа, б) Марьинское артиллерийское училище, в) Иркутское училище связи, г) Иркутскую школу авиамехаников и войсковые части Иркутского гарнизона согласно особого приказа.

Парад будет принимать командующий войсками Восточно-Сибирского военного округа.

Командовать парадом приказано мне…

Начальник гарнизона г. Иркутска, начальник Марьинского артиллерийского училища генерал-майор артиллерии Свиридов».

И вот как газета описала начало праздника 7 ноября.

«10 часов утра. Ровными шпалерами на площади выстроились войска. На центральную трибуну поднимаются руководители областных и городских партийных и советских организаций, командиры Красной Армии…

Командующий парадом генерал-майор Свиридов, поздоровавшись с войсками, направляется к трибуне, где отдаёт рапорт принимающему парад командующему войсками военного округа (фамилия не названа. – Авт.). Вместе с генерал-майором командующий обходит войска. Затем он поднимается на трибуну и обращается к войскам с приветственной речью. Также с приветственной речью выступает председатель исполкома областного Совета депутатов трудящихся тов. Иванов. Гремит могучее русское «Ура». Фанфары дают сигнал к торжественному маршу. Грянули трубы оркестра…»

А уже к следующему общенародному празднику – 1 Мая 1946 года – запрет на упоминание фамилии командующего был снят. Более того, в этот день «Восточка» вышла с текстом на первой странице приказа войскам округа, подписанного командующим Романенко и членом военного совета Лобачёвым. Он начинался словами: «Сегодня Красная Армия вместе со всем многомиллионным советским народом и трудящимися всего мира впервые после длительной и тяжёлой Второй мировой войны встречает в мирной обстановке свой радостный праздник 1-е Мая – День смотра боевых сил трудящихся всех стран…» Заканчивался выражением уверенности в том, что «воины нашего военного округа с честью выполнят задачи, поставленные великим Сталиным перед Красной Армией».

Интереснее на этот раз выглядел газетный репортаж о праздничном смотре войск.

«Подана команда: «Парад, смирно!» От восточных трибун площади верхом на гнедом коне скачет принимающий парад командующий Восточно-Сибирским военным округом генерал-полковник Романенко. Командующий парадом Герой Советского Союза генерал-майор Криволапов встречает его перед трибуной. Рапорт отдан. Генералы направляются к войскам, здороваются с ними и поздравляют их с праздником. Над площадью гремит мощное красноармейское «Ура». Фанфары сыграли сигналы «Слушайте все!». Генерал-полковник Романенко поднимается на трибуну и обращается к войскам с речью. Начинается торжественный марш. Идут советские воины… У многих на груди боевые ордена и медали. Это они прошли с боями от Сталинграда до Берлина, преодолели Хинган, вышли к берегам Тихого океана…»

Командующий плюс депутат Верховного Совета

Если быть точным, упоминание в прессе Прокофия Романенко началось ещё раньше – с первых дней января 1946 года, когда в фазу выдвижения кандидатов вступила кампания по первым после войны выборам в Верховный Совет СССР. Выборы состоялись 10 февраля, и командующий войсками Восточно-Сибирского военного округа был избран в Совет Союза Верховного Совета по Черемховскому избирательному округу – одному из четырёх в Иркутской области. Кстати, тогда же депутатом Верховного Совета СССР, только Совета Национальностей, от Хакасской автономной области Красноярского края стал член военного совета округа Алексей Лобачёв.

Деятельность Прокофия Логвиновича Романенко как представителя высшего органа власти в стране, в отличие от его служебной ипостаси, была открытой и довольно подробно освещалась в «Восточно-Сибирской правде». Например, когда на сессии областного Совета обсуждался вопрос о работе с жалобами и заявлениями трудящихся, он, попросив слово, назвал цифру полученных им лично за неполный год жалоб только от жителей города Черемхова – две тысячи. И его вывод, приведённый в газетном отчёте с сессии: «Такое количество обращений людей создаёт впечатление, что руководители различных предприятий и организаций потеряли чувство ответственности за свою работу. Я думаю, надо принимать необходимые меры в отношении подобного реагирования на жалобы граждан, чтобы все руководители советских, партийных и хозяйственных организаций почувствовали, что их права находятся под защитой советского закона – Сталинской Конституции. Нельзя дальше терпеть барски пренебрежительного отношения к заявлениям и жалобам трудящихся».

В другой раз, будучи делегатом Кировской районной партийной конференции города Иркутска, Романенко, поднявшись на трибуну, привёл ряд фактов бездушного отношения работников райисполкома, особенно жилищного управления, к нуждам демобилизованных воинов и семей военнослужащих. Он рассказал о формально-бюрократическом отношении к порученному делу со стороны отдельных работников суда и прокуратуры. «Такое отношение, – отметил он, – могут допустить только люди, не понимающие политику партии, люди, которые не растут политически».

А в горячие дни уборки первого послевоенного урожая на селе в «Восточке» вышла статья за подписью депутата Верховного Совета СССР Прокофия Романенко. В ней говорилось о том, как идут в районах его избирательного округа косовица и молотьба зерновых культур, сдача хлеба государству. Автор не поскупился на высокие оценки работы передовиков жатвы и в то же время подверг критике нерадивых и отстающих. «Причём, – считал он, – все недостатки в уборке урожая было бы легче изжить, если бы по-настоящему была развёрнута массово-политическая и агитационно-пропагандистская работа среди колхозников. Но, к сожалению, в большинстве хозяйств не только отсутствует такая работа, но даже нет простой информации. Колхозники не знают, какие задачи стоят перед их сельхозартелью, что уже сделано и что предстоит сделать завтра».

Какой же округ без четырёхзвёздного генерала, а также дважды Героя Советского Союза?

Однако пребывание Прокофия Логвиновича в должности командующего войсками ВСВО оказалось непродолжительным – молодого, перспективного военноначальника в феврале 1947 года командировали на Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова. В качестве же нового командующего в Иркутск прибыл генерал армии Георгий Захаров.

Одного года рождения с Романенко, Георгий Фёдорович – участник первой мировой и гражданской войн. С первых дней Великой Отечественной – начальник штаба 22-й армии на Западном фронте, заместитель командующего Западным фронтом, участник контрнаступления под Москвой. Затем – начальник штаба Северо-Кавказского, Юго-Восточного, Сталинградского фронтов, заместитель командующего Сталинградским и Южным фронтами. С февраля 1943 года – командующий 51-й и 2-й гвардейскими армиями Южного фронта, участник Донецкой, Мелитопольской и Крымской наступательных операций. В июне 1944 года назначен командующим войсками 2-го Белорусского фронта, а с апреля 1945-го – заместителем командующего 4-м Украинским фронтом. После окончания войны командовал войсками Южно-Уральского военного округа.

Уже 1 мая четырёхзвёздный генерал (четыре звезды на погонах) предстал перед собравшимися на площади Кирова. И в последующие почти три года Георгий Захаров, принимая праздничные парады, постоянно находился на виду у сибиряков, пока не получил новое назначение – начальника Высших офицерских ордена Ленина Краснознамённых курсов «Выстрел» под Москвой. Кстати, после него этими курсами командовал наш земляк – генерал-полковник Афанасий Белобородов, а затем – маршал Советского Союза Кирилл Мерецков.

Следующим – с апреля 1950 года – командующим войсками ВСВО стал генерал-полковник, Герой Советского Союза Дмитрий Гусев.

На тот момент Дмитрию Николаевичу было 55 лет. Участник первой мировой, гражданской, советско-финской войн, он в первые дни Великой Отечественной исполнял обязанности начальника штаба Прибалтийского особого военного округа, затем возглавлял штаб 48-й армии, а с сентября 1941 года – штаб Ленинградского фронта. Участник обороны Ленинграда, прорыва блокады и разгрома немецких войск под северной столицей. С апреля 1944 года до конца войны – командующий 21-й армией. Под его руководством войска армии прорвали оборону противника на Карельском полуострове, успешно действовали в наступательных Висло-Одерской, Верхнесилезской, Берлинской и Пражской операциях. èèè

За умелое командование армией и проявленные при этом мужество и героизм ему было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны командовал 4-й гвардейской армией, с апреля 1946-го по 1949 год – войсками Ленинградского округа.

Но надо сразу отметить, что Гусев ненадолго задержался в Иркутске: уже меньше чем через год он возглавил войска Забайкальского округа и поэтому в нашем городе лишь однажды – в 33-ю годовщину Октябрьской революции – принимал парад. Причём интересно, что командовал парадом тоже Герой Советского Союза – генерал-лейтенант танковых войск, командующий бронетанковыми и механизированными войсками округа Василий Мишулин. Этого высокого звания Василий Иванович удостоился ещё в июле 1941 года: командуя танковой дивизией в оборонительном сражении под Смоленском, был ранен осколком мины в голову, однако не покинул поле боя…

Вообще, в Восточно-Сибирском округе служило немало Героев Советского Союза, в том числе на командных должностях. Упоминавшийся выше генерал-майор Григорий Криволапов получил это звание в 1944 году за успешное руководство подчинённой ему 25-й гвардейской стрелковой дивизией при форсировании Днепра и проявленные при этом личные героизм и мужество.

Летом 1950 года после окончания Высших академических курсов при Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова должность командующего артиллерией округа занял Герой Советского Союз, генерал-лейтенант этого рода войск Израиль Бескин. Высшей степени отличия в стране он заслужил, как говорилось в Указе Президиума Верховного Совета от 31 мая 1945 года, «за блестящее артиллерийское обеспечение прорыва обороны врага на Одере и также проявленные при этом мужество и геройство». Израиль Соломонович после ухода в отставку остался жить в Иркутске и похоронен на Радищевском кладбище.

А в самом начале 1951 года на службу в город на Ангаре прибыл дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Александр Родимцев. Первый раз высокое звание ему было присвоено в 1937 году «за образцовое выполнение правительственного задания» – участие в гражданской войне в Испании, второй раз – в 1945 году «за умелое руководство войсками при форсировании реки Одер, личный героизм и мужество». В историческом здании на перекрёстке улиц Дзержинского и Чехова Александр Ильич занял кабинет помощника командующего округом.

«Болдинская осень» ВСВО, или Танки идут по Иркутску

Почти совсем не пустовал после отъезда предыдущего хозяина и главный кабинет в Доме Кузнеца – в марте того же 1951 года получил назначение командовать войсками округа генерал-полковник Иван Болдин.

Ивану Васильевичу тогда было 59 лет. Участник первой мировой (за что удостоился двух Георгиевских крестов) и гражданской войн, он встретил начало Великой Отечественной в должности заместителя командующего Западным особым округом. В июне и октябре 1941 года, возглавляя группы войск перед наступающим врагом, попадал в «котлы» и оба раза выходил из них. После первого раза Болдина принял Сталин, и действия Ивана Васильевича в окружении были поставлены в пример Красной Армии в приказе № 270 Ставки Верховного Главнокомандования «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия». После ранения и госпиталя в ноябре 1941 года был назначен командующим 50-й армией и с ней воевал против врага до февраля 1945 года. Войну закончил заместителем командующего 3-м Украинским фронтом, а в мирное время командовал 27-й армией в Прикарпатском военном округе, 8-й гвардейской армией в Группе советских войск в Германии.

Однако в тот первый год нового десятилетия информация в открытой печати о жизни ВСВО опять почти не появлялась. Видимо, из-за того, что «холодная война» вступила в горячую фазу, свидетельством чего явился масштабный конфликт на Корейском полуострове с участием вооружённых сил не только КНДР и Республики Корея, но и Китая, СССР с одной стороны, а с другой – США и их союзников, цензура повысила градус запретов. Так, «Восточно-Сибирская правда» традиционный первомайский парад в областном центре описала тогда всего тремя обезличенными фразами: «Ровными четырёхугольниками выстроились на площади войска Иркутского гарнизона. После поздравительной речи (кого? – Авт.) они стройными рядами проходят по площади. С трибун горячо приветствуют воинов, мощными «Ура» отвечают они на эти приветствия». А о торжественном прохождении войск в день очередной годовщины Великого Октября газета вовсе промолчала. Хотя, возможно, сам парад был отменён.

Тем не менее уже в 1952 году запреты начали смягчаться. Из репортажа в «Восточке» о параде 1-го Мая: «Генерал-полковник (должность не указана. – Авт.) Болдин принимает рапорт от командующего парадом генерал-лейтенанта Родимцева. Затем он обходит войска, поздравляя их с праздником, поднимается на трибуну и по поручению обкома партии и облисполкома, Иркутского горкома партии и горисполкома обращается с речью к войскам, ко всем трудящимся».

В сентябре – в преддверии XIX съезда ВКП (б) – состоялась областная партийная конференция, на которой Иван Васильевич выступил с речью и был избран членом бюро обкома и делегатом съезда. Мандат делегата съезда получил также дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Родимцев.

Это была поистине «Болдинская осень» ВСВО. С размахом на этот раз «Восточно-Сибирская правда» осветила парад 7 ноября. Во-первых, процитировала несколько абзацев из речи командующего округом. Во-вторых, посмотрите, как масштабно показан сам праздничный смотр войск: идущие строем танки, пехота, артиллерия. Правда, немного подкачал сухой и маловыразительный текст репортажа, например в этом самом интересном месте: «На площади появляются мотомеханизированные части, артиллерия». Зато восхитилась показом боевой техники газета «Советская молодёжь»: «Лязгая гусеницами, движутся мощные танки – грозное оружие нашего свободолюбивого народа, умеющего защищать свою Родину от иноземных захватчиков».

И пусть календарная осень быстро прошла, «Болдинская» продолжилась. На очередных выборах Иркутского областного Совета в феврале 1953 года Иван Болдин был избран депутатом, а Александр Родимцев – даже членом исполнительного комитета Совета. В марте умер Сталин, и «Восточно-Сибирская правда» опубликовала большую статью командующего округом под названием «И.В. Сталин и Вооружённые Силы Советского Союза».

Минул ещё месяц-другой, и из Москвы поступил приказ о предстоящем расформировании ВСВО и передаче территория Красноярского края и Тувинской автономной области Западно-Сибирскому военному округу, а Якутской АССР и Иркутской области – Забайкальскому. Впрочем, это не было неожиданностью, поскольку многие из созданных в 1945 году округов ещё раньше прекратили существование.

В своём, по сути, прощальном выступлении на параде 1 Мая 1953 года генерал-полковник Болдин призвал воинов, трудящихся города и области «беречь и укреплять наше государство, дружбу народов, не ослаблять политической бдительности, быть всегда готовыми к сокрушительному отпору любому врагу».

После Иркутска Иван Васильевич был назначен первым заместителем командующего Киевским военным округом. Продолжили с честью служить Родине и другие генералы, офицеры, сержанты и солдаты соединений и частей существовавшего сразу после Великой Отечественной войны и достойно ушедшего в историю Восточно-Сибирского военного округа.

Р.S. Учитывая, что существование Восточно-Сибирского военного округа – это неотъемлемая страница прошлого Иркутска, автор данной публикации предлагает установить на доме по улице Дзержинского, 36, памятную доску со словами:

В этом здании в 1945–1953 годах размещался штаб Восточно-Сибирского военного округа. Его командующие генерал-полковник П.Л. Романенко, генерал армии Г.Ф. Захаров, генерал-полковник, Герой Советского Союза Д.Н. Гусев, генерал-полковник И.В. Болдин.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector