издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Слепая» зона

Областные медучреждения не хотят отчитываться об уровне зарплат

Почти половина медучреждений Иркутской области не раскрывают сведения о зарплатах главврачей и медперсонала, объёмах финансирования и штатной численности за последние два года. Все эти данные больницы и поликлиники должны размещать на специальных сайтах. И если вам кажется, что отчёты – это не очень важно, значит, вы просто мало об этом думали. Без открытых данных невозможно понять, что происходит за закрытыми дверями больниц.

Школы, больницы, поликлиники, клубы, спортивные школы – словом, все учреждения образования, здравоохранения и культуры страны обязаны размещать информацию о своей работе в открытом доступе, в том числе на федеральном портале http://bus.gov.ru. Портал создан во исполнение Федерального закона № 83-ФЗ от 08.05.2010. Зайдя на него, любой человек может увидеть, сколько врачей работает в конкретной больнице, какая у них средняя зарплата, сколько денег из бюджета получила эта больница, сколько заработала на услугах и какие госзакупки осуществила. На этом же сайте составлен рейтинг учреждений – оценка качества их услуг по стобалльной системе.

Половина больниц региона – это «белое пятно»

Судя по инфографике, размещённой на портале, аутсайдером по количеству подаваемых сведений традиционно остаётся Дагестан. Но, например, в Иркутской области учреждения здравоохранения тоже не спешат подавать информацию за 2019-2020 годы. Из 113 учреждений, подведомственных минздраву, 58 предоставили неполные данные. То есть почти половина больниц и поликлиник области – это сплошные «белые пятна». Чаще всего не подают сведения по самым «интересным» статьям – зарплатам главврачей и медперсонала, а также по объёмам финансирования учреждений и штатной численности.

Нет данных по зарплатам за последние три года в Жигаловской районной больнице, в иркутской поликлинике № 15, за два года – в иркутской поликлинике № 6 и детской поликлинике № 5, в Тулунском психоневрологическом диспансере, Шелеховской районной больнице, Тайшетском кожно-венерологическом диспансере.

Аларская районная больница не сообщила, сколько человек было в штате в 2020 году, размер средней зарплаты врачей и руководства. При этом известно, что в 2019 году главврач Аларской больницы получал в среднем 108,4 тысячи рублей в месяц, врачи – 74 тысячи, медсёстры и фельдшеры – 33 тысячи в месяц.

Нет данных по зарплатам и штатной численности персонала в Братской городской больнице № 1 за 2020 год. В 2019 году главврач там получал в месяц 172,7 тысячи рублей, врачи – в среднем по 92,5 тысячи, медсёстры – 40 тысяч.

Главврач Иркутского областного кожно-венерологического диспансера в 2019 году получал в месяц 162 тысячи, а средняя зарплата врача в этом учреждении была 54 тысячи. Сколько сейчас – неизвестно: нет данных за прошлый год и тем более за нынешний.

Судя по открытым данным, в топ-3 самых высоких зарплат главврачей прошлого года вошли руководители областного онкологического диспансера – 213,1 тысячи – и областного Центра по профилактике и борьбе со СПИД – 189 тысяч рублей. Врачи в Центре СПИД при этом получали в среднем по 66,6 тысячи рублей, в онкодиспансере – 99,4 тысячи. Первое место в рейтинге самых высоких зарплат занимает главврач областного диагностического центра – 221,2 тысячи рублей. Средняя зарплата врачей в центре в 2020 году составляла 93,5 тысячи. Причём у врачей она упала на 8 тысяч по сравнению с предыдущим годом. А вот у главврача – выросла на 6 тысяч.

Самая маленькая зарплата в прошлом году была у главврача иркутской детской поликлиники № 3 – всего 64,4 тысячи рублей при средней зарплате врача в том же учреждении в 54 тысячи.

В Усть-Илимской городской больнице зарплаты врачей выросли со 105 тысяч в 2019-м до 134 тысяч в прошлом году, в Иркутском перинатальном центре – с 85 до 114 тысяч. Самый впечатляющий рост доходов врачей – в Иркутском госпитале ветеранов войн: с 63 до 137 тысяч рублей. Больше только в областной инфекционной больнице. Это связано с тем, что госпиталь был перепрофилирован под ковидный центр, где медики получают надбавки к зарплате за работу с вирусом. В больницах, которые работали с ковидом, средняя зарплата врачей выросла на 3–6 тысяч. Но опять же судить об этом можно только по тем данным, которые всё-таки предоставлены.

Работает за двоих, получает – за одного

Почему так важно, чтобы данные о зарплатах и численности врачей и учителей были в открытом доступе, понятно. Открытость – лучшее средство против коррупции и злоупотреблений. В регионе даже есть примеры, когда благодаря открытым данным было проведено научное исследование, и это стало темой для серьёзной общественной дискуссии.

В 2018-2019 годах правительство региона отчиталось, что майский указ президента выполнен и зарплата врачей в два раза превышает среднюю по экономике. Врачи в Прибайкалье на тот момент должны были получать 73 826 рублей при средней зарплате по экономике 36 913 рублей. Но сами медики говорили, что большинство таких денег не получают, а чиновники просто «рисуют» нужные показатели.

Но всё это были отдельные жалобы, которые можно было списать на «перекосы на местах». Система начисления зарплат в здравоохранении и образовании настолько запутана, что работник лишь примерно понимает, откуда что берётся в его расчётке. В 2019 году генеральный директор НПЦ «Госучёт» Роман Ерженин с цифрами в руках доказал, что почти половина врачей, работающих в Иркутской области, на самом деле не получали в 2018 году зарплату, соответствующую указу президента РФ. Он провёл научное исследование, взяв открытые данные из отчётов, которые медучреждения обязаны размещать в Интернете, в том числе подавать на портал http://bus.gov.ru.

Ерженин проанализировал открытые данные 118 лечебных учреждений региона. Получилось, что в 23 из 26 районов Иркутской области в последние четыре года отмечается текучка кадров. Она особенно заметна в Катангской и Братской районных больницах. В 21 из 26 районных больниц произошло снижение штатной численности. В Маме – на 27%, в Слюдянке – на 29%. Ангарск и вовсе за 10 лет потерял 41% терапевтов и 28% педиатров. При этом большинство врачей работают на 1,5–2 ставки, чтобы получить зарплату, гарантированную майским указом. Ведь в нём не написано, что врач должен получать 200% от средней по экономике именно за одну ставку.

«Исследование ставит два вопроса, на которые пока нет ответа: денег на фонд оплаты труда достаточно или нет? Если их недостаточно, то возникает вопрос: почему и сколько надо? Второй вопрос – обеспеченность кадрами. Если мы, зная о проблеме нехватки кадров, завтра вдруг примем на работу тысячу врачей, две тысячи медсестёр, денег на них хватит? Или просто у всех остальных уменьшится зарплата?» – цитировали СМИ Ерженина. Эти же вопросы поднимали на сессии депутаты Законодательного Собрания. Уполномоченный по правам человека говорил, в частности, о системном недофинансировании медицины. По его оценке, дефицит составлял около 1 млрд рублей.

Тогда, в 2019 году, результаты исследования передали депутатам Законодательного Собрания и в прокуратуру. В ответ министр здравоохранения Олег Ярошенко заявил, что расчёты Ерженина проведены некорректно, дефицит медицинских кадров совсем не критичный, а получают они столько, сколько президент пообещал. Однако оппонентом министру выступила сама жизнь. Через пару месяцев после этой истории он покинул свой пост, а регион вместе со всей страной накрыла пандемия коронавируса. Этой же волной накрыло и следующего министра здравоохранения – Наталию Ледяеву. Она была арестована по подозрению в махинациях с коронавирусными закупками.

И тут оказалось, что на вирус магические фокусы со статистикой не действуют. Отечественное здравоохранение очень тяжело переживало и первую, и вторую волны ковида. В прошлом ноябре скорую помощь ждать приходилось сутками. Чтобы попасть в больницу, нужно было совершить подвиг, врачей не хватало катастрофически.

Больницы нарушают закон, а врачей всё равно не хватает

Например, главный удар эпидемии COVID-19 по определению должна принять на себя Иркутская областная инфекционная больница. Насколько она оказалась к этому готова? В номере от 14 апреля 2020 года «ВСП» анализировала всё те же открытые данные из отчётов больницы. Получилось, что в 2015 году штатная численность персонала «инфекционки» составляла 1158 единиц, а фактическая – 564 человека. К моменту начала пандемии штат сократился на 217 единиц, фактическая численность – на 65 человек. Укомплектованность кадрами снизилась с 49% до 43%.

Судя по отчёту больницы, в 2020 году штат временно увеличили с 935 до 1227 человек в связи с ковидом. Фактическая численность выросла с 534 до 592 человек. Взяли 11 новых врачей. То есть фактически больница вернулась к кадровой обеспеченности 2015 года. А тогда она составляла половину от нормы. Значит, и сейчас врачей не хватает, несмотря на «военные» условия.

Что касается зарплат, они в инфекционной больнице росли. Но так и не выросли до нужной отметки к началу пандемии. В 2019-м средняя зарплата врача составила 77 тысяч рублей, медсестры – 41 тысячу, а главврача – 142 тысячи рублей в месяц. Между тем, по данным Иркутскстата, средняя зарплата по региону была уже 45 874 рубля. Значит, именно такую зарплату должен был получить средний медперсонал больницы, а врачи и вовсе 91 749 рублей. Таким образом, майские указы президента в 2019-м году больница не выполнила. При этом, судя по штатной и фактической обеспеченности, каждый врач работал не на одну, а на 1,5–2 ставки и свои 77 тысяч получал, работая за двоих. Стоит ли удивляться, что система оказалась не готова к испытанию вирусом? Зато в 2020 году средняя зарплата врача в инфекционке выросла до 155 тысяч рублей в месяц.

Что происходит в остальных больницах сегодня, как пандемия повлияла на их финансирование, уровень зарплат и обеспеченность кадрами, можно будет понять, если они представят данные о своей работе. Собственно, не представляя их сейчас, учреждения уже нарушают федеральный закон. А вместе с ними его нарушает и весь региональный минздрав. Ведь именно в его зону ответственности входит контроль за отчётностью подведомственных учреждений. И если чиновники не исполняют свои обязанности, к делу подключается прокуратура. Наверное, лучше этого не дожидаться. Открытость – отличный инструмент, который позволяет решить многие проблемы. Главное, не делать вид, что их не существует.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер